Administrator

Administrator

Среда, 29 Января 2020 08:40

Квест. Душа барабанщика 5

Я спросил у мудрейшего: «Что ты извлек 
Из своих манускриптов?» — Мудрейший изрек: 
«Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной 
По ночам от премудрости книжной далек!» 

 

Среда, 08 Января 2020 05:48

Квест. Душа барабанщика 4

Будь мягче к людям! Хочешь быть мудрей? —
Не делай больно мудростью своей.
С обидчицей — Судьбой воюй, будь дерзок,
Но сам клянись не обижать людей!

 

Среда, 08 Января 2020 05:41

Квест. Душа барабанщика 4

  Квест Душа барабанщика 4

Введение

Будь мягче к людям! Хочешь быть мудрей? —
Не делай больно мудростью своей.
С обидчицей — Судьбой воюй, будь дерзок,
Но сам клянись не обижать людей!

 

Все события, организации и персонажи являются авторским вымыслом. Любые совпадения имён, фамилий и должностей персонажей с реальными именами живых или умерших людей, а также происходившими с кем-либо в жизни событиями — абсолютно случайны и совершенно непреднамеренны.

 

Квест. Душа барабанщика 4

Поезд прибыл в город пять минут назад, почти все пассажиры покинули свои места, и уже стали подавать билеты проводникам новые лица, когда в тамбуре одного из вагонов показался коренастый паренёк среднего роста.

- Не задерживайте, мужчина, - обратилась к нему проводница.

Парень шагнул на перрон, электровоз отметил это событие двумя приветственными гудками. Глубоко вдохнув, улыбнувшись, пассажир сказал:

- Вот и я.

***

С тех пор как Тихон и Варфоломей оставили Землю, прошло несколько недель. Душа Гедеона тосковала. Он не мог найти себе место в этом мире.

- Что же ты, злодейка, рвёшь меня на части, - обращался он к судьбе, стоя у подножья храма над источником, - только начинаешь обретать смысл жизни, ты тут же этот смысл обращаешь в прах. Сколько нужно падать для того, чтобы подняться в свой последний раз? Что стоит за этим последним поднятием?

- Я надеялся тебя здесь встретить, - прозвучал осторожный мягкий голос Тао где-то со спины.

Обернувшись, Гедеон признал «соплеменника».

- Ты научился сюда проникать самостоятельно? Поздравляю. Давно за мной охотишься? – улыбнувшись, спросил он.

Тао неуверенно пожал плечами.

- Я бы не называл это охотой... скорее надеждой. Поговорим?

- Давай.

Оккультисты присели на сваленное дерево.

- Варфоломея с нами больше нет, - опустив голову, произнёс Тао.

- А... вот оно что, - протянул Гедеон, - то-то я чувствую какую-то пустоту внутри. Словно кто-то очень близкий покинул это место.

- Да... Он оставил последние распоряжения и канул в бездну.

- Он сделал это добровольно или кто помог?

- Кто знает...

- Ну да... поди разбери, что, откуда, и куда.

- То-то и оно, - качнул головой Тао, понимая всю суть этих не многозначительных на первый взгляд слов.

- Что будете делать?

- Мы продолжаем вести дела Учителя, правда немного их скорректировали под сложившуюся ситуацию и общий настрой новых правителей ордена. Мы собираем команду, Гедеон...

- Поэтому вам нужен я...

- Да.

Гедеон не отреагировал на предложение, посмотрел на разбитого в эмоциональном плане Тао и похлопал его по плечу.

- Возвращайся, Гедеон! Ведь это твой дом и тебе там рады. Ты нужен нам, ты нужен дому... Ты нужен им...

В образах Гедеон увидел много детей находящихся в остроге.

- Мне не очень симпатичен метод отбора избранных, который проповедовал Варфоломей.

- Понимаю тебя, - быстро отреагировал Тао, - первое, что мы сделали – избавились от порошка.

- Вы что, его уничтожили? Это же такие знания...

- Нет, мы его сокрыли, и дали слово не прибегать к нему без достаточно серьёзного повода, который будет определяться всеми членами сообщества в случае опасности или какого-либо непредвиденного исхода. Детей теперь никто не убивает. Мы просто особым образом их отбираем, несколько проверок, несколько людей проводят свой отбор и лишь после этого оставшиеся поступают в орден. Пока за всё время нововведений осечки не было. Но если даже и будет, мы всё равно оставим человека в нашем кругу. Найдётся место каждому.

- Этот подход мне более по душе.

- И всем нам тоже.

- Кого ещё хотите взять в команду?

- Мы ищем... сканируем пространство, чувствуем несколько человек есть ещё, которые нам очень нужны... но ты первый в этом списке.

Гедеон покачал головой.

- Хорошее здесь место, не правда ли? – сменил он как будто бы тему.

- Лучшее, - поддержал Тао.

- Варфоломей знал толк в инициации... Стало быть, более достойного места для этого на Земле нет.

Тао кивнул, опустив веки.

- Хорошо, я загляну в орден. Ничего не обещаю, но поосмотрюсь, посмотрю, есть ли в нём ещё что-то, что меня держит здесь, и после дам свой ответ.

- Как тебе будет удобно. Спасибо что выслушал.

Тао протянул руку Гедеону. После крепкого рукопожатия оба по очереди исчезли.

***

Виктория сидела у себя дома и смотрела на новенький паспорт. Другой имидж, другая причёска, другие имя и фамилия. Да и человеком она стала совершенно другим, но почему-то эти изменения не прибавляли ей радости в жизни. Всё вроде бы шло правильно, планомерно, успехи, знания, сила, продвижение по служебной лестнице... Она столько теперь знала о счастье, но назвать себя счастливым человеком не могла, как ни крути. Её внимание привлекла карта переданная Тихоном для Гедеона. Она уже ни один раз её разворачивала, изучала и саму карту и те строчки, что быстро набросал Тихон на обратной стороне перед своим уходом.

- Непростой мужик, - сделала она вывод вспоминая встречу и от того, что увидела в свёртке.

Девушка прошлась по квартире, прокрутила в голове все события из жизни, в которых участвовал Гедеон и тихонько прошептала:

- Как же мне найти тебя... Надо передать свёрток, да я бы и сама не прочь увидеться...

***

Гедеон постучал в ворота острога, открыл их Ваге. Блеск чёрных глаз запечатлелся в сознании визитёра.

- Мятежник пожаловал, - улыбаясь, проговорил он.

- Ну, здравствуй, Ваге, - протянул руку гость.

- Хочу, чтобы ты знал, - отвечая взаимным рукопожатием, сказал Ваге, - то, что было при Учителе, всё это в прошлом. Между нами нет вражды.

- Она была бы бессмысленной. Ну, показывай, где тут сейчас что.

Былого мятежника встретили в ордене со всеми почестями. Подготовили достойный стол, собрали лидеров, в штат которых, помимо Тао и Ваге, вошёл Ефим, низкорослый паренёк, один из любимчиков Ваге, знающий толк в подсознании, Тамила, девушка, показавшая очень хорошие результаты в работе с энергиями, и Ричард. Последний парень отличался способностью преобразовывать материю. Ричарда попросту выкрали в своё время прямо с закрытого показа «Детей Света» в Китае. Так он оказался в ордене «Чёрной руки».

Стук в ворота отвлёк собравшихся от застолья.

Охранники запустили в ворота парня и девушку. И если в Виктории, все узнали бывшую любовницу Варфоломея – Татьяну, то Андрея из здешних никто не знал. Парень улыбался, держа в руке заветный пузырёк с жидкостью.

- Незваные гости сильно рискуют, постучав в эти ворота, - с балкона встретил своим возгласом Ваге визитёров.

- Неужели? Позови Варфоломея, прислужник, пусть он решит, званый я гость или нет, - дерзко ответила Виктория.

Ваге, улыбнувшись, перевёл взгляд на парня и попытался влезть к нему в голову, но почему-то ему это не удалось. Какие-то странные помехи заслоняли фон недоступного к прочтению сознания, зато Андрей с лёгкостью прочитал мысли Ваге и озвучил их:

- Похоже, эта подстилка не в курсе, что Учителя больше нет, а это ещё что за клоун непонятной природы заплутал в наших окрестностях.

Виктория посмотрела сначала на Андрея, потом перевела взгляд на Ваге, смекнув что к чему и резким движением руки хлестнула воздух. Ваге отпрянул на пару шагов от полученной пощёчины, которая каким-то чудодейственным образом передалась на расстоянии десятков шагов.

- Варфоломея больше нет, Виктория, - миротворческим голосом объявил Гедеон спустившийся к ребятам. - Прими как факт.

- А тебя я не знаю, - обратился он к рядом стоявшему парню и протянул свою руку, - Гедеон.

- Зато я, кажется, знаю вас, - ответил тот, протянув руку в ответ, - Андрей. И эту девушку я тоже узнал. Она была с вами в том доме... под обстрельным огнём генеральских служивых.

Виктория и Гедеон внимательно посмотрели на Андрея.

- Тебя ведь там не было, - осторожно спросила девушка.

- Это правда, но мне попала в руки твоя вещица, - был дан ответ, - по ней я полностью восстановил в образах картину происходящего и признаться был восхищён.

- А как узнал об этом месте?

Андрей показал флакончик в своей руке. Ваге прищурил взгляд.

- Где ты взял его? – вмиг оказавшись рядом, минуя пространство, спросил он, подходя вплотную к парню.

- Нашёл. Под мостом у Невского. Я и сам там случайно оказался, флакончик не типичный, привлёк внимание, а когда поднял, увидел всё то, через что он прошёл и где побывал. Вот я и подумал, что возможно моё место среди таких, как вы. Что скажете?

- Похоже, у нас пополнение штата, добро пожаловать в братство, - прозвучал голос Тао, оказавшегося рядом, не бог весть откуда взявшегося.

- Ну а тебе-то чего надо? – сурово посмотрев на Викторию, спросил Ваге.

- Не так давно я повстречалась с одним человеком, Тихоном.

После этих слов девушки, внимание окружающих резко возросло, Виктория поняла, что его здесь тоже знают.

- Он отдал мне вот этот свёрток и попросил передать Гедеону.

Девушка вытащила свёрнутую карту и протянула её старому знакомому, Гедеон осторожно принял свёрток, но не развернул, а лишь осмотрев внешне, спросил:

- Как давно ты его повстречала?

- Чуть меньше месяца. Встреча была случайной... Хотя...

- Нда... Что же спасибо.

- Я надеялась с помощью Варфоломея найти тебя, так его что, убили?

- Убить его было почти невозможно, но... судя по всему, он сам ушёл, выполнив своё заветное действо.

- Какое?

- Об этом не знает никто.

- Я могу узнать, - спокойно произнёс Андрей.

- Можешь? – удивился Ваге.

- Да, если только у меня в руке окажется какая-либо вещь, побывавшая в месте его последнего обитания.

- Только сейчас начинаю понимать, насколько наш Учитель умел всё предусмотреть, - сказал Тао, и, обратившись к девушке, добавил, - пройдём с нами за стол, Татьяна...

- Зови меня Викторией, Тао. Отныне Татьяны больше с нами нет.

- Тем лучше, прошу, - пригласил он жестом девушку к столу, - давай с нами, Андрей, у меня всё же есть одна мысль на счёт вещицы.

Когда честная компания поднялась в зал, то первым встал, как вкопанный Ваге. Вслед за ним в исступлении замерли остальные члены ордена. За столом сидел человек с поезда. Он уплетал блюда, совершенно не обращая внимания на вошедших, и лишь причмокивал, смакуя изысканность блюд.

Тао выступил вперёд, и предельно расширив глаза, сиплым голосом проговорил:

- Эрон?

***

Алексей и Андрей, бывшие помощники барабанщика неплохо устроились в городе. Заработанных в былые времена средств им хватило на то, чтобы купить по достойной квартире. Андрей открыл бизнес по продвижению сайтов, а Алексей фирму по мобильным приложениям. Никто из них прежде ничем подобным не занимался, но они и не стали вникать. Наняли управляющих директоров, обратились в агентство по подбору персонала, которое сделало своё дело и как ни странно – дело пошло. Некоторые моменты перекликались между фирмами парней, тем самым приносили дополнительную прибыль и расширяли клиентскую базу.

- Слушай, Андрюх, - обратился как-то к другу Лёха, - недели три назад... Даже не знаю, как сказать.

- Ну, давай уже, чего там.

- А, ладно. Короче, недели три назад я такую волну словил какую-то странную. Не могу объяснить, что это было, но ощущения, очень сильно напомнили те времена, когда мы работали с Тихоном.

- Так ты тоже это заметил?

- И ты тоже?

- Да. Сильная волна такая провибрировала. Меня аж всего протрясло. И сразу образ Тихона перед глазами. Я вообще ничего не понял, что вообще произошло. Посмотрел на люстру – висит ровно, стало быть - не землетрясение. Шаг вправо, шаг влево сделал – всё нормально, не качает, голова не кружится. Так я и не понял, что произошло, подумал, что показалось, потом и забыл вовсе.

- Да я бы тоже забыл, только в этот момент я понимаешь...

- Чего?

- Мне с Кубы сигары пришли. Я как раз одну успел выкурить и такое началось.

- Сигары пришли с Кубы? И я вот так об этом узнаю? И только сейчас?

- Так потому что я подумал, что это сигары какие-то странные. Не мог же я другом рисковать, а вдруг ты отъедешь от них? А коробка-то полная, лежат. Так я вот и думаю... От них или нет. Словом, и хочется и колется.

- Всё с твоими сигарами в порядке, жадина, не бойся, кури на здоровье и дальше.

- Значит, у тебя тоже это было... Интересно... Как там Тихон и где он сейчас?..

***

- Ну что столпились? Присаживайтесь, - пригласил жестом Эрон всех присутствующих.

Члены ордена, переглядываясь, осторожно сели за стол.

- Для справки, - пояснил присутствующим Тао, - Эрон, это... даже не знаю, как сказать... Если верить древним письменам, составленным 2700 лет назад, было на нашей Земле несколько представителей техногенной расы. Эрон был один из них. Портрет прилагался, сейчас вы его наблюдаете воочию, как и я. Объяснения данному явлению пока не нахожу.

- Я был одним из тех, кто стоял у истоков создания ордена «Чёрной руки», - проговорил Эрон, вытирая салфеткой рот. – На Землю приходил лишь для того, чтобы передать сюда технологии, моё основное место обитания планета NS– 37, тоже искусственная планета, но создана для других задач, нежели ваша. Это мир... как бы вы его назвали – роботов. Впрочем, вы просто мало ещё знаете о своей Земле и о том, что из себя представляют, по сути дела, ваши тела.

Присутствующие слушали с некоторой долей недоверия, все, кроме Тао.

- Есть два пути развития. Техногенный и духовный. Эта дуальность пронизывает всю вселенную. И проявляет себя практически в каждом микрокосме. Для вас – макрокосме. Даже не Земле есть те, кто идёт по пути духовного развития, и есть те, кто видит развитие только благодаря технологиям. Я отношусь к последним.

- Как тебе удалось сохранить тело с тех времён, ведь не духовные существа не могут разбирать и собирать свой плотный план? – спросил Гедеон.

- Криокапсулы, - слышали о таком явлении?

- Они появились менее сотни лет назад, - ответил Гедеон.

- У вас да, мы же ими обладаем уже достаточно давно, причём в значительно более совершенном виде, нежели те, что используются сейчас здесь. Мой визит на Землю 3000 лет назад был не первым, я бывал здесь и раньше. Устройства по сохранению тела были завезены на Землю 15 000 лет назад, по крайней мере, с нашей планеты. Возможно, кто-то бывал и до нас, но прежние технологии были ликвидированы полностью, вместе с населением поверхности Земли. Цивилизацию вновь отстраивали мы. На духовной волне особо-то не разживёшься, особенно там, где климат не самый благоприятный. Жилища, одежда, тепло и прохлада там, где она нужна, системы коммуникаций, транспорт, связь, интернет... Вы же не думали о том, что всё это придумали люди.

Эрон скептически осмотрел сидящих за столом.

- М..., понятно. Ладно, думайте дальше. Я здесь не для того, чтобы кого-то в чём-то убеждать.

- Случилось чего? – поинтересовался Тао.

- Да. Ювенальная юстиция – знакомое понятие?

Присутствующие кивнули головами.

Эрон пояснил, встретив в глазах полное непонимание взаимосвязи.

- К нам на NS – 37 по ошибке завезли семнадцать контейнеров детских органов. У нас на планете живых организмов нет вообще, такие сувениры поступают к заказчикам иного рода, в логистике что-то напутали. Пока выясняли, кому перенаправить заказ, я успел изучить посылку. По человеку, как и по его органу можно очень легко понять, с какой он планеты – я сразу понял, что на Земле бардак. Навёл справки, узнал, что Варфоломея больше нет, а он вёл очень серьёзную работу и следил за тем, чтобы жадность и тщеславие не переваливало за планку ни на каких уровнях.

- Варфоломей не был приёмником бедной жизни, он учил нас как раз тому, что нужно жить в достатке, и его методы отнюдь не были гуманными, - ответил Ваге.

- Это всё было прикрытие. Его истинные мотивы были известны очень немногим. Он курировал порядок в своём округе, корректировал общее положение на Земле и добился очень хороших результатов. Мы общались с ним последний раз около сотни лет назад по вашему времени, через специальный межгалактический зонд.

- Какое отношение имеет ювенальная юстиция к трансплантации детских органов? – поинтересовался Гедеон.

- Это бизнес, приятель. Очень прибыльный бизнес. Через глав государств был проведён соответствующий закон, по которому при любых обстоятельствах можно было бы забрать любого ребёнка из любой семьи. Забирают ведь далеко не всех, а лишь тех, на чьи органы поступает заказ с незначительной долей погрешности. На каждого человека есть медицинская карта, да и вообще все данные. Заявка поступила – пошла работа по подбору органа из базы данных. Из семьи неблагополучной дети никому не нужны. Их органы ничего не стоят, больные насквозь, забирают только здоровых детей, ухоженных. Так, для вида, конечно, бывают показательные рейды по алкашам да наркоманам, но это только для вида. Так вот в данный момент ситуация распоясалась донельзя. Особенно плачевно дела обстоят в России. Тут сразу по двум фронтам работают – разбить семью, как главную ячейку общества – фундамент, и второе, заработать на органах. Ваша страна ребята давно пошла в размен. На её территорию имеются совершенно определённые планы, поэтому людей никто тут щадить не будет. Изначально этот проект с органами был придуман из медицинских соображений спасения видов. Он имел целый ряд ограничений, заработков вообще никаких не предусматривал. Всё проводилось исключительно по доброй воле донора, которому устанавливался протез, и выплачивалась солидная сумма компенсации, так чтобы он мог жить безбедно и безболезненно. Долго рассказывать все нюансы, но этот проект не являлся бизнесом, он преследовал мирные созидательные цели, но потом люди очень быстро поняли, что на этом можно озолотиться. Поэтому я сейчас здесь. Нужно навести несколько визитов, но сначала хорошенько поесть.

- Что скажешь, Ину? – обратился Эрон не понятно к кому.

Над столом выделился некий объект, который до этого не был виден. Объект имел форму выпуклого диска, он ответил механическим голосом:

- Состояние организма близко к норме, но ещё требуется белок.

- Хорошо, смени тембр на нейтральный местный, и стенку в углу комнаты можно уже восстановить.

Присутствующие впервые обратили внимание, что в углу помещения словно вырезан аккуратный проём, который на их глазах полностью принял исходное состояние. Диск над столом ответил приятным женским голосом:

- Хорошо.

И после этого исчез из поля зрения.

Гедеон провёл рукой по тому месту, где только что висел в воздухе странный объект. Рука пронзила пространство, не почувствовав ни малейшего сопротивления.

- У вас есть души, а у нас – техногенный куратор. Ину – это некое подобие моей души, так, для справки, правда всё-таки во многом уступает тем, что у вас.

Эрон пододвинул к себе блюдо с рыбой.

- Это тело не питалось толком 2644 года. Залежалось... пора его встряхнуть.

***

В одном из племён неконтактных индейцев Южной Америки, вождь уже несколько дней не выходил из своего бунгало. Никто не смел его тревожить, племя ждало, когда он выйдет и скажет слово. И вот, наконец, вождь вышел. Глаза его были закрыты. Он ничего не сказал, взял шест, стоящий у входа и отмерил сто шагов от крайнего жилища поселения. Потом сделал то же самое с другой стороны, потом с третьей и с четвёртой. А после шестом волоча по земле, сомкнул точки, образовав тем самым круг, после этого вернулся к племени, открыл глаза и объявил:

- За черту никому не выходить семь дней! Что бы ни происходило... будьте внутри круга, никуда не бежать, здесь вам ничего не угрожает.

- Что ты видел, Дахо? – спросила старая женщина.

- Они уже здесь, скоро начнётся, всё увидите сами.

Вождь обернулся и направился в своё жилище, но вдруг громко и строго выкрикнул:

- За черту – никому! Иначе пропадём.

После этих слов он скрылся в бунгало.

Племя переглянулось. Никто не понимал о чём речь, но все поняли и услышали предостережение. За очерченной линией оставалось много забот. И скотина, и валежник к кострам и урожай. Всюду требовалось проводить работу, но слово вождя весило дороже всего этого. Племя занялось внутренними делами, тщательно изучив очерченные границы.

Армия военных подступала к племени со всех сторон. Более сотни солдат в полном обмундировании осторожно ступали, осматривая ветви деревьёв и траву.

Командующий внимательно изучал карту, набросанную пару дней назад карандашом одним из его филёров. Племя неконтактных индейцев постоянно кочует с места на место, и, не смотря на свою внешнюю примитивность - они представляют большую опасность для незваных гостей. Солдаты были предупреждены о возможных последствиях и поэтому получили жёсткий приказ – ликвидация всех представителей племени без исключений.

Первые бойцы подступили к обрисованной вождём черте.

- У нас тут какая-то странная полоса очерчена по земле, - передал через рацию один из вояк.

- У меня тоже, - отозвался ещё один.

- Да, вижу черту, мы тоже подошли к её границе.

- Здесь тоже.

- И у нас.

- Что прикажете делать?

Командир выслушал все сообщения, после чего дал приказ:

- Выстроиться у черты! Рассчитались на первый, второй, третий, четвёртый до десяти. Каждый десятый номер шаг вперёд – шагом марш!

Солдаты выполнили приказ.

- Взвод! Ответьте! Доложите обстановку? – спросил по рации главнокомандующий.

- Они все погибли, - ответил потерянный, трясущийся голос солдата.

- Что? Как? Почему?

- Они шагнули и даже не смогли заступить за черту, все упали замертво, лишь коснувшись границы. Мы не понимаем, что происходит. Никаких повреждений нет. Никаких следов проникновения или чего-то подобного. Но они все мертвы.

- Взвод, огонь во внутреннюю часть черты, сметите всё, что за ней есть! – прокричал главнокомандующий.

Пули градом вырвались из стволов автоматов, но ни один патрон не пересёк границы. Пули бесследно исчезали на расстоянии черты, не создавая при этом никакого звука встречной преграды.

Главный вызвал по рации вертолёт. Скоро солдаты услышали характерные звуки лопастей.

- Эй, на вертушке! Акустическую сбросьте для начала! Да повыше поднимитесь, тут какая-то граница непонятная. Максимальная высота! Выполнять! – приказал главный.

- Слушаюсь! – отозвались с вертолёта.

Менее чем через пять минут границы очерченной линии опустели. Погибших солдат приказ был оставить. Когда территория допустимого воздействия была освобождена, вертолёт сбросил бомбу над племенем, но и она бесследно исчезла, не издав ни малейшей вибрации.

- Всё ясно, - сказал главнокомандующий по рации, - купольная завеса. Оставить дежурных, на несколько дней. Понаблюдать за тем, что будет происходить, если проникнуть не получится, через неделю покинуть это место. Остальные на базу!

Главный убрал рацию в сторону и довольно улыбнувшись, пробормотал:

- Хм, оккультные технологии применяет вождь, значит, филёр всё правильно накапал... Часть печати здесь... И техническими средствами их не заполучить. Значит, придётся вышибать клин клином.

***

Эрон отставил в сторону еду, дав понять мимикой, что уж теперь он полностью заряжен всем необходимым перечнем веществ и компонентов.

- Когда мы пришли на Землю, - сказал он, - то принесли с собой инструменты правления и корректив. Некий ключ к пункту управления климатом, стихиями, качеством и количеством видов на этой планете. Мы передали эти ключи своим вверенным братьям – жрецам. И они долго хранили мир в добром здравии, если это можно так назвать, но по мере течения Земного времени, тысячелетие за тысячелетием, они забыли кем являются по сути. Заигрались и начались распри. Часть ключей осталась у одних – часть у других.

- Речь идёт о камнях? – уточнил Гедеон.

- Не только, - ответил Эрон. – Тебе ведь известно о сокровищах Эстана, не так ли?

Гедеон общался на эту тему с Тихоном, откуда это мог знать техногенный разум, он не понимал.

- Молчишь... Мне известен каждый факт жизни любого из тех, кто присутствует за данным столом. Ваши жизни записываются на диски ментального тела, а наши технологии с лёгкостью позволяют эти диски прочитать.

Ваге нахмурил брови и, встав из-за стола, воинственно заявил:

- Сдаётся мне, братья, что этот казачок застланный, не пора ли выпроводить незваного гостя?

- О том, что Ваге предатель, мне тоже известно, друзья, - не обращая внимания на громогласную речь, продолжил Эрон, - восхищён умением сливать информацию из лабораторий и при этом оставаться частично верным общему делу.

- Что? – изумился Тао, вставая из-за стола и переводя взгляд на Ваге.

Ваге лишь улыбнулся и тихо произнёс:

- А парнишка-то и впрямь, не промах. Увидимся.

Он щёлкнул пальцами и исчез.

- Расскажи, что знаешь о сокровищах? – настаивал Гедеон.

- Эти сокровища некоторые из Вас именуют Печатью Шамбалы, это и есть те ключи, которые мы привезли с собой. Их хорошо спрятали во время распрей. Но часть ключей всё же достали. Хотя переживать за это не стоит.

- Как же не стоит? Ведь уровень сознания того, кто их ищет, ещё очень низок.

- Не переживай, Гедеон, - перебил его Эрон, - часть они нашли, пусть порадуются своей победе. Остальные ключики им не достать.

- Почему?

Эрон посмотрел с довольным видом на Гедеона.

- В самом деле, почему? – включилась в разговор Виктория.

- Вы знакомы с системой оберегающей хранилище под Скифом в Египте? – неожиданно ответил на вопрос Тао.

- Белая завеса? – уточнил Гедеон.

- Да, только человек с чистым сердцем может её преодолеть. Впрочем, чистого сердца не достаточно. Эту завесу не может преодолеть ни одно из известных нам оружий, и никто не может через неё пройти. Я полагаю, что ключи оберегает нечто подобное, - закончил Тао.

- Ты прав, - поддержал Эрон. - Один из таких ключиков хранится сегодня у вождя отдалённого племени неконтактных индейцев. И даже если кто-либо прознает о том, где что и как, то взять... не смогут. А что касается Ваге... он человек... всего лишь человек, стоит ли его осуждать за это. Вы существа эмоциональные, с Вами, как это здесь говорят, «кашу не сваришь».

- Звучит обнадёживающе и весьма доверительно, спасибо, - огрызнулся Ричард.

- Я предлагаю не выяснять, кто есть кто, а сделать то, что возможно сделать. То, что нужно сделать, то - что сделать необходимо. Я ещё сюда загляну, а пока, прошу меня извинить...

Эрон едва успел закончить фразу, как над столом мерцанием отразился диск Ину и в следующий миг он исчез вместе с Эроном.

- Эво как, - проговорил Тао, осмотрев присутствующих, - сегодня у нас прямо-таки день нововведений. Состав «Чёрной руки» меняется как никогда быстро. Но, всё к лучшему. Нельзя сказать, что я не догадывался на счёт Ваге, но да... ладно. Предлагаю взять небольшой тайм-аут, нам всем неплохо было бы обдумать произошедшее. Приглашаю всех собраться здесь же, завтра в девять утра. Будем намечать совместный план дальнейших действий с учётом проявленных обстоятельств. Возражений нет?

Присутствующие разошлись, по своим делам. Гедеон покрутив в руках свёрнутую карту, ушёл в отведённую для него келью, где и развернул посыл.

Суть карты он расшифровал быстро, потом перевернул лист, и быстро прочитав строки, сомкнул веки.

В строчках было следующее:

Мой друг, пишу тебе с поклоном.

Сей лестный текст - не праздная хвала,

Как старый лама в ночь перед уходом

Стремится передать последние слова.

Я знаю, что нас ждёт, тебя, меня, любого.

Это прекрасный и достойнейший финал.

Но всё сказать сейчас..., пожалуй, всё же скрою

Не стану возносить на пьедестал.

Пути, надежды, ценности, награды

Из века в век, всё вдоль и поперёк.

Ты многое познать сумел и не стыдился славы.

Непонятого, изгнанного, канувшего в сток.

По трубам этих стоков, мчащихся сквозь бури

Миров, вибраций, плотностей, слоёв,

Приходим мы к тому, что всё ж не зря нас гнули

Условия, события, и «прелести» оков

Проснись, мой друг, усильем воли вспомни,

Откуда ты и как сюда попал.

Я возвращаюсь в дом, оставленный у сходни

Обители любви, что так нас долго ожидал...

***

В девять утра представители ордена собрались в условленном месте. Не хватало только Ефима. Его непосредственным Учителем и наставником был Ваге, парень не смог смириться с мыслью, о предательстве своего духовного лидера. Ночью он покинул острог.

Тао подошёл к Андрею и развернул платок. В нём был спичечный коробок.

- Ты сказал вчера, что возможно сможешь восстановить некоторые события по вещи или предмету, - с надеждой в глазах произнёс он, держа коробок на платке.

- До сих пор мне это удавалось, - ответил Андрей.

- Возьми этот коробок спичек, Учитель с ним не расставался. Не знаю, для чего он его носил с собой, спички все вроде на месте, ни одной похоже так и не потратил, но носил его всегда с собой. Я заметил его на серванте через несколько дней после того как ушёл Учитель, он успел его для чего-то выложить.

Андрей взял спичечный коробок в руки и закрыл глаза.

- Ты так цепляешься за жизнь, - увидел Андрей некое видение, в котором Варфоломей давал свои наставления Ваге.

- Почему же я не должен этого делать? – отвечал тот.

Варфоломей улыбнулся и вытащил из кармана спичечный коробок.

- Посмотри сюда, - предложил он Ваге и открыл коробочку, - видишь спички?

- Да, но какая связь?

- Самая прямая, - отвечал Учитель, - это мой коробок и это мои спички. Что если у меня, к примеру, ты или кто-то другой попросит закурить?

- Вы зажжёте спичку.

- Верно. И может быть даже ни одну. Какая-то загаснет, какая-то сломается. Какая-то сгорит. Может, я потрачу одну спичку. Может две, может три, может больше. Как ты думаешь? Буду ли я жалеть об этих потраченных спичках?

- Полагаю, что нет, зачем. Их ещё полный коробок останется.

- Вот именно! О чём и речь. Теперь понимаешь, в чём связь?

Ваге нахмурился.

- Жизней у человека намного больше, чем спичек в этом коробке, понимаешь?

- Теперь понял.

- Не забывай о том, что я сказал.

Андрей открыл глаза и закончил передавать «увиденный» разговор.

- Больше ничего? – уточнил Гедеон, сидящий рядом с Андреем.

- Я видел ещё несколько бесед подобного плана, но суть оставалась одной и той же в каждом случае. Этот коробок Варфоломей носил в качестве некого маяка, иногда его вертел в руках в трудные периоды жизни, потом клал обратно в карман.

- Значит, говоришь, спички..., - протянул Тао, - спасибо Учитель, ты преподал нам ещё один урок. Однако на серванте я нашёл ни одну спичку, а весь коробок. Варфоломей больше не вернётся на Землю... И не только на Землю.

Андрей достал из кармана бутылёк, по которому нашёл острог и, поставив его на стол, дал пояснение:

- По этому тюбику, проследив его путь, я нашёл это место. Скажу ещё, что пузырёк прошёл через смерть. Описать того парня?

- Не нужно, - вмешалась в разговор Виктория, - думаю, настало время мне кое-что вам поведать.

Виктория отодвинула стул, так чтобы видеть всех, села и начала рассказ:

- К Варфоломею я попала не случайно. Орден «Чёрной Руки» является объектом тщательного наблюдения у многих инстанций. Одной из таких является орден «Креста». Я была его послушницей. Задачу поставили типовую, втереться в доверие и доложить обстановку. Так мы с Варфоломеем стали близки.

- Это довольно странно, - вступила в разговор Тамила, - Учитель лучше всех нас умел читать мысли, управлять подсознанием и видеть наперёд к чему приведёт тот или иной контакт.

- Он и знал, - спокойно произнёс Тао, - хоть девушка и научилась строить в голове мысленные проекции, выдавая их за истинные мысли, Варфоломей её прочитал довольно быстро, и когда вступил в связь, он уже прекрасно знал, что и для чего делает. Так орден «Креста» через девушку стал получать фильтрованную информацию до тех пор, пока однажды не наступил её час.

- Так вот почему Варфоломей отдал меня под обстрел, когда отправил к Гедеону? – возмутилась Виктория.

- Да, - ответил Тао, - он знал, кто ты и зачем ты здесь.

- Тогда я его не осуждаю, - сказала девушка и, кивнув несколько раз, продолжила рассказ. – Однажды мне удалось выяснить, что Варфоломей держит тайную лабораторию. Честно признаюсь, - была удивлена, что он сам мне об этом ничего не сказал прежде, теперь я понимаю, почему. Завербовать парня, имеющего доступ к лаборатории, было довольно просто. Научные работники почти всегда профаны в области любовных отношений. На этом я и сыграла. Мне удалось получить образцы некоторых разработок, я передала их своим кураторам, но к тому моменту, они уже видимо поняли, что я не справилась с задачей. Я поняла это только сейчас. А когда агент не выполняет задачу – его зачищают вместе со всей веткой контактёров. Убирают всю линию связи, чтобы изучаемый объект не догадался, в случае чего, откуда ноги растут. Первым убрали моего куратора – Ритора. Я к этому моменту должна уже была быть мертва, поэтому моё появление в замке у Главы, вызвало его неподдельное удивление. Через несколько дней мой завербованный паренёк из лаборатории был найдён мёртвым в сточной канаве. Я успела ему передать всё, что у меня было, чтобы он передал информацию Вам, но он не успел. Вероятно, так Андрей нашёл этот самый тюбик с разработкой, утерянный в последние минуты жизни моим человеком. За мной тоже пришли.

Девушка расстегнула кофточку и показала едва затянувшиеся раны от ножа в области груди, живота и несколько порезов на руке.

- Благо, последнее время носила с собой пистолет, как знала..., пригодился.

Я пришла сюда в надежде обрести новый дом. Теперь вам решать, что со мной делать, я приму любую участь.

Правители ордена переглянулись.

- Кто что думает, братья? – провозгласил Тао.

Гедеон выступил вперёд, взяв своё слово:

- Если позволите, я скажу своё мнение. Викторию я знаю... не сказать что очень давно, но знаю её лучше её самой.

Девушка сомнительно нахмурила брови.

- Да, эта милая барышня любит поиграться с мыслями и её считать не просто. Некоторые из вас, обладая способностями в работе с подсознанием, будут не в силах прочесть то, что на самом деле в голове у Виктории, и этим она опасна для ордена.

- Значит, ей здесь не место, - резюмировал Ричард.

- Я договорю, с вашего позволения, - продолжил Гедеон.

Тао сурово посмотрел на Ричарда, тот в свою очередь виновато вжал голову в плечи.

- Эта девушка способна отправить на тот свет каждого, кто находится в этой комнате, она в своей жизни повидала всякого и её байками о преданности и миссии не усыпишь.

Виктория обречённо опустила голову.

- Однако есть два фактора, которые перевешивают всё вышеизложенное. Первое – у неё, как ни странно доброе сердце, это чувствую я, и, возможно, Тао.

Тао одобрительно кивнул.

- А второй – это то, что Тихон выбрал именно её для того, чтобы передать эти строки!

Гедеон положил свёрнутое послание Тихона на стол.

Тао развернул карту, осмотрел её с двух сторон, прочёл строки и с твёрдой уверенностью заявил:

- Девушка остаётся здесь! Возражения есть?

Возражений не поступило. Тао повернулся к Виктории и добавил:

- Добро пожаловать домой.

***

На заброшенном постсоветском производстве, переоборудованном под медицинское учреждение, сокрытое от глаз, работа шла полным ходом. Никто из жителей ближайших поселений толком не вникал, что за тонированные микроавтобусы ездили сюда днём и ночью. И уж тем более, они не задумывались о том, что вывозилось из этого места в специальных контейнерах. Много лет назад шумевшие цеха были завалены телами детей. Несколько работяг усердно предавали их кремации в электрических камерах.

- Последние три недели ишачу без выходных, - сетовал один из пролетариата, вытирая кровавый потёк на робе.

- Да, что-то последнее время «поток клиентов» прямо скажем... прибывает, - поддержал второй.

- Знать заказ большой пришёл на органы, - поддержал беседу третий.

- Вы потише, тут. Не нам с вами эту тему обсуждать. Делаем своё дело, а вникать в эти вопросы лучше не надо. Платят хорошо, и ладно. Давайте тут заканчивайте и в четвёртый цех, там уже тоже целая свалка. Надо срочно набирать работников в усиление, людей не хватает, - свернул тему бригадир и вышел из помещения.

В нескольких стеклянных комнатах трудились люди в белых халатах, аккуратно и бережно извлекая из тел необходимые компоненты. Другие подавали контейнеры, третьи упаковывали.

- Этого зашивайте и в утиль. Смена пришла, на сегодня хватит! – скомандовал главный хирург.

За стеклом переодевался в белые халаты сменный состав врачей. Не успел руководитель снять перчатки, как вдруг оборудование самых современных технологий, никогда прежде не подводившее вмиг дало сбой.

Приборы зависли, свет в помещениях стал мерцать.

- Это ещё что? – прозвучало несколько голосов.

- Проверить энергоблоки и подстанцию! – скомандовал по рации наблюдатель за стеклом, в небрежно накинутом халате поверх военной формы.

Но рация ответила помехами.

- Что за чёрт? – спокойно, но сурово произнёс этот человек.

– Дежурный, как слышишь? – вновь попытался передать сообщение мужчина в форме, но помехи дали знать, что связи нет.

- Всем оставаться на местах, никуда не расходиться до выяснения обстоятельств, - громко крикнул наблюдатель, скидывая свой халат. Но не успел он сделать и двух шагов, как яркая вспышка света разорвала все лампы. Мощный заряд электричества в одну секунду расплавил приборы и изувечил оборудование. Несколько врачей получили серьёзные травмы, не успев укрыться от взорвавшихся технических устройств. Стёкла полетели, мелкими крупицами по полу. Наблюдатель достал из подсобки мощный прожектор и осмотрелся вокруг. Дым, кашель и стоны сотрудников наблюдались повсюду. Вдруг луч света задел незнакомый силуэт.

- Кто здесь? – доставая из кобуры пистолет, проревел наблюдатель.

Фонарь осветил Эрона, он стоял, скрестив руки на груди и ни капли не морщился от потока света прожектора бьющего по глазам.

- Да, ребятки, далеко вы раскинули свою паутину. Седьмой визит за вечер, - проговорил Эрон.

- Кто ты такой? Руки вверх поднял и не дёргаться! – крикнул наблюдатель, утирая кровавый потёк со щеки.

Эрон сочувственно улыбнулся и стал медленно поднимать руки вверх. Но по мере того, как он их поднимал, отовсюду стали доноситься ужасающие скрипы рвущихся металлических ферм. Эрон всё поднимал руки, а звуки всё нарастали и нарастали. Сверху что-то посыпалось, в соседних цехах раздался грохот обрушений. К моменту, когда Эрон полностью поднял руки, последние несущие балки разорвались, и здание завода обрушилось как по мгновению волшебной палочки.

Машины, что стояли на территории завода отметили это событие аварийными криками сигнализаций, а через несколько мгновений вспыхнули огнём.

- Территория зачищена полностью, - прозвучал голос Ину.

- Спасибо, детка, на сегодня достаточно? – отозвался Эрон, появившись из ниоткуда, вслед за проявившейся тарелкой с приятным женским голосом.

- Я отследила ещё пятнадцать действующих лабораторий подобного типа. Если мы помедлим хотя бы сутки, то не сможем застать их врасплох. Я выстроила график, где в каком месте нам целесообразней быть ещё сегодня. Завтра пройдёмся по Европе, там работы поменьше и начнём чистку в Штатах. К концу недели полностью устраним техническую базу трансплантационных деятелей.

- Хорошо. А что будем делать с теми, кто останется и будет способен рано или поздно возобновить весь процесс?

- Для этого я привела тебя в острог. Подключи ребят, и они решат нашу проблему не техническим способом.

- Толковая ты игрушка, Ину.

- А-то..., - игриво ответил диск, после чего исчез вместе с Эроном...

***

Обсудив некоторые вопросы, представители ордена «Чёрной руки» разошлись на некоторое время по своим делам. Тао и Гедеон помогли разместиться Виктории, после чего вышли на балкон.

Созерцая природную красоту контрастов, представившихся взору, Тао обратился к Гедеону:

- Знаешь, о чём я думаю? – но тут же себя поправил, - а, ну да. Глупый вопрос.

- Я не всегда лезу в голову собеседнику, но в данном случае успел прочесть твои мысли. Вопрос полости Земли меня давно интересовал. И я давно бы заглянул внутрь, если бы не одно но...

- Вопрос нахождения входа?

- Да здесь как раз всё просто.

- Просто? То есть ты знаешь, где он находятся?

- Знаю, но не все.

- То есть не все?

- Входов в тайную подмастерию несколько. Те, которые были предусмотрены изначально, их девять - не основных, есть нюансы, но без пояснений грубо девять штук. И два главных, итого одиннадцать. Я не заглядывал внутрь не по причине незнания, где вход, по причине...

- Что же ты замолчал?

- Охрана там очень хорошая.

- Даже для тебя?

- Это лучшая охрана, какая только возможна на Земле. Туда не пройти случайному прохожему. И каким бы продвинутым не был я, ты, наш Учитель или Тихон...

Гедеон умолк.

- Интересно, что же так тщательно охраняют у этих входов?

- Вот и мне интересно... Но Тихон предупреждал меня о том, что полость обитаема и местные жители не слишком дружелюбны.

- Тихон там бывал?

- Не знаю, я не спрашивал.

- А он точно говорил о жителях полой части Земли? Я читал в древних источниках, что там живёт цивилизация намного опережающая поверхностных жителей. И описание внутренних жителей Земли не слишком вяжется с твоим.

- Да я и сам ничего не понимаю, какой смысл охранять дикарей? Впрочем, мы тогда с Тихоном говорили о подземных лабиринтах. О туннелях. А туннели и мир внутри планеты – возможно, это не одно и то же...

- Вооот.

- Стало быть, на Земле много уровней жизни и много уровней развития сознания, которые сосуществуют параллельно. Господи как же всё похоже.

- Да, вот это уже действительно похоже на то, что я читал в старинных манускриптах. Но что ты там говорил о проходах вглубь земли? Основные, не основные.

- Да, два главных, на Северном и Южном полюсах, а остальные разбросаны по миру, но в строгом соответствии.

- С чем?

- Как с чем? С телом человека. Человек – это же маленькая, но очень точная копия Земли. Человек – это ключ ко многим разгадкам. Если присмотреться, то можно многое понять, расшифровать, осознать.

- Да, но как входы в полую часть Земли связаны с человеческим телом, я понимаю, у человека есть, рот, уши, нос...

- Ещё пупок и отверстия для естественных выводов отходов из организма. Да, но это всё второстепенные отверстия. Они на планете как раз и имеют место быть. А для того чтобы определить – где они, нужно знать главные отверстия. Главное отверстие у человека – это верхушка головы, место, где у младенца затягивается родничок и отверстие между ног.

- Какое именно из тех, что имеются?

- Ни одно из них.

- Как так?

- Его не видно, но оно прощупывается. Каждого человека пронизывает энергетический стержень. Это главный несущий стержень, так же как и на планете Земля. Главные входы этого канала на Земле находятся на полюсах, сверху и снизу, так же как и у человека. Остальные охраняются не так сильно, но тоже абы кто не попадёт. Там завеса специальная.

- Такая как под Сфинксом?

- Совершенно верно, это как раз она и есть.

- Так погоди, под Сфинксом что???

- Да, да, да, это один из входов в полый мир. Власти Египта именно поэтому так строго оберегают Сфинкса от пронырливых туристов. Вроде как всё на виду, но спрятано. Остальные входы тоже общеизвестные, только мало кто знает, что это на самом деле. Но сегодня есть ещё и не естественные входы, их уже сделал другой «архитектор». Они тоже легко обнаруживаются. Места частого появления НЛО. И не просто появления, а там, где летающие объекты пикируют вверх и вниз с завидной частотой.

- Да, слышал о таких. Озеро Байкал, например, но... как там...

- Да, ты прав, но на дне Байкала там как раз естественный проход. И в этом озере иногда можно встретить тех, кто через этот проход выныривает к нам. На Земле таких существ нет. Их даже описать толком не могут те, кто встречался с ними.

- Откуда ты всё это знаешь?

- Тао, я ведь не только в тайге кочевал всё это время. Очень много достойных Учителей встретил в разных концах света, они мне и поведали тайны мироздания. А ты думал это я сам такой умный? Прям. Дурак дураком, такой же, как и ты.

Гедеон рассмеялся, но Тао не оценил юмора, он насупился и пробубнил:

- Ну, спасибо.

- Да не обижайся, старина..., но при всём уважении и понимании вещей... нас с тобой нельзя назвать умными. Нет, умные – они другие. Мы знающие. И скажу, что термин умный – он меня обижает, если применяется в мой адрес, ибо ум – это не тот атрибут человеческой сущности, которым стоит восхищаться.

- Ну, вообще-то в некоторой степени ты прав. В конечном счёте, не ум является главенствующим. В конечном счёте, он вообще играет весьма и весьма посредственную роль, но его так превозносят! Так культивируют...

- Ещё бы... ведь именно ум является главным стражником на пути к самопознанию. Эта инстанция весьма хитра, пронырлива и двулика. Но со своей задачей, чего уж там говорить, справляется безупречно.

- Не так уж и безупречно, раз в мире то и дело появляются такие как ты, я и вон те ребята, что состоят в стенах острога.

- Мы – это своеобразные ошибки системы, но мы плановые ошибки.

- Хорошо сказал, просто и одновременно так многозначительно. Я подумаю об этом...

...

Ближе к вечеру команда острога вновь собралась в зале.

- Итак, - выступил Тао, - у нас есть технологии и лаборатории, которые намного опережают в своём развитии общеизвестные. Но некоторые технологии, как мы знаем, теперь применяются в деструктивных целях. Спасибо Ваге и...

Тао кратко взглянул на Викторию, но быстро потупил взгляд и закончил мысль:

- И конечно тем, кто дышит нам в спину. Какие есть соображения по этому поводу?

- Возможно, я смог бы что-то попытаться изменить в структуре материи, но я ведь не учёный, - вступил в разговор Ричард.

- Тут важно разросшуюся опухоль устранить, без грязной работы не обойтись, - добавил Гедеон.

- Можно я скажу? – вставил своё слово Андрей.

Тао одобрительно кивнул.

- Мы тут одного товарища в тюрьму упекли недавно из-за бугра. Он в теме, может, вытащим его оттуда, да завербуем. Иностранец, правда, но какая разница, общий язык найдём. Столько лет вредил народу, пусть поработает и во благо, всё лучше, чем гноиться в камерах, тем более российских тюрем.

- Думаю, у нас получиться его убедить, - поддержала Виктория.

- Идея мне нравится, - вступился Гедеон.

- Ну что же, значит осталось продумать план по поимке из колонии этого иностранца, - произнёс Тао.

Тамила потянулась на стуле и произнесла с расслабленным видом:

- При наших-то возможностях да с такой командой, кстати, Иван вернулся, это на случай если придётся поработать грубо..., но вряд ли это понадобится. Любая тюрьма нам не помеха...

Присутствующие обменялись хитрыми улыбками.

***

- Юрий Альбертович, тут к вам из аппарата президента прибыл человек, - вежливо сообщила секретарша, войдя в огромный кабинет начальника, который в этот момент разговаривал по телефону.

Начальник отмахнулся, девушка поняла, что нужно немного подождать. Когда мужчина положил трубку, секретарша повторила:

- Юрий Альбертович, из аппарата президента прибыли к вам, пригласить?

- Что? – как-то отстранённо и не сразу отреагировал начальник.

Секретарша посмотрела на лицо мужчины и тоже осеклась, он выглядел, мягко говоря, не важно.

- Там..., к вам на три часа...., - предприняла девушка третью попытку сообщить о визите.

- Пошла вон отсюда, - перебил громовым голосом начальник, - чтобы я сегодня тебя не видел!

- Но там...

- И не слышал! – отрезал мужчина, впившись злобным взглядом в секретаршу, - ещё раз вякнешь – пристрелю прямо здесь, на взрослые органы тоже спрос имеется. Или поживёшь ещё?

- Поняла, Юрий Альбертович, поняла..., - попятившись назад, ответила секретарша, закрыв за собой дверь.

- Боюсь, что сегодня визитов не будет, Юрий Альбертович занят, - ответила она ожидающему у двери мужчине в костюме.

Начальник открыл нижний ящик стола, достал оттуда ТТ и сунув его за пояс, набрал на мобильном номер.

- Да, Юрий Альбертович, - ответили на том конце.

- Самолёт подготовить срочно, через час вылетаем в Шеффилд.

***

Вильяма пытались вытащить несколько раз свои, через посольство, но все попытки жёстко пресеклись. Официальная версия отказа в обсуждении данного вопроса сообщала: «Вильям скончался в спецблоке от кровоизлияния в мозг, после чего был предан кремации. Пепел развеян над рекой».

Конечно, все понимали, что это «утка», что таких людей берегут для особого случая, но докопаться до истинного положения дел не могли. Даже шпионские отряды не могли ничем помочь в данном вопросе. Уровень правительства оказался бессилен. Вильям исчез.

...

На одной из подмосковных дач элитного посёлка в шикарных апартаментах развлекался местный миллиардер. Семь девиц в полуобнажённых нарядах создавали соответствующую атмосферу ему и его приятелям. Девять человек из охраны ходили по территории, облизываясь, глядя на то, как спускает не так уж честно заработанные деньги их хозяин.

У ворот дачного особняка показалась девушка. Охрана тут же передала по рации наблюдение с видеокамер. Один из охранников циркулирующий по наружной части территории подошёл к девице.

- Чем могу быть полезен? – вежливо спросил он у гостьи.

Тамила обернулась.

- Здравствуйте, простите, не вижу номера этого дома. Это не шестнадцатый?

- Он самый, что вы хотели?

- Отлично, значит я правильно пришла. Да я, собственно вот по какому вопросу.

Девушка протянула охраннику листок, и когда тот протянул руку, чтобы взглянуть, что там, Тамила легонько коснулась его мизинцем. Охранник упал в глубокий сон.

- У ворот что-то происходит, всем внимание! – передали по рации, - максимально осторожно, оружие держать наготове!

Ещё двое охранников направились к воротам. Охранник лежал на земле, а девушка суетно металась около него, обдувая своё лицо листком.

- В сторону, девушка! – угрожая автоматом, скомандовал подоспевший охранник. Второй, держа на мушке Тамилу, встал чуть поодаль, озираясь по сторонам.

- Я сама ничего не поняла, он подступил ко мне и свалился, чуть не придавил, еле успела отскочить. Может скорую вызвать?

- Разберёмся, Вы кто? Что здесь делаете?

- Я повестку принесла. Вот, - протянула девушка лист второму охраннику.

- Положите на брусчатку и уходите. У вас всё?

- Да. Вы передадите по назначению, мне так-то подпись требуется в получении!

- Миша, глянь, что там такое, - попросил охранник, хлопнув по щекам лежавшего сотоварища, который никак не отреагировал. Пульс у него был нитевидный.

- Скорую, срочно! – передал по рации боец, но не успел он это произнести, как сам хлопнулся рядом. Миша лишь успел обернуться на звук падения, как тут же расстелился, не дойдя до таинственного листка, на котором не было текста.

- Четыре человека рассредоточиваются по территории, - проговорил с закрытыми глазами Андрей, - один за пунктом наблюдения вызывает подкрепление и скорую, один уводит всех гостей на нижний этаж.

- Понеслась, - улыбнувшись, скомандовал Гедеон и прошёл сквозь врата.

Автоматная очередь раздалась по ту сторону каменного забора. Но вскоре звук утих. Ворота открыл изнутри Гедеон, когда на территорию вошли Андрей, Тамила и Ричард, то увидели, что четыре тела Гедеона помимо того, что открыло врата, с разных сторон рванули к особняку. Из окна третьего этажа вылетел ещё один из охранников, рука пятого Гедеона технично отправила его вниз. Упавший на траву охранник крикнул от боли, придерживая руку, но как только Тамила приблизилась к нему, мужчина отключился.

-Так, остался последний, внутри, - щуря глаза, произнёс Андрей, - и хозяин тоже вооружился.

- Парадная дверь раскрылась, и из неё вылетел последний охранник. После чего прогремело несколько выстрелов. Тамила, «отключив» последнего бойца, вместе с Ричардом поспешили внутрь.

- Убил, меня, паразит, - насмешливо произнёс один из Гедеонов, свернув хозяина в захвате, указывая на свою копию, лежащую в центре зала с пулей в голове.

В подвале послышались визги девиц.

Тамила, милая, успокой гостей, им ни к чему нервные потрясения, - проговорил Ричард.

Девушка направилась вниз по лестнице.

- Всё свободно, - зайдя в дом, сказал Андрей.

- Кто вы такие? Что нужно от меня? – завопил скрюченный хозяин угодья.

Андрей взглянул ему в глаза, после чего кивнул Гедеону, который собрал все свои тела воедино и вырубил праздного весельчака.

- Отсюда мы не попадём в бункер, вход с другой части дома. Идёмте, - пригласил Андрей.

Ребята обогнули постройку.

- Это здесь, - заявил Андрей.

- Где? - осмотрелась Тамила.

- Прямо перед тобой. Видишь?

Перед девушкой стояла белёная стена подсобки. Андрей отсчитал от угла здания восемь отрезков, равных ширине ладони и на высоте двух метров надавил на определённый участок стены. Послышался тихий сдвиг механизмов и под стеной появился проход.

- За мной, - скомандовал экстрасенс.

Спустившись вниз, перед одарённой четвёркой возникла толстая металлическая куполообразная дверь с несколькими кодовыми замками.

- На этом моя польза закончена, - хозяин не знает кодов, он внутрь не заходил с последним пленным, доступ сюда имеют только особые агенты, которые приезжают раз в три дня. Последний визит был вчера вечером.

- Мой выход, - деловым тоном сказал Ричард и притронулся к мощной дверной капсуле.

Менее чем за минуту, метал на глазах превратился в пенопласт. Стоящей рядом киркой Гедеон пробил в преображённой двери проём. Вильям прижавшись к противоположной стене в ужасе наблюдал за тем, как выворачивали преображённую входную часть бункера. Но ещё больше он удивился тогда, когда увидел Андрея.

Звуки сирены донеслись с улицы. Прибыло подкрепление.

- Все сюда, - крикнул Гедеон и вошёл в бункер. За ним последовала Тамила, потом Андрей. Последним пролазил Ричард, вдруг раздался выстрел и парень крикнул. Гедеон вмиг исчез из бункера, а в следующее мгновение хозяин дома скатился по лестнице, выронив из рук автомат.

- Вот и проявляй после этого гуманное отношение к потенциальному противнику. Совершенно не ценят доброты. Крепкий мужик, быстро оклемался. Что там у тебя? – вновь оказавшись в обустроенной камере, обратился к Ричарду Гедеон.

- Ногу задел, похоже на вылет прошла, - ответил тот.

- Этот момент решим чуть позже, а пока...

Гедеон не успел договорить. В ушах у всех присутствующих зазвенело, и через мгновение компания вместе с Вильямом оказалась на территории острога.

Гедеон опустился на колени, осунувшись и запыхавшись.

- Ричарда к Тао отведите, он знает что делать, - уставшим голосом произнёс он, - Тамила и Андрей – займитесь пленником, ему нужен уход и человеческое отношение.

- Что с тобой? – подбежав, воскликнула Виктория, опустившись рядом с Гедеоном и посмотрев ему в глаза, не обращая внимания на окровавленную ногу Ричарда.

- Мне нужно отдохнуть, помоги подняться и добраться до кельи.

Тао сам вышел к ребятам, быстро оценил ситуацию и крикнул Ричарду, чтобы тот оставался на месте. Виктория увела Гедеона. Тамила и Андрей проводили озирающегося по сторонам Вильяма.

Тао сорвал прут из ближайшего кустарника, достал перочинный нож и, заострив прут, направился к Ричарду.

Парень скептически посмотрел на своего наставника с прутом в руке.

- Хлестать будешь? – недоверчиво спросил он.

- Не исключено, но позже, а сейчас давай-ка залечим рану.

Засучив штанину, Тао осмотрел ранение.

- Всё ясно, - сказал он и надавил острием прута на какую-то точку совсем рядом с раной. Ричард взвыл от боли.

- Ау, уж лучше бы хлестанул пару раз, - крикнул он.

Тао сел рядом на землю и стал наблюдать за Ричардом. Лицо раненного стало меняться. Боль стремительно стала отступать.

- Как ощущения? – спросил Тао через несколько минут.

- Да... нормально, - с удивлением ответил Ричард, осматривая рану, которая затянулась буквально на глазах.

- Как? – спросил парень, встав на травмированную ногу.

- В Китае и в высших эшелонах власти всех стран прекрасно знают о том, что такое человеческое тело и как его можно экстренно восстановить. Самая эффективная и результативная работа по восстановлению организма осуществляется не таблетками и препаратами, а через энергетические каналы, меридианы. Вот так воздействуя на точку на ноге, я увеличил количество кальция в этом суставе в 200 раз. Количество лейкоцитов в 40 раз, количество прочих необходимых для восстановления веществ тоже в строго определённой пропорции. Поэтому за пять минут твоя нога практически восстановилась. Ты можешь ходить уже сейчас, завтра остатки дискомфорта уже не будут иметь места, нога восстановится полностью.

Тао встал, похлопал опешившего Ричарда по плечу и направился с визитом к иностранному гостю, но на пороге столкнулся с Эроном.

- Рад снова приветствовать тебя, - поклонился Тао, - не ждал, по крайней мере, так скоро.

- У нас мало времени, мобилизуй отряд, пора заканчивать зачистку, - устало произнёс Эрон.

***

В одном из графств, старинного английского рода экстренно были созваны представители не придающегося огласке направления на закрытый приём.

Юрий Альбертович прибыл одним из последних, стол за которым восседали теневые персоны, был практически полностью занят. Через полчаса все были в сборе.

- Итак, начнём, - предложил председатель правления и по совместительству глава родового гнезда. – Вы все знаете, что просто так мы не собираемся, если нет на то весомой причины. Сегодня такая причина возникла, и ментально разрослась в катастрофу, лишившую нас практически всего. Бизнес по переправке органов детей и в относительно небольшом количестве – взрослых, встал под большим вопросом. Есть здесь за столом хоть кто-то, у кого остались бы на вверенных территориях наши лаборатории?

За столом повисло молчание. Никто не ответил.

- Если бы это произошло лишь в нескольких местах, я бы предположил, что в нашей системе завёлся «крот», но разово, все лаборатории за одни сутки, без каких либо следов. Ни одна камера не засняла ни прибывших к лабораториям отрядов, ни машин, ни дронов, вообще ничего. Это обстоятельство говорит о том, что нам перешла дорогу довольно серьёзная организация, но и мы не пальцем деланы!

- Есть у кого-нибудь мысли по этому поводу?

Никто не отвечал.

- Ладно, какие будут соображения на предмет того, что делать дальше?

Ответа так же не последовало.

- Этот бизнес сделал очень влиятельными людьми каждого из нас. Вы что, предлагаете просто так взять и всё бросить? Я намерен выяснить, кто это сделал, и наказать, наказать жёстко и в самые сжатые сроки. Я не знаю, что вы будете делать, но чтобы в недельный срок, все кто был замешан в данном мероприятии, были преданы расправе. Где, как, при каких обстоятельствах - меня это не интересует. Их просто не должно быть. Их уже нет, раз они перешли нам дорогу. Это просто вопрос времени. Я займусь восстановлением системы, через пару месяцев мы возобновим отправки. Не такими объёмами, как прежде, но возобновим, а там оперативно расширимся. Вы же хоть весь мир наизнанку выверните. Напрягите разведку, все свои каналы, местную мафию, действуйте со всех сторон, всеми возможными способами, если это не даст результатов, значит придумайте что-то. Я знаю, какие есть возможности у каждого из вас, и вы это знаете. Если должным образом объединить усилия, уже сегодня вечером будет результат. Я даю сроку неделю. О результатах мне доложат мои люди, если я узнаю, что кто-то из вас не оправдал моих надежд, значит, в следующий раз за этот стол сядет меньше людей. Вопросы есть?

Никто не осмелился перечить.

- Тогда на этом я вас оставлю, мне есть чем заняться, советую и вам время не терять. Работайте.

Глава встал из-за стола и тут же сел обратно. Собравшиеся личности устремили свои взгляды на председателя, толком не успев повернуться друг к другу для обсуждения совместных действий по поимке обидчика.

Глава сидел молча, взгляд его был каким-то неестественным. Таким его никто никогда прежде не видел.

Вдруг на стол, прямо перед председателем откуда-то плюхнулась его печень. Глава даже не успел ахнуть, лишь перекосился в лице. Через мгновение то же самое произошло с каждым, кто сидел за столом. Спустя пару секунд, стол оказался завален другими внутренними органами присутствующих. И до того, как все они успели попадать в своих креслах, в завершении стол «украсила» груда сердец.

Рядом с бездыханным председателем предстали две очаровательные ножки Виктории. Она осмотрела внимательно ужасающую картину своих трудов, после чего обернулась и кивком дала понять, что дело сделано.

Эрон лишь спросил куда-то в сторону:

- Что скажешь, Ину?

- Кроме вас в заданном диапазоне жизни не обнаружено. Здесь присутствуют все, кого мне удалось отследить в передвижении данной сети. Дело сделано, мы можем возвращаться на NS – 37, - ответил женский голос проявившегося диска.

- Только сейчас я понимаю, - донёсся голос Тао, подступившего к Эрону, - насколько правильное я принял решение взять Викторию в орден. Очень не хотелось бы иметь такого врага.

- Меня многому научили по ту сторону духовной жизни. Мне очень не просто живётся, Тао. И я очень благодарна тебе, что принял меня, однако не думай, что я такая одна! – ответила девушка.

- Нда...

- Доработайте имеющиеся технологии, - прощальным тоном произнёс Эрон, - сделайте всё возможное, чтобы они не попали ни в те руки. А если уж такое произойдёт, то предусмотрите механизм самоликвидации того, что создаёте. Я думаю, что с этим проблем у вас не возникнет. Справитесь?

- Теперь - наверняка, - ответил Тао.

- Хорошо. Надеюсь, больше не увидимся, - сказал Эрон и тут же исчез.

- Пойдём отсюда, - предложила Виктория, - наш посыл далеко разойдётся через водителей, охранников и прочих прислужников этой челяди.

- Да, полагаю, что желания стать их последователями ни у кого не возникнет. Ну а если возникнет, подключим наших всевидящих, ответил Тао, после чего взял за руку Викторию и оба растворились в воздухе.

***

Бывшие соратники барабанщика продолжали размеренную жизнь. О семье пока не думали, наслаждались моментом. Что не говори, а разъездной характер былой работы сказался. Андрей только что вернулся из самовольного турне, как-то потянуло его прокатиться по тем местам, где они вместе с Алексеем и Тихоном курсировали в своё время, оглушая площади городов неземными ритмами. Отдохнув с дороги и разузнав о положении дел в своём бизнесе, он направился к приятелю Лёхе.

- Ты знаешь, - рассказывал Андрей, уплетая тульский пряник, - там, где мы играли... ну как мы... Тихон играл.

- Ну-ну... что там?

- Как-то по-другому там стало всё. Нет, не то что бы изменилось что-то внешне, здания стоят на прежних местах, изменилась сама атмосфера.

- Тебя это удивляет? Ритмы, выдаваемые Тихоном ещё до сих пор порой звучат во мне, - ответил Лёха.

- Понимаешь, какая штука, заезжаешь в города, где мы бывали, и сразу чувствуется это состояние, то самое, которое передавал наш барабанщик.

- Понимаю, ещё как понимаю.

- Да ты погоди, это не всё ещё. В тех городах сейчас идут массовые вспышки проявления самородков. Творчество прёт у людей. Плакаты повсюду с местными группами музыкантов, картинные выставки тоже местные, я там привёз, в машине лежат, поделки такие знаешь, и не придумаешь. Как они их сделали. Прикольные, в общем. Сейчас чаёк дожмём и пойдём, покажу. Выберешь себе, что понравится.

- Ты знаешь, - ответил Алексей, - я тоже попробовал себя в творчестве.

- Да ну?

- Серьёзно.

- Стал петь? Рисовать? Танцевать? – с подковыркой выдал Андрей.

- Я написал книгу.

Андрей перестал улыбаться и проявил неподдельный интерес.

- Ого. Интересно. Прямо книгу? Прямо сам?

- Точнее четыре книги.

- Ух, ты.

- Но они как бы четыре – как одна.

- А о чём она?

- Да я тут... пофантазировал немного..., - замялся Алексей и протянул другу плод своих трудов.

- Пофантазировал, говоришь? – с сарказмом проговорил Андрей, прочитав название рукописи.

- Всё равно мне никто не поверит, пусть думают, что это фантастика, тем более что эффект она свой передаст в любом случае, не зависимо от того в каком жанре читатель её воспримет для себя. Я написал её в определённом шифре, невидимом глазу, но передающем истинную суть.

- Ты кое-чему научился у Тихона, - с уважением кивнул Андрюха.

- Ну, так... столько лет бок о бок.

- Ну что же, дай Бог, чтобы твой труд не был напрасным...

- Наш труд уже не напрасный, пройден такой прекрасный путь. А это..., - ответствовал Алексей, глянув на рукопись, - это, так сказать приложение к действующей программе.

- Сказывается работа с мобильными приложениями, - поддел Андрей, - стал выражаться языком программирования, но я тебя понял.

- Ладно, оставим лирику, пойдём, что ли покажу, какие я привёз продукты творчества от нашей бывшей деятельности...

- Может и не бывшей, - тихонько прошептал Алексей и похлопал книгой по ладони.

- Оставь рукопись пока здесь, - крикнул из коридора Андрей, - подумаем, что делать с твоими каракулями. Если что у меня в издательстве есть свой человек, но это если там всё красиво будет, в книге твоей, а пока за мной шагом марш!

Приятели пошли к машине, смотреть картины и поделки, привезённые Андреем из объезженных городов, а на столе в квартире Алексея осталась лежать его сомнительная рукопись с несуразным названием «Квест. Душа барабанщика».

 

Конец четвёртой части

 

В четвёртой части книги были приведены стихи Омара Хайяма и Николая Лакутина.

Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.

Официальный сайт автора http://lakutin-n.ru

 

Пятница, 13 Декабря 2019 10:49

Школьная история

  Школьная история

Большая перемена закончилась десять минут назад, но учителя в классе до сих пор не было. Ребята старались не шуметь, чтобы не привлекать особого внимания. Такое положение дел их более чем устраивало, ведь по английскому сегодня намечалась проверочная работа, а познаниями в данной области в классе сильно-то никто не блистал.

Вдруг дверь резко распахнулась, и в класс влетел раскрасневшийся Сашка, который сквозь одышку прокричал:

- Биологичка в столовой дерётся с англичанкой!

Парты полетели вверх тормашками, за несколько секунд класс опустел. А ещё через несколько секунд в столовой собралась толпа учеников обступивших образовавшуюся арену, на которой валяли друг дружку две уже не слишком учительского вида дамы. 

***

- Так! – заключила директор школы Зоя Михайловна на вечернем заседании, собрав в своём кабинете всех учителей, - нет ребятушки, дорогие, так дело не пойдёт. Кто позволил вам, уважаемая Клавдия Матвеевна и вам Александра Изольдовна устраивать драку в столовой..., не предупредив остальных. Без тотализатора, понимаешь, без достойной зрительной аудитории. Вы что думаете, нам всем не интересно было бы на это посмотреть и подзаработать?

Коллеги осуждающе кивнули головами, поддержав слова директрисы.

- Вы понимаете, что дракой вопрос не решить, в преимущественно женском коллективе? – продолжала она, - то, что кто-то из вас повыдёргивает волосы коллеге по спаррингу, совершенно не обещает какого-то исхода встречи. Скажем, сегодня одна другой рожу исцарапает, а завтра другая первой   подольёт чего-нибудь в чай. Мы это уже проходили, толку никакого!

После этих слов Зоя Михайловна хотела отпить принесённый ей секретаршей кофе, но проводив девушку дружелюбным взглядом, всё же отставила стакан в сторонку.

- Из-за чего хоть подрались-то?

Виновные стороны молчали, злобно обмениваясь взглядами.

- Молчите? Ну-ну... а то мы как будто бы тут все без глаз и ничего не видим.  Да всем известно, что вы никак не можете поделить трудовика! – возмущённо крикнула директриса. – Валерий Степанович уже добрые лет пять треплет нервы женскому коллективу. И ни кому, сволочь, не даётся!

Тут Зоя Михайловна как-то неожиданно резко сменила тактику, тембр, и максимально вежливо обратилась к единственному мужчине, сидящему за столом:

- Не так ли? Уважаемый Валерий Степанович? Или может, мы чего-то не знаем?

Трудовик смутился и даже немного покраснел.

- Так..., по глазам вижу, что так, - не дождавшись ответа, продолжила местная власть. – Думаете, я не мечтала, чтобы этот наш «Аполлон» отодрал меня как последнюю шалашовку на дальнем верстаке трудовой? Да сейчас! Разбежался! И пальцем не тронул! Даже не подмигнул ни разу, скотина, сколько я ему не улыбалась и не ставила в ведомостях дополнительных часов.

Валерий Степанович чувствовал себя сконфуженно под всеобщими осуждающими взглядами  дам.

- Все тут на него глаз клали! А он на всех нас клал отнюдь не глаз! Так что же вам даёт право думать, милые женщины, - обратилась директриса к учительнице биологии и английского языка, - что этот незаурядный тип вдруг возьмет, и поддастся на ваше влияние? Чем это интересно знать обладаете вы, чем не обладают остальные женщины школы?

Сотрудницы впились в затейников драки терзающими взглядами.

- Знаете, - отозвалась учительница английского, - я не знаю, что тут у вас в школе было до меня и признаться, меня это не сильно интересует. Свою личную жизнь, я предпочитаю не обсуждать! Да, мы с коллегой чуток повздорили, с кем не бывает, но будем считать, что мы обоюдно решили этот вопрос и более подобного не повторится. Приношу извинения со своей стороны за временную потерю контроля над эмоциями.

Зоя Михайловна перекосилась в лице.

- Так, девки, похоже, у нас намечается сегодня ещё один мордобой! – строго глядя на Александру Изольдовну, проговорила директриса.

- Пятьсот на Зою Михайловну! – полетели голоса от коллег.

- Девочки, у меня только триста, займите.

- Тысячу ставлю на директора!

- Полторы на Зою Михайловну – донеслось ещё откуда-то сбоку.

- Стоп! – хлопнула по столу власть. – Я пошутила. Пока пошутила. Уважаемая Александра Изольдовна. Вы в нашем коллективе совсем недавно, а уже начинаете вносить мятеж в дружный сплоченный коллектив. У нас не принято что-то скрывать от коллег. Мы все вместе решаем общие и частные проблемы. Где-то словом, где-то делом. Вы молоды и амбициозны, и это здорово, но послушайте умудрённого опытом человека. Поодиночке в этом мире не пробиться. Он сломает, растопчет и сожрёт не поперхнувшись. Поэтому извольте в следующий раз, перед тем как давать волю чувствам поставить в известность коллектив, или хотя бы меня.

- Я вас услышала, - не желая вступать в перепалку, тактично ушла из-под удара учительница английского языка.

- Я надеюсь! – подытожила директриса.

***

Собрание закончилось традиционно обобщающими вопросами, а именно у кого ближайший день рождения, по сколько скидываться и кто что будет пить. После чего все разошлись по домам.

Александра Изольдовна пришла работать в школу почти сразу же после того как окончила ФИЯ в педагогическом университете. Успела немного попутешествовать, понимая, что если не сейчас, то потом уже в жизни вряд ли когда-то представится такая возможность. И, в общем-то, если не уповать на чудо, её рассуждения были не лишены здравого смысла. Европа своим английским дала ей понять, что теория и практика несколько отличаются. И что переводчиком её сейчас на работу не возьмёт ни одна серьёзная организация. А вот школа примет с распростёртыми объятиями. Да, в общем, так оно и вышло. Директор школы показалась ей мировой тёткой, с юмором, что приятно. Зарплата, конечно, оставляла желать лучшего, но приятный момент в этой школе всё же ещё один имелся. Этим моментом стал Валерий Степанович, который зашёл ненароком во время собеседования в кабинет директора со словами:

- Зоя, это какой-то звездец, а не пятый «Б». А, заняты, простите, я тогда попозже с кляузой загляну.

Этот взгляд с хитринкой, который поймала на себе Александра, как он обжёг ей сердце лёгким своим прикосновением. На лице проступил румянец, губы растянулись в улыбке, обнажив передние зубы. Словом, девка запала и мимо опытного глаза директрисы это не прошло.

- Послушай, девочка, - строго сказала она, - ты на этого красавца сильно-то не рассчитывай. Не то что бы он занят, нет, он как раз не женат, но... За ним пол школы бегает. Учителя, старшеклассницы и даже, что уж там, время сейчас свободное, осуждать грех, как говорится... даже парочка старшеклассников по нему пускают слюни. Короче говоря, в очередь. Тут у нас с мужиками не густо. Совсем не густо. Так не густо, что удавиться хочется порой, но я каждый раз решаю этот вопрос малой кровью и удавливаю кого-нибудь другого, шучу. Хотя челяди полно на ком можно бы потренироваться. У нас в коллективе все женщины, даже на физкультуре детей гоняет Татьяна Павловна, в прошлом мастер литейного цеха. Так что выкручиваемся, как ты понимаешь... как можем. Мужик у нас один, мы его холим и лелеем. В обиду не дадим.

- Да я и не собираюсь никого обижать.

- Вот! Это ключевой момент! Постарайся никого не обижать. У нас девки все хорошие, но ради несостоявшегося чужого счастья да на старых дрожжах своих каких-то неразделённых чувств...

- Я поняла.

- Давай, осторожней с ним, с этим нашим «Буратино» из мастерской. Лучше вообще к нему не подходи близко, так, здоровайся издалека, но не вздумай ручкой помахать, потому что если наши бабы за это только волосы могут повыдирать, то старшеклассницы – те вообще бешенные, могут и в харю кислотой брызнуть.

- Что даже такое бывало?

- Пока нет, точнее, была попытка, но Клавдия Матвеевна успела обезвредить девочку учебником биологии по затылку. Благо никто не видел, а то бы могли засудить. У нас же знаете как. Учителю ученик может гвоздь забить в грудную клетку и при этом ты обязана соблюдать нейтралитет и уважение, но вот попробуй чуть громче сказать что-то ученику – всё, ты уже применяешь насилие, ты уже опасна для общества и ни при каких обстоятельствах не можешь больше работать в школе. Закон целиком и полностью на стороне учащихся, а они тем и пользуются.

- Да, интересно-интересно. Ну что же, давайте попробуем?

- А чего пробовать, приступайте!

Так Александра Изольдовна стала преподавать в школе английский язык. Первые недели две она осваивалась. Учебный план, программа, коллектив, взаимоотношения с учениками, которые и до этого-то не блистали знаниями по английскому, потом ещё пару месяцев вообще никто не вёл предмет и вот наконец-то вместо окна, появился урок английского, которому школяра были «несказанно рады».

И, тем не менее, отношения удалось выстроить и с учениками и с учителями вполне дружелюбные. Учеников Александра сильно не утруждала заданиями, а коллег особо не грузила собой.

- Слушай, Саш, - обратилась к ней как-то учительница по биологии Клавдия Матвеевна, - ты уже две недели у нас работаешь, а мы с тобой толком и не поболтали ни разу. У меня сейчас окно, если не занята, может по чайку?

Так началась дружба между учительницей биологии и учительницей английского. И всё бы ничего, если бы всешкольное зерно раздора – Валерий Степанович, не поранился как-то раз во время демонстрации перед учениками очередного восхитительного паса «золотых рук», а проще говоря, не удачно козырнул. Конечно, в мастерской был предусмотрен и бинт и дезинфекционные средства, но забинтованный палец не имел шансов обойти внимание Александры Изольдовны, когда трудовик явно испытывая неудобства, старался покалеченной рукой положить себе в поднос первое и второе.

- Что с рукой, Валерий Степанович? – с искренним интересом спросила она, жалостливо наблюдая за тем, как мужчина пытается справиться с примитивной задачей.

- Бандитская пуля..., точнее нож. Слишком хорошо наточил, золотые руки, оказывается, могут нести и вред, не только пользу! – отшутился преподаватель труда, - вы ведь учительница английского, верно?

- Да, я... можно Саша, - протянула руку Александра Изольдовна, испытывая самые трепетные чувства.

- Трудовик, Валера, - в ответ протянул руку с забинтованным пальцем мужчина.

- Так, господа учителя, не задерживайте очередь, мне ещё детей надо накормить успеть, перемена скоро закончится! – поторопила повариха.

- Саша, вы не могли бы мне помочь? Вон те блинчики и супчик бросьте ко мне на поднос..., пожалуйста.

Имела ли учительница английского хоть какой-нибудь шанс отказать в просьбе импозантному мужчине? Казалось, так бережно и нежно она никогда ещё в своей жизни не орудовала приборами столового этикета. Кушать сели за один стол.

- Не подумайте, ради бога, что я в претензии, я охотно выполнила вашу просьбу и если что-то нужно – всегда помогу ещё ни один раз, просто...

- Вы хотите спросить, не приходила ли мне в голову мысль орудовать левой рукой, пока травмирована правая? – улыбаясь, спросил Валерий, так заглянув в глаза, что Саша едва не подавилась от смущения.

- Ну..., не в такой форме, но в общем да, - безуспешно стараясь спрятать улыбку, ответила она.

- Всё нормально, вполне здравый вопрос, что тут такого. Спрашивайте не стесняйтесь.

- Можно на «ты», - отозвалась Саша.

- Так вот Саша, я имел наглость попросить тебя поухаживать за мной по двум причинам. Во-первых, мне очень приятно, когда красивая молодая девушка ухаживает за так себе красивым и не очень молодым человеком.

Александра покраснела.

- А во-вторых, левой рукой я орудовать... не слишком замечательный человек. Вилку держать - могу, но в рот попасть могу уже не в свой.

Саша рассмеялась.

- В таком случае мне стоит немного отодвинуться, поскольку вилка как я могу наблюдать, у тебя сейчас как раз в левой руке.

Трудовик внимательно посмотрел на свои руки.

- Тьфу, чёрт, точно. Похоже, нож задел не только палец.

Саша улыбалась всю трапезу. Трудовик что-то шутил, из-за соседних столиков доносилось периодическое хихиканье. И только после обеда, Саша, словно отойдя от гипноза, вспомнила о предупреждении директора, когда её окружили злобные завистливые взгляды маленьких стервятниц на выходе из столовой.

- Что? – спросила она у девчат.

Ответа не последовало, но глазёнки школьниц сверлили насквозь. Оценив ситуацию, учительница английского про себя подытожила:

- Блин, похоже, я попала...

***

Клавдия Михайловна выскочила из класса как ошпаренная, плотно прижимая трубку телефона к уху:

- Что? Ухаживала за ним? Смеялись? Оба? Долго? Всё время? Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет. Спасибо, дорогая, сочтёмся.

Клавдия отключила вызов, крепко сжав телефон в руке.

- Я этого так не оставлю, она у меня будет знать, как... смеялись они.

Учительница биологии шагнула в класс и яростно хлопнула дверью.

Итак, собрание закончилось, драку между учителями в столовой обсудили, все точки над «и» вроде бы и расставили, но... Всегда же находится какой-нибудь червь, который начинает точить сознание, и не успокаивается до тех пор, пока либо всё не испортит, либо всё не испортит совсем. Саша ничего такого, собственно говоря, и не сделала, за что можно было бы получить в столовой пару оплеух, но ведь она их уже получила. А поскольку получила за то, чего, по сути, не совершала, вывод напрашивался сам собой – совершить. Валерий Степанович был человек довольно приятный, интересный и весёлый. А что ещё нужно для скромного женского счастья?

- Валерий Степанович, доброе утро, - приветствовала Александра на следующий день дорого стоящего ей подранка, столкнувшись с ним в коридоре.

- Доброе утро, Александра... не помню как по батюшке. Я что-то путаю или мы вчера на «ты» перешли?

- Перешли, - с печалью в голосе ответила учительница английского.

- Случилось чего? О, что за царапины на лице? Вчера на собрании их не было.

Девушка прикрыла ладонью лицо:

- Видно да? Я тоналкой старалась скрыть, надо значит ещё немножко носик припудрить...

- Да что случилось-то?

- Да ничего особенного, просто мы вчера так с тобой перешли на «ты», что у меня теперь пол школы врагов и завистниц. Что-то услышали, что-то додумали... ну вот, результат на лицо... точнее на лице. Девочки – старшеклассницы.

- Саш... давай..., - трудовик осмотрелся по сторонам и сказал шёпотом, - зайди ко мне в мастерскую часа в четыре. У меня уже никого не будет, да и в школе в это время потише, проныры разбегутся по домам. Сможешь?

- У меня сегодня последний урок в пять!

- Нормально, я подожду, найду, чем заняться, там и заготовки для шестых классов надо делать и... в общем, я жду... Да?

- Да... – тихо ответила девушка, и прошла в учительскую.

День пролетел быстро и местами даже эмоционально. Что не говори, а есть что-то приятное в том, когда тебя шёпотом завёт мужчина к себе в коморку. Никто никому ничего не обещал и даже не намекал, но всё-таки... Может сама интрига, а может быть какие-то глупые мысли в голове, но что-то определённо создавало какое-то праздничное состояние предвкушения.

В пять часов окольными путями учительница английского проникла в мастерскую. Валерий не сразу её заметил, таким образом, у девушки было несколько минут на то, чтобы посмотреть со стороны насколько рукастый школьный трудовик, который внимательно и аккуратно размечал брусок.

- Я смотрю, ты неплохо научился орудовать правой рукой. Как рана? Полегче?

Трудовик обернулся на голос. Опёршись на косяк, стояла улыбающаяся девушка с распущенными волосами.

- Саша..., рад тебя видеть. Проходи не стесняйся.

Девушка с интересом осмотрела мастерскую.

- Уютно у тебя здесь, запах такой приятный.

- Да, люблю работать с деревом. Рука..., - Валерий посмотрел на свой забинтованный палец. – А что рука, нормально рука.

- Погоди-ка, погоди. Так ты это... ты притворялся в столовой! Жулик!!!

- С чего это... Я был предельно честен. Ну, вспомни! Я сказал, что мне приятно, чтобы за мной поухаживали. Это так. И ещё я сказал, что левой рукой я не слишком молодец орудовать. И это тоже правда. А на счёт того что я не могу работать правой рукой, я ничего не говорил. Там ранка-то пустяшная...

Трудовик расплылся в улыбке.

- Ах ты, мошенник! – Александра возмущалась исключительно с добрыми намерениями, - ты меня развёл!

- Я тебя даже ещё не поженил!

- А...., кстати да, я не замужем. Ну, пожени, я не против.

Взгляды пересеклись в смущённых улыбках с привкусом хитринок.

- Ну, вообще есть у меня один кавалер на примете, - отреагировал трудовик, - ничего такой в целом мужчина, правда чуть-чуть тебя постарше.

- Интересно-интересно. Продолжай.

- Что ты хотела бы о нём узнать? – продолжал Валерий Степанович.

- Ну..., какой он? – играя по-полной, нажимала Александра, уютно разместившись на верстаке закинув одну ножку на другую.

Трудовик, не стесняясь своего пристального оценивающего взгляда, облизнув губу, продолжил:

- Ну..., он такой...

- Ну, какой-какой? – не унималась девушка, теребя волосы.

Трудовик надул щёки и прищурил глаз. Саша приоткрыла рот, её томный взгляд однозначно гипнотизировал, да ещё как...

- Он очень... он... такой...

- Не говори, - нежно шепнула девушка и приставила указательный палец к губам Валерия, - лучше покажи.

Верстак скрипнул от резкого движения, которое породило яростное соприкосновение губ.

Хорошо, что в это время в школе было не так много людей. Мастерская оставалась незапертой и господа учителя очень сильно рисковали. Однако..., всё завершилось благополучно.

- Теперь, самое время познакомиться поближе, - предложил Валерий Степанович, заправляя в штаны рубаху.

- Да, самое время, что и говорить, - согласилась учительница английского,  поднимая с пола трусики и пряча их в карман.

- Я бы сходил в кафе.

- Давай часа через два, мне нужно и душ принять, после такого бурного рассказа, про этого твоего знакомого, да и ещё есть несколько неотложных дел.

- Забили. Через два часа на Невском!

- Есть идея получше. Что если мы поужинаем не в кафе, а..., например у меня?

- О как. Смело.

- Ну а чего уже нам теперь бояться? Из школы мне вероятнее всего придётся уволиться, причём через какого-нибудь юриста, а не лично, иначе есть риск, что трудовая с записью об увольнении будет выдана посмертно.

- Да, я же ведь тебя чего звал-то? Как раз хотел предупредить, чтобы ты была со мной поосторожней...

- Эх, - перебила Саша, прильнув своими губами к губам мужчины, - хорошо, что не успел.

- Нда... – протянул Валерий.

Девушка протянула лист бумаги, на котором успела написать свой адрес.

- Так что, расскажешь мне за ужином, почему мне следует быть с тобой поосторожней?

- Теперь уже и не знаю. Стоит ли...

- Стоит-стоит. Так я жду?

Мужчина прочёл адрес на листке и вернул его девушке.

- Что такое? – изумилась она.

- Жди. Я запомнил.

- Смотри мне! Не придёшь – накажу! – игриво ответила Саша.

- Ох, и учителя пошли, - с наигранной горечью протянул трудовик, - что принести? Копчёную курицу, пиццу, рыбу, пельмени?

- Вот это подход. Мне нравится твой знакомый, слушай, - подыграла Александра, - согласна на всё, но постепенно. А сегодня будь налегке! Я приготовлю.   

Затейники разошлись, озираясь по сторонам.

***

Нельзя сказать, что Валерий Степанович звал коллегу в мастерскую для того, что непосредственно имело место быть. Хотя, признаться, учительница английского произвела на него весьма волнительное впечатление самого хорошего смысла. Он всего лишь хотел пояснить ситуацию на свой счёт, что действительно в сложившихся обстоятельствах стоит быть осторожными, особенно на глазах учительницы биологии Клавдии Матвеевны, поскольку эта дама уже много раз совершала попытки сблизиться, но трудовик жёстко стоял на своём. Однако это не убавляло пыла одинокой школьной учительницы, которая продолжала возлагать свои надежды, что всё ещё может быть.

Позволить себе прийти к даме с пустыми руками Валерий не мог, он взял суши, бутылочку чего-то слегка одурманивающего и нарезку салями. Выбор не слишком связный и романтичный, но зато вполне хозяйски и практичный.

Александра предстала перед своим кавалером в шикарном виде, а именно в домашнем халате слегка нарастопашку и тапочках.

- Форма одежды – легкоснимаемая, - про себя оценил трудовик, планируя про себя как бы успеть объясниться до пришествия второго акта, который сулил быть неизбежным.

- Заходи! – по-хозяйски пригласила девушка, не забыв улыбнуться и поцеловав в щёку робеющего мужчину.

По совести говоря, Валерий Степанович по натуре своей был человеком скромным. Да, он отдавал себе отчёт, что пользуется завидной популярностью на работе, да и не только на работе. Были и соседки и знакомые, которые время от времени зондировали почву в надежде каких-то ответных чувств. Но все они не трогали сердца мастера столярного дела. И при всём при этом, он оставался человеком достаточно открытым, незаносчивым и в меру скромным, что подкупало вдвойне и время от времени давало новые мотивации на старых надеждах имеющимся воздыхательницам.

Квартира Саши была вполне приличной.

- Мой папа был директором завода вон того, - показала в окно девушка, - жили, в общем-то, безбедно, но сейчас уже всё давно поменялось, пользуемся так сказать дарами былых времён. Я ведь не мечтала стать учительницей в школе, даже и не думала об этом. Английский – язык международный, а я очень любила путешествовать. В отелях мои познания пригождались, да и так, чего спросить на улице, с акцентом, но всё же понимают..., некоторые.

Девушка улыбнулась.

- Продолжим знакомство с твоим приятелем?

- Да, он, кстати, тут вот передал джентльменский набор.

Валерий протянул пакет с покупками.

- Оу, так мило. Не надо было, но... знаешь. Передай ему вот это, - сказала девушка и надолго прильнула к губам мужчины.

На ужин был салат, картофельное пюре с котлетами и к чаю в вазочке стояло овсяное печенье.

- Ты когда всё это успела сотворить? – удивился мужчина, когда шагнул в зал.

- А я... я же золушка. А ты думал Шарль Перро с кого писал свою сказку?

- Теперь я понял, надо будет перечитать теперь уже под другим углом.

- Итак, золушка встретила своего принца на балу. Бал имеется, - осмотревшись, заключил Валерий, - принц подстать, давай начнём пировать что ли?

- Охотно, ваше Светлейшество, - в реверансе ответила девушка.

Ужин состоялся.

- Так что ты хотел мне сказать там, в мастерской? – спросила Саша, когда они уже сидели на диване, переключая каналы для фона соответствующего домашней обстановке.

- Я хотел рассказать тебе о Клаве.

Девушка напряглась и на какой-то миг замерла с пультом в руке.

- Нет, ничего такого, просто она за мной бегает уже не первый год. Не знаю, что она там себе навоображала, но проходу, словом, не даёт.

- Не даёт?

- Прохода.

- Аааа... Ну, тогда понятно, чего она на меня набросилась.

- Да, я вот и думаю, как бы нам теперь всё это дело грамотно обстряпать.

- Можем просто расстаться, - совершенно спокойно сказала Александра, глядя в экран телевизора.

Мужчина насупился.

- Да шучу я, господи ты, боже мой, поверил что ли? Так я тебя и отпустила. Я лучше расстанусь со всей школой, чем с тобой.

Александра обняла объект своих вожделений, он ответил взаимностью.

- Я думаю, что нам лучше вообще ни с кем и ни с чем не расставаться. Что если мы просто никому ничего не скажем? Будем делать вид, что мы с тобой практически не знакомы. Ну что мы поняли недовольство коллектива по данному вопросу, всё обдумали тщательнейшим образом и осознали. И теперь даже не здороваемся друг с другом. И вообще мы друг другу противны и неприятны.

Валерий сделал такое лицо, как будто он только что выдал что-то претендующее на Нобелевскую премию.

- Ну..., на счёт противны и неприятны – это я не знаю, но в целом задумка может быть и путная. Правда нас всё равно рано или поздно разоблачат. Не в школе, так где-нибудь увидят вместе.

- Увидят наверняка... когда-нибудь, но, во-первых, мы можем ведь столкнуться, например, в магазине случайно с тобой или на улице или в кровати твоей квартиры...

- Ну, так-то да..., тут не поспоришь! – подыграла девушка.

- А во-вторых, - лучше позже, чем рано, поиграем пока в шпионов, это даже интересно, а там может всё-таки утихомирятся наши коллеги. Влюблённые старшеклассницы выпустятся, а для новых я с каждым годом буду всё старее и старее, как следствие менее ликвиден.

- Убедил. Давай попробуем. Ну а сейчас есть предложение продолжить начатый разговор в мастерской, только уже на диванчике, что не говори, а верстак с опилками – не самое удобное ложе.

Второй тайм продлился намного дольше, и не было в округе судьи способного остановить этот матч...

***

На следующий день, Зоя Михайловна,  что-то высматривала в общешкольном расписании, которую то и дело отвлекали здоровающиеся ученики.

- Тамара, подойди, пожалуйста, - обратилась она к учительнице по химии, которая едва успела ступить на порог школы.

- Доброе утро, Зоя Михайловна.

- Доброе утро. Физики не будет неделю, Юлия на больничном, звонила мне вчера вечером. У тебя там просадка с седьмыми классами, давай как раз вместо физики своих подтянешь, пока есть такая возможность.

- Да можно бы, но у меня же окна не совпадают с уроками Тамары?

- Вот смотри, тут передвинем сюда, здесь освободим вот это и тогда получается сюда поставить седьмой «А», вот тут седьмой «Б», а вот здесь можно провести смежный урок и для тех и для этих.

Тамара Сергеевна внимательно посмотрела на расписание, обречённо вздохнула и кивнула головой.

- Ну, вот и решили, - напоследок сказала директор школы, не дожидаясь ответа и развернувшись уходить, вдруг увидела проходящего мимо учителя труда.

- Валерий Степанович, загляните ко мне, - строго крикнула она так, что Тамара Сергеевна облегчённо вздохнула, осознав, что по сравнению с  тем, что ждёт сейчас учителя труда, она ещё легко отделалась.

Валерий Степанович отдал журнал кому-то из учителей и с приветствием вошёл в директорскую.

Зоя Михайловна сидела на своём кресле и властно всматривалась в глаза сотруднику. Её укоряющий взгляд говорил о крайней степени её раздосадованности.

- Чем могу, Зоя Михайловна? Опять парту где-то сломали?

- Нет, мой дорогой, на этот раз поломка в школе посерьёзнее.

Валерий Степанович оптимистично потёр ладони.

- Я трудностей не боюсь. Говорите где непорядок?

- Присаживайтесь, пожалуйста, я сейчас расскажу вам, где у нас, что сломалось в двух словах.

Трудовик сел, директор встал.

- Итак, в не столь отдалённом прошлом, мы со всем нашим дружным коллективом имели не самый лицеприятный разговор на предмет местных взаимоотношений.

- Было дело! – подтвердил Валерий Степанович, - так что сломалось-то?

- Сломалась структура так долго и упорно выстраиваемая в нашем коллективе!

Зоя Михайловна как-то странно посмотрела на невозмутимого трудовика, ещё сильнее нахмурила брови и строго в упор спросила:

- Ты издеваешься что ли? Я, почему каждый день получаю сигналы об очагах возгорания страстей? Что у тебя с этой Таней из десятого? Ты хоть соображаешь что она ещё несовершеннолетняя? 

- А что у меня с Таней? Судя по всему, вы знаете больше моего, что и где. Поведайте, а то я не в курсе.

Зоя Михайловна достала из кармана телефон и показала Валерию Степановичу фото.

- Вот, полюбуйся, - сказала она, - зашла вчера вечером в женский туалет.

На фотографии учитель труда увидел красивым почерком написанное помадой по кафелю: «Валерий Степанович – смысл моей жизни! Таня». Дальше было нарисовано несколько сердечек и крупно слово «ЛЮБЛЮ».

Трудовик внимательно посмотрел на фотографию, потом достал свой мобильный и предъявил директору похожее фото.

- А это вот, Зоя Михайловна, я обнаружил сегодня в мужском.

На фото красовалась надпись сделанная синим мелом по кафелю: «Валерик – лучший! Думаю о тебе постоянно. Иван»

Зоя Михайловна тяжело вздохнула и села рядом с трудовиком.

- Что же нам с тобой делать- то дорогой ты мой человек. Безобразить тебя что ли?

- Так себе вариант, - незамедлительно ответил Валерий Степанович.

- Есть ещё вариант. Давай скажем всем, что ты теперь со мной, на меня пасть открыть никто не посмеет, а если посмеет, я быстро ноги повыдёргиваю и девочкам и мальчикам и тётечкам и дядечкам, если такие тоже найдутся.

Зоя Михайловна положила свою ладонь сверху на руку Валерию Степановичу.

- Тогда лучше первый вариант, - быстро отреагировал трудовик, убрав свою руку из-под директорской ладони.

Зоя Михайловна встала с места и прошлась по кабинету.

- Так, я могу идти? – выждав определённую паузу, спросил местный сердцеед.

- Сидеть! – строго ответила директриса. – Ещё есть один вопрос на повестке дня. Александра Изольдовна, учительница английского... мне ей самой волосёнки повыдёргивать, или отдать на растерзание коллегам?

- Да как хотите, Зоя Михайловна, я бы тоже поучаствовал, пару педелей ей навешу с удовольствием, а то ходит не здоровается. Мне она конечно до фонаря, но пример-то ученикам кто будет показывать как не мы? Элементарная этика. Я всё с ней никак не пересекусь, так чтобы ребятишек рядом не было, преподать урок вежливости. Вы кого вообще набираете? Это же не училка, а проститутка какая-то. Юбка короткая, каблук, блузка с расстёгнутыми пуговичками. Её старшеклассники зажмут где-нибудь за углом, я впрягаться не буду. Причём ладно, фигурка бы была точёная, это же ни там, ни здесь, ни вот здесь. Спрячь ты эту стыдобу, не позорься, так нет же, ходит прямо так. Ну, я понимаю, у вас, Зоя Михайловна есть, что людям показать, тут вопросов нет, но там-то! Или вы...

Трудовик скорчил хитрую гримасу.

- А..., - протянул он, -  я понял,  это вы специально это страшило приняли, чтобы на её фоне ещё выгоднее смотреться.

Зоя Михайловна расплылась в улыбке.

- Ну... да, у меня конечно... всё при мне в отличие от некоторых. Но, стоит ли уделять этому вопросу особое внимание. Девки помоложе - все никакие, выбирать не из чего. Кости, кожа, да тонна макияжа. Своего ничего нет. Но сейчас экология такая, добрую женщину днём с огнём не сыщешь. Так что ты подумай, Валера, подумай, вот это всё! – Зоя Михайловна обхватила руками грудь, - ещё может стать твоим.

- Ой, Зоя Михайловна, не травите душу. Пойду я.

Трудовик встал со стула и направился к выходу.

- Иди, иди. И подумай хорошенько. Время идёт, я ведь вечно ждать не буду.

Валерий Степанович по воинскому уставу отдал честь и вышел из кабинета директора с гордой выправкой.

***

Урок биологии близился к завершению. Опрос по домашнему заданию прошёл в лёгкой форме, очередной параграф успели изучить без лишних отступлений, до конца урока оставалось ещё десять минут. Предложение учительницы просто посидеть тихонько и позаниматься своими делами, ребята восприняли на ура.

Клавдия Матвеевна копошилась для вида в журнале, но заглянувшая в дверь директор разоблачила её с первой секунды.

- Зоя Михайловна? Класс, встаём.

- Сидите, сидите, - отмахнулась директор, с улыбкой войдя в класс. – Прохожу мимо, слышу так тихо, как мышки притаились. Ну, думаю, дело не чисто. Заглянула – точно. Сидят голубчики кто в телефоне кто в мрачных думах.

Зоя Михайловна с хитринкой перевела взгляд с учеников на учителя.

- Да мы закончили, Зоя Михайловна, ребята сегодня молодцы, хорошо подготовились и славно потрудились. Всё уже сделали, ждём окончания урока.

- Молодцы, - бодро отреагировал надзиратель, - ну тогда если шуметь не будете – можете пойти в столовую, пока там очереди нет. Покурить успеете, по читку раздавить, но только за углом, чтобы не на территории школы! Давайте, разомните. Косточки, чего сидеть как истуканы.

- Зоя Михайловна? – развела руками учительница биологии.

Ребята непонимающе переглянулись.

- Да шучу я. Выпить и покурить отменяется. Успеете ещё организм угробить, в столовую - пожалуйста. Ну, давайте, освободите уже помещение, нам с Клавдией Матвеевной поговорить надо.

Ребята, играя гримасами, хихикая и стараясь сильно громко не смеяться, покинули класс.

- Что-то случилось, Зоя Михайловна? – спросила учительница биологии, закрывая дверь за последним выходящим учеником.

- Да не то что бы. Скорее наоборот, - устраиваясь на столешницу парты, ответила директриса, - я сегодня с трудовиком..., со звёздочкой нашей ясной чересчур ярко блистающей общалась.

- Так...

- Что так? Ему эта англичанка нафиг не нужна, так что зря ты беспокоишься. И меня понапрасну тревожишь. Я так деликатненько ему дала понять, что, мол, кудри этой новенькой повыдираем всем коллективом, если он не перестанет с ней шашни крутить, а он говорит – выдирайте на здоровье, сам подключусь, говорит, тоже с радостью пенделя навешу. Она с ним не здоровается, оказывается, поставила нашего лицедея в неловкое положение перед учениками. Стало быть, усвоила урок. Это и хорошо, что она к нему не подходит.

- Правда?

- По глазам – не врёт. Да и смысл ему. Сказал, что этой кошке драной, не место в нашем коллективе.

Дамы расхохотались.

- Прошёлся по её наряду, по фигуре, которая не рыба – не мясо. Вообще Валерий Степанович мужик толковый. Если видит что человек дрянь, так прямо и говорит.

- Да, да. Я с ней поначалу пыталась дружбу наладить, а потом поняла, что с этой самовлюблённой особой водиться не стоит. Ничего интересного. Совершенно.

- Да. Ну, учителей по английскому не так много, пусть работает, тем более, что с трудовиком у неё явно ничего не светит.

- Да, да, конечно. Пусть работает. Может быть, как учитель она и не плохая. Всё-таки главное дети, всё ведь для них.

- Всё для них, окаянных, - вздохнула Зоя Михайловна и спрыгнула со столешницы, - пойдём тоже чего-нибудь поедим.

Через пару секунд раздался школьный звонок.

***

Александра Изольдовна провела сегодня день без особых происшествий. Отвела уроки, поймала на себе несколько насмешливых взглядов «коллег по цеху» и мудро поступив, ни придав особого значения ни одному из них, отправилась домой, где её ждали суши некогда принесённые школьным учителем труда. Они кстати оказались очень даже вкусными, хотя такие блюда не были в привычном рационе девушки.

Вечер уже совсем погрузился в полумрак, когда в дверь позвонили. Александра посмотрела в сторону двери и отвернулась, словно звонили не ей. Звонок прозвучал вновь. Потом в третий раз, после чего дверь всё же отворилась.

- Александра Изольдовна, - с поклоном приветствовал учитель труда, держа в руках букет цветов, - добрый вечер.

Девушка облокотилась на косяк, прильнула к нему склонившейся головой и нечего не отвечала.

- Саш? Что-то случилось? – убрав с лица улыбку, спросил Валерий.

- Всё хорошо, - ответила девушка, едва улыбнувшись, - просто пытаюсь вспомнить, когда последний раз мне кто-либо дарил цветы... не получается. Стою вот так и думаю... А не кажется ли мне вот это всё?

Мужчина ступил в квартиру и обнял девушку.

- Не знаю, Саш, может и кажется, - негромко сказал он, - но если это так, то пусть кажется как можно дольше. Мне этот мираж очень мил и другого я искать не стану.

- Правда? – тихо спросила девушка, взглянув в глаза Валерию.

- Правда, Саша, правда. У нас с тобой всё так быстро завертелось, я думаю это не случайность.

- Я должна тебе сказать.

- Что такое?

- Пройдёшь?

- Конечно, - мужчина положил цветы на комод, разделся и прошёл в зал.

- Валера, - начала девушка, присев на кресло и потупив взор, - я..., понимаешь...

- Ты больше не хочешь со мной встречаться? Если так, то просто скажи «да», я не стану тебя пытать, просто уйду и всё.

Валерий встал с дивана после этих слов.

- Нет, постой, не уходи. Пожалуйста... не уходи.

- Хорошо.

Мужчина опустился обратно и пристально посмотрел на девушку.

- Валера..., ты не подумай, я очень хочу быть с тобой, очень. Но я должна это сказать, потому что... Между нами всё должно быть честно.

- Конечно, конечно всё должно быть честно, а что было до этого не честно?

- До этого не всё было честно...

- Очень интересно. Продолжай.

- Понимаешь..., ты мне понравился, правда, очень. Но просто как человек. Симпатия была, да, но... Я как-то не думала о том, чтобы что-то с тобой начинать. Ко мне клинья подбивал один товарищ из интернета. Так ничего серьёзного, но просил о встрече уже месяца два. Я всё не соглашалась. А за день до того, как ты на меня набросился, согласилась.

- Я на тебя набросился?

- Ну, или я на тебя...

- Ты всё сделала для того чтобы...

- Да, - перебила девушка, - да и ни на секунду не жалею об этом! Но я сделала это не из-за того что запала на тебя, а из-за того чтобы не быть обиженной зря! Знаешь такую поговорку: «Если тебя обидели незаслуженно – вернись и заслужи!»

- Да... не плохо так заслужила.

- Ты на меня должно быть сердишься. Я ведь по сути тобой воспользовалась, хотела утереть нос этим вашим дамочкам.

- Ну и правильно сделала. Я не то чтобы не расстроился, я тебе благодарен за эту чёрную месть. И кстати, я тебе там цветы принёс, давай поставим куда-нибудь, чтобы не завяли, потом можем чего-нибудь поужинать, и я уеду, больше тебя не потревожив.

Александра кинулась к ногам мужчины.

- Валера, я не хочу с тобой расставаться. Сегодня мы должны были встретиться с тем парнем, я ему написала, что он может быть свободен, что я нашла себе достойного человека. Я не могла тебе это не сказать, ты должен всё знать, почему так произошло и к чему это всё привело. Ты мне за несколько дней стал очень дорог, Валера. Пожалуйста, не думай, что я так легко меняю мужиков, у меня никогда ничего подобного в жизни не происходило, и я надеюсь, что больше не произойдёт. Валера, я за эти сутки чуть c ума не сошла. Не оставляй меня пожалуйста... пожалуйста...

- Саша, милая. Всё в порядке. Да, твой ход был весьма... экстравагантным, но человеческая жизнь или если угодно – судьба, она как раз и куётся из таких вот от части - глупых, от части - смелых, местами неоправданных, но почти всегда очень значимых действий. Что будет завтра – никто не знает. А то, что есть сегодня – меня более чем устраивает. Кстати ты ещё можешь успеть на ужин с тем парнем. Точно не передумала? – с украдкой спросил трудовик.

- Да пошёл ты! Я же серьёзно, а ты шутишь, - надулась Александра.

- Да, я шучу, заметь, шучу! Серьёзных мыслей я не допускаю в отношении ещё кого-то среди нас с тобой, и даже думать об этом не хочу. Ну что суши там ещё остались?

- Я все съела..., - виновато ответила девушка.

- Всё? Прямо всё-всё?

- Да... Но салями ещё остались. Хочешь, кашку сварю на скорую руку?

- Хочу. А давай может, я сварю, а ты попробуешь? Геркулес есть?

- Есть, ты, что его любишь?

- Терпеть не могу, так же как и большинство, но есть один секрет, как приготовить его вкусно.

- Интересно – интересно, - немного развеялась девушка.

- Всё зависит от...

- Чччччччччч... – приставила палец Саша к губам мужчины. Я не хочу знать. Пусть лучше мой мужчина один будет обладать секретом того, как сделать что-то необычное.

- Хорошо. Тогда, я на кухню, а ты...

- А я в магазин пока смотаюсь, возьму чего-нибудь, к каше..., например хлеба.

- Идёт. Только не долго. Через 20 минут всё будет готово. Да, молоко есть у тебя?

- Стакана два найдётся.

- А большего и не надо. Ну, всё беги, да не задерживайся...

- Я мигом!

Александра сбегала в магазин, запаслась продуктами. Что не говори, а два человека – это уже не один, тут планировать иначе приходится. Когда девушка вернулась, её ждал накрытый стол. Она и не знала этого запаха уюта. Когда ты приходишь, а дома всё приготовлено и тебя кто-то ждёт. Это очень приятный и трогательный запах. Очень дорогой сердцу запах.

- Мммм, слушай, а вкусно! – без доли лести оценила девушка, - правда вкусно. Я чувствую тут какие-то приправы. Соль – понятно, какие-то перцы, сахарок как будто, да?

- Есть и сахар и приправы...

- Но есть ещё какая-то хитрость, да?

- Да...

- Хорошо, не говори мне, так интересней.

- Но это привязывает меня к готовке, ты будешь каждый раз говорить: «Дорогой, а сделай, пожалуйста, кашку такую вкусненькую как ты умеешь». И мне придётся всё время готовить.

- Тебя не проведёшь...

- Ты так думаешь?

- Я так говорю, но так не думаю...

- Ах ты...

Пара рассмеялась.

- Ладно, строить из себя профана, ты тоже не так прост, - отмахнулась Саша. – Тебя вон, сколько девиц охмуряли, не поддался же. А я успела понять серьёзность намерений коллег, девчонки-молодухи,  ладно не в счёт, но учителя, училочки... Давно бы был под директрисой, если бы не твой стержень, который меня и покорил.

- Стержень? Оригинальная трактовка...

- Да я вообще не об этом, - смутилась девушка, - хотя этот стержень тоже что надо, но речь сейчас о характере, о том, что делает тебя таким мммммммм....

- Ну, будет-будет, купать меня в лаврах, я смущаюсь.

- Я знаю... хочу тебя засмущать, потом вскружить голову и воспользоваться моментом, склонить тебя к интимной связи.

- План дерзок, не отрицаю. Смел, хитёр, коварен! – на полном серьёзе ответил мужчина, - просто достоин лучшего применения, что называется!

- Ну..., тогда что..., применим?

- Охотно, Александра Изольдовна, охотно...

Квартира девушки прежде никогда ещё не видала таких страстей в своих стенах.

***

Урок труда подходил к концу.

- Так, ребята, давайте всё убираем, сметаем стружку с верстаков, дежурные наводят порядок и можете быть свободны, - провозгласил Валерий Степанович проходя между рядов, оценивая результаты работ, - кто не успел – не переживайте, на следующей неделе доделаем. В нашем деле важна не спешка, а аккуратность.

Дверь в мастерской скрипнула, учитель труда увидел пронырливую мордашку Клавдии Матвеевны.

- Ещё не закончили? – спросила она, держа в руках какой-то свёрток.

- Да почти, - ответил трудовик, отметив для себя «антиприродное» появление здесь биологички.

- А..., ну ясно, - ответила она, шныряя глазами то туда, то сюда.

- Что-то случилось, Клавдия Матвеевна? – не растерялся мужчина.

- Да тут одно дело... Заканчивайте, я подожду.

Ученики закончили свою работу, дежурных Валерий Степанович отпустил, чтобы не задерживать и сам взялся за щётку - смётку.

- Так чем обязан вашему появлению, Клавдия Матвеевна?

Учительница смутилась и несколько раз отчаянно сконфужено улыбнулась.

- Ну что же вы так официально, Клавдия Матвеевна, Клавдия Матвеевна. Называйте меня просто – Клава. Я вот тут вам принесла одну работёнку. Не знаю, как она вам по силам или нет?

Учительница развернула свёрток, мастерская наполнилась ароматом пирогов.

- Утром постряпала по новому рецепту, вроде ничего получились. Отведаете?

- О как... Я вообще-то стряпню не очень, боюсь оказаться не объективным для вынесения вердикта качества.

- Не надо бояться, давайте пока горяченькие, я их в термосе держала, чтобы не остыли.

Учительница взяла один пирожок и протянула трудовику.

- Поверьте, Клава, мне не хочется вас обидеть, но я думаю, что моя девушка не будет счастлива, узнав, что меня подкармливают на работе, а ей я причинять страдания не хочу тем более. Поэтому давайте лучше поступим иначе. Если вам действительно важно моё мнение, то я очень уважаю тех девушек и женщин, которые умеют готовить в принципе. К вам я отношусь уважительно. Сегодня вы это мнение вполне подтвердили, а пирожками лучше всё-таки угостить того, кто сможет оценить их по достоинству без каких либо внутренних конфликтов.

Клавдия Матвеевна переменилась в лице. Она понимала, что вряд ли вот так с ходу возьмет быка за рога. Но отказа никак не ожидала. Пособия по женским хитростям и форумы с обсуждениями пестрили одной простой старой, как мир истиной, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Кулинарными ухищрениями Клавдия Матвеевна вполне могла бы это сердце завоевать, и она это прекрасно знала, но что всё упрётся в нелепый отказ угоститься... это вызвало не просто возмущение, это выводило из себя.

- Жри тварь! – хотелось ей закричать во всё горло и запихнуть пирог в глотку трудовику, но она всё же сумела себя пересилить.

- Я поняла, Валерий Степанович, прошу меня извинить, глупо это всё, наверное, выглядит. Должны же быть в жизни какие-то маленькие радости, вот я и подумала... ну не важно. Так у вас есть девушка? Поздравляю, я не знала. Давно встречаетесь?

- Ради Бога, Клавдия Матвеевна, я чувствую себя как на допросе.

- Простите, конечно, это ваше личное дело вы не обязаны...

Учительница биологии не спешила уходить, она всё так же мялась с ноги на ногу и всё чего-то ждала. Трудовик взял совок, щётку, и стал убирать стружки в мешок.

- Ну да, да – да, конечно. Извините,  - пролепетала гостья и вышла из мастерской.

***

Вечером после уроков в учительской собрался весь бомонд, не было только Валерия Степановича, заседание было тайным, его намеренно не предупредили.

- Итак, - взяла слово директриса, - я собрала вас сегодня для того, чтобы сообщить принеприятнейшее известие!

- Грядёт проверка? – предположила своим шаблонным химическим мозгом Тамара Сергеевна.

- Если бы! – обрубила Зоя Михайловна, - дело обстоит куда хуже.

- Господи, да что произошло? – отозвалась Татьяна Павловна, застёгивая тренерский костюм, который обычно жил в спортивном зале.

- Проблема возникла там, где её никто не ждал, - трагическим тоном произнесла директриса. Давай Клава, заноси.

Учительница биологии внесла большую коробку и поставила на стол. Когда убрала верхнюю крышку, то присутствующие обнаружили торт, выполненный в траурном стиле. Несколько венков венчали какую-то замысловатую вишенку.

- Вот, девки, сегодня мы провожаем в последний путь нашу светлую несбыточную мечту. Вишенку, которую так и не удалось сорвать никому из нас. Валерий Степанович завёл роман на стороне, тем самым предал весь наш женский коллектив. Убил в нас то неуловимое, что витало в воздухе школьных стен все эти годы.

Женщины коллектива поникли и опустили головы. Клавдия Матвеевна разносила чашки, то и дело, смахивая слезу со щеки.

- Давайте, девочки, отметим, как водится, - сказала, выдержав должную паузу, Зоя Михайловна и достала из-под стола бутылку водки.

***

- Слушай, я честно не ожидала, - рассказывала Александра трудовику, с ухмылкой смотрящего на подвыпившую даму сердца, - они там такой сабантуй устроили. Конечно больше пафоса, так, по сути дела повод набраться, но, тем не менее, специальный торт заказали.

- Что там сильно меня чихвостили?

- Да ты знаешь - нет. Прозвучала речь, потом разлили, стали кто есть, кто пить. Водка с тортом это вообще что-то из рук вон выходящее. Там конечно высказывали предположение о том, что за сволочь тебя охомутала, но я особо не встревала в разговор. Ты же мне не интересен... ну, как бы не интересен, соответственно и твоя личная жизнь меня не интересует. Так больше разговаривали о делах, о том, как четверть закрывать будем, про старшеклассников немного поговорили, так, в целом ни о чём. Но правда, скажу, что когда я уходила, видела Клавдию, она в кабинете у себя сидела. Такая мрачная. Может, конечно, перепила, но может и... в общем, будь с ней поосторожней, кто знает, что у неё на уме.

- Да, дама с гуськами определённо.

- Но знаешь, ты ведь действительно у меня видный мужчина, от тебя запросто можно голову потерять.

- Может ты и права. Клинья подбивали многие, это правда, но... наверное, я ждал всё это время тебя...

- А я... Я не ждала, наверное, всё-таки, но очень благодарна тому, что всё получилось именно так.

***

Александра и Валерий до сих пор работают в этой школе. Конечно, со временем их тайна прояснилась, и буря негодования не обрушилась на них с той силой, с какой могла бы шарахнуть, узнай об этом коллектив сразу же. Учителя за глаза, конечно же, их обсуждают, хоть и обзавелись за это время своими семьями почти все. Зоя Михайловна несколько раз подходила ещё после того к трудовику поинтересоваться не желает ли он познать на себе прелести измены, но её предложение было деликатно отклонено.

  Прошло довольно много времени, трудовик и англичанка живут вместе, не ругаются и с лёгким ностальгическим удивлением вспоминают те сумасшедшие действия, на которые когда-то давно решились. Их многие не любят, им многие завидуют, ещё большее количество людей просто не понимают, потому что они не похожи на другие семьи. Там где с годами отношения гаснут, у них страсти пылают ещё сильней. Там где начинаются измены – у них приходит понимание того, насколько это всё не нужно. Они действительно странные, поддерживают друг друга, ценят друг друга и спустя много лет, до сих пор не позволяют себе того, что не позволили бы на первом свидании. Они имеют наглость быть счастливыми... 

P.s.

Для обложки книги использовалось фото настоящей школьной учительницы, с которой пришлось договариваться по данному вопросу. А книгу писал настоящий учитель труда! :)

 

 

Добра Вам и Света!!!

 

Николай Лакутин

   

 

Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.

 

Официальный сайт автора http://lakutin-n.ru

 

Пятница, 13 Декабря 2019 10:36

Школьная история

Школа... Для каждого школа – это что-то своё. Для кого-то детство и отрочество, для кого-то это место работы, а для кого-то это арена для выяснений отношений и полноценных сражений. Школа остаётся в памяти потому, что оставляет за собой шлейф эмоций, именно они заставляют нас прокручивать в голове былые сюжеты снова и снова. Сегодня Вы познакомитесь с сюжетом, который... а пусть это будет интрига. Приятного лёгкого прочтения, друзья, приятных эмоций и для кого-то может быть весьма и весьма, особенных воспоминаний...

 

Вторник, 03 Декабря 2019 12:36

Квест. Душа барабанщика 3

  Квест Душа барабанщика 3

 

 

Введение

 

Благородство и подлость, отвага и страх —
Всё с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже.
Мы такие, какими нас создал Аллах!

 

Все события, организации и персонажи являются авторским вымыслом. Любые совпадения имён, фамилий и должностей персонажей с реальными именами живых или умерших людей, а также происходившими с кем-либо в жизни событиями — абсолютно случайны и совершенно непреднамеренны.

 

Квест. Душа барабанщика 3

 

На небосклоне уже проявилась луна, когда Тихон и Гедеон венчали чайную церемонию тяжёлым насыщенным молчанием. Ни одного слова не проронил ни хозяин жилища, ни его гость, до тех пор, пока чашки не были отставлены в сторону.

 

- Да... чаёк, что надо. Спасибо уважил, - наконец, промолвил Тихон.

 

- Да брось, я сомневаюсь, что тебя можно удивить настоем трав с подножья гор Алтая.

 

- Удивить – нет, но порадовать – вне всяких сомнений.

 

Добрые взгляды пересеклись в улыбке.

 

Гедеон смутился:

 

- Мы, конечно, можем так долго общаться в безмолвии, но поскольку неиспользуемые органы перестают функционировать...

 

- Да уж, кому, как ни тебе это знать... столько лет в тайге. Хорошо, поговорим на общечеловеческом. Да, судьба нас вновь свела не просто так.

 

- В ордене я тебя почти не помню. Но если бы не твой поступок, я бы не решился затевать мятеж, и всё было бы совсем иначе.

 

- Поэтому всё сложилось именно так. Я рад тебя видеть в добром здравии и прекрасной форме.

 

Гедеон вновь смутился.

 

- По поводу выправления крена «нашего общего самолёта» - сменил тему Гедеон.

 

- Говори..., – ответствовал Тихон.

 

- Есть мысли кое-какие на этот счёт. Я тут нашёл информацию о тайных раскопках...

 

Тихон кратко взглянул куда-то чуть выше головы Гедеона, потом опустил взгляд.

 

- А..., понял, о чём ты.

 

- Пояснишь?

 

Тихон сощурил глаза и отстранённым голосом, словно что-то читая, произнёс:

 

- В 1923 году последовала находка Севи, и внимание общественности было приковано к острову Маэ. Неудача Севи не угасила пыл самых рьяных кладоискателей. В 1948 году бывшему гренадеру Реджинелу Крузу Вилкнису почти удалось открыть тайну шифра. Начались раскопки. По утверждению Вилкинса, сокровища должны находиться в Бель Омбр где-то под шестиметровой толщей гранита. После тщательных поисков была обнаружена лестница, ведущая в большую пещеру, а оттуда вглубь скал. Но соединяющий туннель оказался завален, и рабочим пришлось по камешку расчищать проход. На поверхность было поднято свыше 700 тонн гранита. Когда же туннель был очищен, вдруг обнаружилось, что весь берег изрыт многочисленными ходами, соединёнными с другими пещерами. Где искать сокровища в этом лабиринте? На стенах пещер нашли таинственные знаки, а на пути кладоискателей возникали различные препятствия – ямы, ловушки, завалы. Изучив наскальные рисунки и предметы, найденные в пещерах. Вилкинс пришёл к выводу, что все они так или иначе связаны с греческой мифологией. На стене обнаружили изображение Андромеды, в пещере были вбиты колья, символизирующие зубы дракона, посеянные Ясоном, ржавая сабля могла вполне означать меч Герсея. Ориентируясь по этим знакам, кладоискатели медленно продвигались вперёд. На дне ручья была найдена золотая монетка – плата Херону за перевозку мёртвых душ. Далее следы обрывались. Раскопки у ручья не дали никаких результатов. Тогда Вилкинсу пришла в голову счастливая мысль: чтобы достичь сокровищ, нужно совершить один из подвигов Геракла. Как известно, Гераклу поручили расправиться с водяной змеёй Гидрой. Существование подземного ручья навело на мысль, что пещера с сокровищами могла быть затоплена. И действительно, когда ручей перекрыли (а это и был предполагаемый «подвиг» Геракла), в углу пещеры показался проход, заваленный глыбами гранита. Новое непреодолимое препятствие…

 

Тихон продолжал:

 

- Пока из четырёх сокровищ Эстана три не найдены. Судя по документам, одно находится на острове Родригес, второе – на севере острова Маврикий и, наконец, третье – в пещерах Бель Омбр, остров Маэ.

 

После этого Тихон закрыл глаза, а открыв, увидел неподдельно удивлённое лицо Гедеона. Его мимика говорила сама за себя.

 

- Ты же не думаешь, что так могли спрятать сокровища, которые измеряются в золоте, бриллиантах, рубинах или какой-либо валюте, - вновь пояснил Тихон.

 

- Поэтому я и задал этот вопрос тебе.

 

- Ты правильно мыслишь, в таких местах прячут ... назовём это атрибуты оккультного знания. То, что ищут эти люди – называется «Печать Шамбалы» и они на правильном пути.

 

- Я думал об этом, но как человек смог сделать такие лабиринты?

 

- Их сделал не человек. К слову, эти лабиринты обитаемы. И местные ловушки – это уже дело аборигенов.

 

- Расскажи мне о них.

 

- Эти ребята не самые приятные собеседники, лучше с ними не встречаться, ибо они не ведают о таком понятии как коммуникабельность. Сперва отрубят руку, а уже потом может быть поздороваются.

 

Тихон усмехнулся и добавил:

 

- Не лезь ты в эти дебри, это не твой путь.

 

- Нда... жаль. Есть в этом что-то, что привлекает. Или точней даже сказать – манит.

 

- Всё правильно, манят знания, источник, он всегда так или иначе даёт о себе знать каждому.

 

- Но я предполагал, что там всё-таки спрятаны камни, - отозвался Гедеон.

 

- Камни... нет, камни спрятаны под Киевом в подземном храме... Точнее они были там спрятаны. Почти по двести лет понадобилось знающим людям на поиск каждого из них.

 

- Нашли все?

 

- Нашли.

 

- И что же теперь?

 

- Теперь...

 

Тихон вновь странно улыбнулся:

 

- Найти их – мало. Камни до сих пор не активны. Догадываешься почему?

 

- Не в тех руках?

 

- Можно и так сказать. Тот, кто их создал, предусмотрел несколько степеней защиты, даже учитывая, что они были неплохо спрятаны в недрах земли. Это опасная игрушка для человека, разумеется, я говорю не о телесных опасностях. Всему своё время. Камни должны были отыскать – их отыскали. Когда придёт время – придёт тот, кто сможет их активировать.

 

Гедеон пристально посмотрел на Тихона, не скрывая во взгляде вопроса.

 

Тихон опустил взгляд и лишь сказал:

 

- Ещё не время.

 

- Ну а печать? – не унимался Гедеон. Это же не менее величественная сила!

 

- Её сила другой природы.

 

- Расскажи, прошу тебя..., – взмолился Гедеон.

 

Тихон опустил глаза и прошептал:

 

- Да, эти инструменты могут легко наладить ситуацию или же в один миг всё разрушить. Твой интерес понятен, но это не наши инструменты... Наш путь другой. Всему своё время...

 

***

 

Родовой замок в Мальборке сегодня устроил неприёмный день для всех намеченных визитов, сославшись на вынужденный отъезд представителя рода. И доля правды в том была.

 

Хозяин поместья вернулся в свои угодья ближе к полуночи.

 

- Вас ожидают, - с каменным лицом рапортовал дворецкий, встречая хозяина с  раскрытым заготовленным заранее зонтом. Погода незадалась с самого утра. Дождь лил не переставая.

 

- Что? Разве я невнятно выразился, когда оставлял распоряжения перед отъездом? – спокойно возразил хозяин, но в глазах его сверкали молнии.

 

Дворецкий проводил своего господина в дом, принял мокрый плащ, после этого дал пояснение сложившимся обстоятельствам.

 

- Всех намеченных гостей мы устроили в гостиницах, они отнеслись с пониманием, ждут дальнейших указаний.

 

- Так в чём же дело?

 

- Человек, который вас ожидает, прибыл час назад. Он предъявил вот это.

 

Дворецкий достал из кармана медальон и передал его хозяину.

 

Мужчина взял в руку тяжёлое металлическое изделие, после чего посмотрел на слугу. Тот отвёл взгляд.

 

- Где этот человек? – сдержанно, спросил хозяин. В голосе его чувствовалось волнение.

 

- Я проводил в ваш кабинет.

 

- Разговаривали о чём-нибудь?

 

- Ни слова. Постучали в дверь, предъявили медальон, дальше вы знаете.

 

- Хорошо. Иди, погуляй пока на свежем воздухе, повнимательней там, усиль охрану. Отвечаешь головой если что.

 

Дворецкий послушно кивнул, взял зонт и вышел вон.

 

В кабинете сидел человек в чёрном одеянии, на голове был накинут капюшон так, что лицо его совершенно не было видно.

 

- Чем обязан? – строго спросил представитель древнейшего рода, прежде чем успел ступить в кабинет.

 

Человек обернулся на голос и скинул капюшон. Перед хозяином поместья предстала девушка.

 

- Татьяна? – искренне удивился в голос вошедший господин.

 

***

 

Храм над источником озарился светом. Варфоломей приказал Тао не входить до конца инициации. Но даже здесь, снаружи хорошо чувствовалась необузданная сила, прорывающаяся изнутри каменных стен. Тао услышал множество едва уловимых звуков, льющихся из центра храма. Свет, исходящий из него переливался разноцветными бликами. Так продолжалось довольно долго. В конце концов, свечение ослабло. Тао услышал голос настоятеля:

 

- Подойди...

 

Войдя в храм, Тао не узнал своего Учителя.  Варфоломей выглядел помолодевшим, постройневшим, изменились даже некоторые его черты лица.

 

Но больше всего изменились его глаза. Теперь они не скрывали в себе силу.

 

- Всё получилось, Учитель?

 

- Да... всё прошло гладко. Посмотри наверх.

 

Тао поднял голову и увидел под вершиной храма бегающие по склонам темные субстанции.

 

- Это что игра теней?

 

- Нет, это сущности, которые шли со мной в последних воплощениях. Больше они мне не нужны.

 

Тао увидел как эти субстанции обрастают светящимися точками, которых становится всё больше внутри и снаружи и наконец, свечение полностью поглотило тени и беготня под сводом храма прекратилась.

 

- Ну, вот и всё, - сказал Варфоломей, не поднимая головы, - сколько разных состояний можно познать в одном человеческом теле... бесчисленное множество. Сколько возможностей даёт одна жизнь... не сосчитать. Но, в конце концов, мы должны сделать то, ради чего приходим в этот мир.

 

- Разве не сам путь является целью, Учитель?

 

- Не для всех, в привычном понимании. Для кого-то цель это сам путь, точнее прохождение по определённому пути, для кого-то цель – это выполнение конкретного предназначения в воплощении или в нескольких воплощениях. И это тоже есть путь. Конечная точка для всех будет одна, в ней сомкнутся все вселенные после того, как реализуются все варианты в полной мере.

 

- Что же будет потом?

 

- Будет то, что ты захочешь.

 

- Я?

 

- И ты тоже.

 

- Я не понимаю, Учитель.

 

- Возможно, мы когда-нибудь поговорим об этом, а сейчас пора ставить палатку, нужно побыть здесь некоторое время, закрепить тонкие тела и приучить их к новому состоянию бытия, да заодно подумать над словами моих учеников.

 

- Гедеона и Тихона?

 

- Да... моих лучших учеников и достойнейших из братьев.

 

***

 

- Здравствуйте, - деликатно склонив голову, приветствовала девушка вошедшего хозяина замка.

 

- Ты? Зачем пришла? Почему пренебрегла руководством? Мы не должны общаться напрямую ни при каких обстоятельствах. Я распоряжусь, чтобы Ритор тебя забрал и решил твой вопрос.

 

Представитель рода повернулся, но не успел шагнуть прочь, как вдруг услышал:

 

- Ритор мёртв.

 

Прохладный ветерок скользнул по спине мужчины.

 

- Сядьте, пожалуйста, я не займу много вашего времени, есть несколько вопросов, которые срочно нужно обсудить.

 

Мужчина изменился в лице. Обернувшись, он промолвил:

 

- Ты отдаёшь себе отчёт в том, что говоришь? Про члена клана даже думать нельзя в таком ключе, не то, что утверждать подобные вещи. Ритор – человек, которого не знает в лицо почти никто, кто он, где его искать и...

 

- Ритор мёртв! – перебила девушка, - вот то, что его убило.

 

Из кармана Татьяна достала маленький стеклянный флакон и поставила на стол.

 

Мужчина подошёл к столу, сначала внимательно посмотрел на девушку, потом взял флакон в руку.

 

- Осторожно, - предупредила девушка. Это не обычное стекло, обладает очень большой плотностью, но вместе с тем это хрупкий сплав.

 

Мужчина поднял флакон до уровня глаз. Внутри прозрачного флакона он ничего не обнаружил.

 

- На кой чёрт ты принесла сюда эту пустую склянку?

 

- Она не пустая.

 

Мужчина ещё раз присмотрелся к флакону.

 

- Нано технологии. Привет из лаборатории Варфоломея. В этом флакончике находится достаточное количество частиц, для того чтобы уничтожить и вас и меня, - пояснила девушка.

 

- Продолжай.

 

- Молекулы могут проникнуть в организм через дыхательные пути, но могут и через поры кожи. Они управляемые. Могут суммироваться, могут делиться до едва заметных в микроскоп. Клеточный уровень для них не является препятствием. По команде эти частицы проникают в любой орган человека и дальше делают ту работу, ради которой были созданы.

 

- Раз мы не знаем об этой разработке, значит, она пока ещё опробовалась только на местном уровне, скорей всего в стенах лаборатории, - проявил интерес мужчина.

 

- Первое испытание – да. Вторым испытуемым стал Ритор.

 

- Но как они его вычислили?

 

- Вы были не достаточно хорошо осведомлены о группе Варфоломея. Он собрал вокруг себя действительно необычных людей. Экстрасенсорные способности, помноженные на оккультные знания, силу и опыт дают такой результат, который более чем опасен для всей нашей структуры.

 

Мужчина сел на кресло, не сводя взора с флакона.

 

- И не только для нашей..., - добавила девушка.

 

- Расскажи, как это произошло.

 

- Ритор имеет человеческое тело, а наши тела уже давно не выдерживают современных условий. Он обратился к своему стоматологу, через которого и вышли на него слиперы Варфоломея.

 

- Что, человек из нашего круга пользовался техногенными услугами этого стада? Ты, девочка мне верно ездишь по ушам.

 

- Это был не простой дантист. Никто там зубы не сверлит и не точит. На десну наносится специальная паста, которая проникает в кожу вместе с содержащими в себе нанитами. Дальше программист указывает электронным роботам поражённую область и моделирует конечный результат, а так же скорость восстановления. Процесс идёт практически безболезненный, есть ощущение дискомфорта, но при небольшой скорости нет и его. Поражённый орган полностью восстанавливается за счёт технологии, которая остаётся в теле навсегда, причём её износ превышает работоспособность и изнашиваемость естественного органа в тысячи раз. К примеру «новыми зубами» можно без риска грызть проволоку, перекусывать гвозди, их не берёт ни точильный диск ни пила. Вот за такими зубками Ритор и пришёл к своему человеку.

 

- А вместо этого получил пулю в лоб?

 

- Нет, зачем же. Он получил то, зачем пришёл. Но на следующий день, эти частицы покинули свои места в организме и по строго заданному курсу сгруппировались в области сердца таким образом, что сформировали собой лезвие бритвы. Этого хватило, чтобы отправить носителя нанитов на тот свет. После этого частицы приняли исходное положение. Оружие уникальное, если не знаешь, то причину гибели установить невозможно.

 

- Откуда у тебя эта информация.

 

- Мне удалось завербовать одного из выходцев Варфоломея. Он очень способный парень, тоже умеет видеть и читать пространство.

 

- Что же... поздравляю тебя с новым парнем. Но не завидую ему, учитывая судьбу прошлого завербованного тобой деятеля.

 

- Оставим лирику. Я здесь для того, чтобы проинформировать и получить новые распоряжения.

 

- Твой человек может отследить канал поставок этого... средства?

 

- Он уже это сделал, именно поэтому один из опытных образцов сейчас у вас в руке.

 

- Хорошо. Варфоломею осталось по моим данным недолго развлекаться с учениками и лабораториями. Он прошёл последнюю инициацию и теперь должен будет совершить тот обряд, ради которого его и вывели на общую арену. А все разработки достанутся нам. Скажи своему парню, чтобы не высовывался и сама куда-нибудь затеряйся на пару дней. Скоро всё решится. Информацию передам, куда следует, разыграем всё в нужном ключе.

 

Девушка поклонилась и вышла.

 

- Варфоломей хорошо продвинулся... даже слишком хорошо..., - сквозь зубы прошептал представитель рода, убирая флакон в карман.

 

***

 

В пятничный вечер в супермаркете по обыкновению было столпотворение. Генерал ФСБ не в силах совладать с собой, сверлил взглядом кассира, которая, казалось, могла побить рекорд по медлительности обслуживания покупателей.

 

- Здравствуйте, пакетик нужен? – наконец прозвучали заветные слова.

 

Генерал уже было раскрыл рот, чтобы высказать всё что наболело, но сзади стоящий покупатель вдруг прервал его мысль, положив свою руку на плечо несостоявшегося прокурора.

 

- Не стоит, товарищ генерал. У неё был тяжёлый день, боли в поджелудочной сказываются не только на скорости, и то что вы намерены сказать она сейчас хотела бы услышать меньше всего. Возьмите пакет, вас ждёт барышня и вся остальная очередь, - подмигнув кассиру, проговорил молодой парень, убирая руку с плеча генерала. 

 

- Ты, сопля зелёная, как смеешь вести себя подобным образом. Что даёт тебе право думать о значимости своего мнения? Оно здесь никого не интересует.

 

В ответ парень улыбнулся и положил к продуктам генерала странный атрибут, который был единственной его покупкой – детский фонарик.

 

- Вот, возьмите, Вам он нужней.

 

- Оставь себе свою бирюльку, - сказал генерал, потянувшись к фонарику, чтобы вышвырнуть его из своей корзины, но вдруг парень произнёс:

 

- Двадцать пятая поправка к отчёту, жена вновь пересолила яичницу, водитель опоздал на пятнадцать минут и докучал всю дорогу своим раздражительным молчанием и подглядыванием в зеркало заднего вида. И кстати, генерал, вы взяли не ту соль, она йодированная, в вашем списке на этот счёт  стоит особая отметка.

 

Генерал уже было взял в руку фонарик, и замер с ним в исступлении.

 

- Возьмите этот фонарик и положите в карман пальто, он вам пригодится через сорок пять минут. В воскресенье я вам понадоблюсь, буду в кафе через дорогу в 18.00. До встречи.

 

После этих слов парень ещё раз подмигнул кассиру и покинул магазин. А генерал достал из кармана список с перечнем продуктов и, найдя в нём соль, увидел рядом приписку «не йодированная».

 

Сев в машину, генерал уложил пакеты с покупками и первым делом достал из кармана фонарик. Осмотрел со всех сторон, проверил устройством из бардачка. Потом разобрал, осмотрел внутренности на предмет жучков и взрывных устройств. Всё оказалось в порядке.

 

- Дешёвая китайская игрушка, - в голос сказал он.

 

- Что? – отозвался водитель.

 

- Давай к дому и на сегодня можешь быть свободен, - отдал он распоряжение подчинённому за рулём и предался размышлениям.

 

- Что за клоун, - рассуждал про себя генерал, глядя на мелькающие высотки за окном, - зачем мне этот дурацкий фонарь? Ну, допустим, в список мой он мог заглянуть, проходя мимо. Мог это увидеть подельник с камеры магазина. По поводу поправок в отчёте мог слить информацию заведшийся крот. Но откуда он взял про пересоленную яичницу? Ведь я об этом даже жене не говорил, значит, жучок исключён. И самое интересное... о том, что меня раздражают эти подглядывания водителя в зеркало заднего вида...

 

Генерал вновь поймал за этим занятием водителя, косившего глаз на своего пассажира и молча скорчившись, продолжи мысль:

 

- ...  об этом знаю только я один. Неужели он так легко проник в мои мысли. Я что повстречал действующего медиума?

 

Машина остановилась у ворот загородного дома Генерала. Жена выглянула в окно.

 

- Езжай. На выходные далеко из города... ну ты в курсе. Специфика работы такова.

 

- Так точно, товарищ генерал. Я на связи, в любой момент звоните.

 

Машина тронулась, Генерал ступил на крыльцо, осмотрел философским взором двор, посмотрел на яркие звёзды небосклона и шагнул на порог. Но как только закрыл за собой дверь, свет в доме погас.

 

- Дорогой ты здесь? Темень, ничего не могу разобрать. Ты не помнишь, куда мы поставили коробки со свечами, наверное, что-то с подстанцией, в соседних домах тоже света нет, и улица вон тоже не освещается.

 

Генерал достал из кармана фонарик, и, включив его, подумал:

 

- Действительно пришёлся ко двору...

 

***

 

- Учитель, расскажите о Бодхисатвах. Какие они? – обратился Тао к Варфоломею, за завтраком после минувшей ночи у источника.

 

- Внешне почти такие же, как и все люди. Отличаются походкой, стилем жизни и конечно... глазами.

 

- А что у них не так с походкой?

 

- У них как раз всё так. Это у нас... ну не важно. Особенности физики тела, понимание структуры организма и открытое сознание, которое неразрывно следует с мыслью, движением. Во всём, в каждом деянии и проявлении.

 

- Это же какой нужно обладать дисциплиной, чтобы контролировать одновременно все процессы, - удивился Тао.

 

- Всё это контролирует сознание в автономном режиме. Ошибочно полагать, что Бодхисатва руководствуется мозговой деятельностью, нет. Это вовсе не так.

 

- Расскажите, Учитель.

 

- Человеческий организм остаётся неизученным даже при современном уровне технологий, которыми обладают лишь приближённые к семьям не потому, что кому-то не хватает ума разобраться в строении атомов и их взаимосвязях. Эта динамика продолжится до тех пор, пока наука и духовная сфера не соединятся в единый организм. Вот тогда и произойдёт квантовый скачок в развитии и человек как сущность откроется для понимания и изучения.

 

- Но разве этого до сих пор не произошло?

 

- Этого и не произойдёт, пока каждый тянет одеяло на себя. Каждую крупицу знания наука и духовенство делят между собой, объясняя открывшийся факт каждый по-своему. Они и не стремятся к единству. В наших же лабораториях принцип взаимодействия совсем другой. Отсюда и результат.

 

- Да, мы хорошо продвинулись во многих направлениях, но и для нас пока ещё тело человека – это непаханое поле деятельности.

 

- Видишь ли..., - задумчиво произнёс Варфоломей, - организм человека – это великий химик! К примеру, при переломе кости из-за повреждения кровеносных сосудов часто происходит внутреннее кровотечение и кровь собирается в области перелома. В этот момент организм производит некую субстанцию, которая преобразует клетки крови в костные клетки, и те начинают выстраиваться определенным образом в месте перелома, восстанавливая поврежденную кость. Это явление знакомо современной медицине, но не объяснено. Мы пошли дальше. Понимая, что организм человека может преобразовывать одно вещество в другое, по схожему принципу стали работать с тонкими телами, и выяснили, что сознание человека так же элементарно способно менять материю не только внутри тела, но и вне тела. Совсем не много людей на сегодняшний день умеют это делать, точнее умеют все, позволяют себе уметь совсем не многие.

 

Варфоломей взял в руку почти остывший уголёк оставшийся от вчерашнего костра. Сжал его в ладони и закрыл глаза. Через непродолжительное время приоткрыл один глаз и палочкой лежащей неподалёку раскопал небольшую ямку. В неё положил сжатый в руке уголёк и присыпал его землёй.

 

Но не успел Варфоломей убрать на достаточное расстояние руку, из земли в месте зарытого уголька пробился росток. Он стал так стремительно набирать силу и объём, что менее чем через минуту рядом с Варфоломеем вырвался из земли огромный ствол и предстал перед Тао шикарным кедром, с которого упало несколько зрелых шишек.

 

- Чудеса в чистом виде..., - раскрыв рот от изумления, промолвил Тао и подошёл к кедру, попробовал его на ощупь, поднял кедровую шишку, и приступил к очистке шелухи.

 

- Это знание в чистом виде. При наличии воли и решимости возможны все божественные вещи. Чудеса существуют для тех, кто пребывает на очень низком уровне сознания. Если человек не может объяснить то или иное явление, то считает, что произошло чудо. На самом же деле всё есть причиноследственные связи. Просто форма их проявления разнится, а узкий коридор мировосприятия большинства людей не в силах описать своими голографическими картами восприятия всё происходящее.

 

- Но как?

 

- Человек... это не простая склянка с потрохами. Изучай себя и всё поймёшь, всё освоишь.

 

- Кто же создал такое творение...

 

Тао всматривался в глаза Учителю, но тот не ответил, а лишь усмехнулся.

 

- Вы ведь знаете ответ на этот вопрос..., - настаивал Тао.

 

- Знаю, но если скажу тебе, то всё равно мне не поверишь.

 

- Это так сложно для восприятия, Учитель? Даже для моего?

 

- Как знать...

 

- Скажите, молю... кто создатель?

 

Варфоломей очень добро посмотрел в глаза Тао и тихо произнёс:

 

- Ты.

 

Тао изменился в лице.

 

- Шутить изволите..., - с нотками обиды прозвучал голос послушника.

 

- Отнюдь. Видишь как всё просто. Настолько просто, что даже не укладывается в голове.

 

Тао вновь изменился в лице.

 

- Пока перевариваешь информацию, добавлю, что не всё это, - Варфоломей обвёл руками контур ученика, - сотворено тобой в чистом виде.

 

Тао не смел перебивать, он даже не в силах был что-либо спросить от изумления, Учитель продолжал:

 

- Человеческий волос.  Волос устойчив к перепадам температур в отличие от тела, при этом сохраняет чувствительность, и это не всё. Он не боится холода, не боится жары, не передаёт болевых ощущений. Не требует ухода в естественных условиях, живёт дольше тела в разы, сохраняя информацию в клетках о своём владельце. Имеет другую структуру, восстанавливается даже после лучевой терапии, что не под силу ни одному другому органу, но при всём при этом, сохраняет чувствительность и рецептуру. Когда парикмахер состригает волосы, ты это чувствуешь, но болевого эффекта нет, не занятно ли? Ногти похожи в этом плане, но они чувствуют и холод и жару и попробуй, сломай, сразу даст о себе знать болевой рецептор. А вот волосы...

 

Варфоломей улыбнулся. Сегодня он был особенно благосклонен и как никогда расположен к непринуждённой беседе.

 

- Волос, - продолжал Учитель, – это инородное изобретение, скажем так, не природное. К слову, далеко не все человекоподобные имеют волосяной покров, но, справедливости ради, скажу, что его имеют не только Земляне.

 

Тао совсем погрустнел.

 

- Ну, ну, Тао, не унывай. Ты узнал что хотел, пока отпусти это знание, придёт время, и оно обретёт силу, а сейчас полюбуйся этой красотой, пока мы здесь, и на посошок ещё прими вот эту информацию... В человеческом теле есть ещё один орган, который соответствует всему перечисленному и относящемуся ко всему тому, что я рассказывал про волос.

 

- То есть, есть ещё что-то из того, что не было создано изначально или было создано кем-то другим?

 

- Да.

 

- Что же это, Учитель?

 

Ответ поверг Тао в такое состояние, которое до этого он в себе прежде не знал.

 

- Человеческий мозг, - был дан ответ Учителя.

 

Варфоломей откинулся на траву и закрыл глаза, растянув рот в улыбке.

 

***

 

Электричество в загородном посёлке восстановили только на следующий день. Генерал сидел в своём кресле-качалке, потягивал привезённую с кубы в подарок коллегой сигару и поглядывал на китайский фонарик, мирно покоящийся на комоде. От дум его отвлёк телефонный звонок.

 

- Слушаю! – поднял трубку генерал.

 

- У нас четвёртый глухарь. Почерк тот же, очередной депутат. Генерал, сделай что-нибудь, найди мне этого гада, я не хочу говорить громких слов, ты знаешь, как я к тебе отношусь, но на меня давят. Полетят погоны. Действуй, родной, действуй! – донёсся из трубки весомый голос.

 

- Понял тебя, - печально пробасил генерал и сбросил вызов.

 

Дело, которое не давало покоя всему отделу уже третью неделю изрядно трепало психику Алексею Акимовичу. Следователи, полковники, майоры, все подчинённые выбивались из сил, но никто не мог даже близко подойти к разгадке серии преступлений. Менее чем за месяц жертвами неизвестного стали четыре депутата государственной думы. Все работали в разных фракциях, между собой никак не были взаимосвязаны, были знакомы, но общих дел не имели. Это сбивало со следа, потому что характер преступления был по всем параметрам заказной. Таких людей простой обыватель попросту не достал бы. У каждого депутата имелась персональная охрана. Осложнял расследование тот факт, что все они были убиты прямо на рабочем месте. Там, куда не проникнуть никому со стороны. Внешних следов травм эти жертвы не имели. Но у каждого в голове была найдена пуля. Каким образом она туда попала, не повредив плоть и кости черепа – никто не мог понять. Депутаты были в замешательстве. В думе нагнеталась паника, ибо каждый из них теперь мог стать очередной мишенью.

 

Генерал набрал на мобильном номер, подписанный как «Евнух».

 

- Да, Алексей Акимович, слушаю вас? – прозвучал неуверенный ломкий голос мужчины.

 

- Володя..., подготовь гараж и ребят ко мне срочно пришли. Есть надобность.

 

- Всё сделаю, Алексей Акимович, вы сейчас на даче?

 

- Да, здесь пока. У нас есть в запасе часа четыре.

 

- Всё понял, парни будут у дома через два часа, подождут, сколько потребуется, гараж готов будет часа через три. Подъезжайте.

 

Генерал скинул вызов и приставил задумчиво трубку к губам.

 

- Да... интересно - интересно, какое отношение имеет этот персонаж с фонариком к текущим событиям. Но если ты засланный казачок, то не взыщи...

 

 

 

***

 

В 18.00 в указанном кафе молодой человек допивал уже оплаченный кофе, когда двое крепких ребят подошли к нему со стороны спины.

 

- Пройдёмте с нами, молодой человек.

 

Парень даже не обернулся, сделал последний глоток и, встав, проследовал в припаркованный с тыльной стороны кафе автомобиль. Шёл первым, сзади сопровождающие ребята лишь переглядывались, не понимая, откуда парень знает куда идти и почему ведёт себя так спокойно.

 

- Как ты узнал? – строго спросил генерал доставленного паренька, когда тот ступил в гараж расположенный за городом на только что расчищенном трактором свёртке в стороне от основных дорог.

 

- Я не знал. Увидел, - спокойно ответил парень, пройдя по-хозяйски и достав из-за угла стул, присев на него, - у меня было много свободного времени, решил прогуляться по магазину и мой взор привлёк тот самый фонарик, который впоследствии осветил вам путь. Очень символично получилось, не находите?

 

Парень, улыбнувшись, продолжал:

 

- Я подумывал о том, где мне применить в жизни свои навыки и вдруг на кассе почувствовал нарастающую негативную энергию. Она шла от вас, дорогой мой человек. А дальше вы знаете.

 

- То есть всё, что ты там сказал, увидел буквально за несколько секунд?

 

- Да. Тогда же я понял, почему этот фонарик бросился мне в глаза, и что работу мне искать не придётся, она сама меня нашла.

 

- Значит, знаешь, зачем ты здесь?

 

- Разумеется.

 

Генерал кивком головы дал понять парням, что им нужно покинуть помещение. Бойцы вышли.

 

- Ты знаешь, я не очень верю во всю эту чепуху, поскольку всё, что ты говоришь, не представляется возможным проверить. Однако всё сказанное находит подтверждение в действиях. Если мы сможем быть друг другу полезны – чего ты от меня ждёшь?

 

- Какую-то благодарность в финансовом эквиваленте, деньги я материализовать не умею.

 

- Как будто бы кто-то умеет, - на выдохе ухмыльнулся генерал.

 

- Есть такие, но они не ищут встреч с генералами, - спокойно ответил парень, - впрочем, не могу сказать, что я искал. Судьба свела.

 

- Судьба, говоришь..., ну-ну.

 

- Давайте к делу, вы хотите знать о совершенной череде преступлений, которые всё никак не можете раскрыть и даже объяснить в своих отчётах... я вам помогу.

 

Парень закрыл глаза, потом открыл и протянул руку.

 

- Давайте.

 

- Что давайте?

 

- Улику, что лежит в вашем кейсе. Она мне понадобится для того чтобы увидеть картину произошедшего.

 

- Вот так вот обставишь себя охраной, защитишь данные компьютерными программами, предусмотришь, казалось бы, всё и вся, а какой-нибудь самородок возьмёт, и залезет тебе в башку, не спросив разрешения, - подумал генерал, настороженно посмотрел на парня, после чего полез в кейс и вытащил оттуда губную помаду в вакуумном пакете.

 

Парень лихо раскрыл пакет.

 

- Осторожно,  - предостерёг его генерал, - это всё-таки улика! Правда не совсем понятно, что губная помада делала в рабочем кабинете депутата государственной думы, да ещё и на столе.

 

- Спокойно, Алексей Акимович, сейчас всё узнаем, - сказал парень и взял помаду в руку.

 

Генерал не привык, к такому роду обращению, он терпел выходку парня уже во второй раз, но он так же понимал, что в любой момент может в полной мере остудить пыл жестокой расправой. Из этого гаража обычно не выходили те, кто сюда попадал.

 

- Ага, вижу, - пояснил парень, не открывая глаз, - на самом деле объясняется эта помада на рабочем столе депутата очень просто. Этот деятель, у которого ваши сотрудники нашли дамский атрибут косметики, имел нетрадиционную ориентацию. Помада-то не простая, доставленная по специальному заказу из поднебесной кузницы хранителей мод.

 

- Можно без вот этих вот всяких..., - перебил генерал.

 

- Из Парижа. Вечером у него должно было состояться романтическое свидание в интересной обстановке с вполне себе прогнозируемым продолжением. Но это не имеет отношения к делу. По поводу остальных жертв пока не уверен, но данного товарища на тот свет отправил не один человек.

 

- Что это значит?

 

- Его устранила корпорация. Дайте, пожалуйста, листок и ручку, напишу адрес и название, заказчика.

 

Генерал не верил своим ушам.

 

- Ты это всё сейчас увидел, подержав в руке помаду? До этого ничего вообще по этому вопросу не знал? Насколько я могу доверять этой информации? Как бы ты поступил на моём месте, глядя на выскочку, строящую из себя не бог весть что?

 

Генерал наконец почувствовал силу своего положения и собрался было дать волю эмоциям, но парень сохраняя спокойствие ответил, открыв глаза:

 

- Я бы проверил. Листочек и ручку, пожалуйста. Сказать, как был убит ваш депутат?

 

- Ты и это знаешь? Ну, давай, удиви дядю.

 

- С нано частицами знакомы, Алексей Акимович?

 

Генерал впился глазами в парня.

 

- Эта технология была изобретена давно, но применять её стали совсем недавно. Если у тех остальных ребят такая же пуля в башке, что и у этого, то это дело рук одной корпорации. Мотив простой – не согласились плясать под их дудку. Так что те, кого убрали, как оказалось, совсем не плохие ребята, а наоборот стояли за правду, за неё же пострадали. А вы думали наоборот.

 

- Что с частицами? Как пуля оказалась в голове, не повредил оболочки тела? – строго спросил генерал.

 

- Всё ясно, вы не в курсе. И листочка у вас нет и ручки тоже. Зато смотрю есть кувалда, верёвка, крюки, бензопила, кляпы..., - осмотрев помещение, съязвил парень.

 

- Хватит ёрничать.

 

- Хорошо, что стащил из кафе пару салфеток, - сказал парень, - как знал. Пригласите долговязого. У него карандаш из Икеи в брюках, он нам сейчас нужен.

 

Генерал позвал бойцов, у одного из них в кармане действительно оказался карандаш.

 

Парень записал адрес, название корпорации и страну, в которой она находится.

 

- Так это ещё и не местные? – удивился генерал, глядя на листок.

 

- Я вижу, вы наконец-то мне стали доверять, Алексей Акимович, - с иронией добавил парень, - что думаете на счёт моих дивидендов?

 

- Я думаю, что надо бы тебе сломать пару рёбер, а пока будешь валяться на больничной койке, мы всё проверим.

 

- Хороший вариант, терпимый, так скажем, только ведь без меня вы ничего толком не узнаете. Ни лиц, ни должностей ни того, что они будут вам там на уши вешать. А я увижу и найду того, кто вам нужен. Тем более что знаю это уже сейчас.

 

- Хитрый гадёныш, - огрызнулся генерал.

 

- Я тоже думаю, что мы сработаемся. А будете обращаться ко мне в том же духе, расскажу вашим подданным о том, что забавляет вашу супругу!

 

Генерал насупил бровь.

 

Парень миротворчески протянул руку:

 

- Ну что? В путь?

 

- Чёрт с тобой, но если ты водишь меня за нос..., - генерал ответил рукопожатием.

 

- Звоните «Евнуху», Алексей Акимович, скажите, чтобы загрёб обратно дорогу к гаражу. Она ещё долго не пригодится, - подмигнул парень, обнажив улыбку белозубого рта.

 

 

 

***

 

В ордене «Чёрной руки» среди «городских джунглей» шла аттестация. Ваге принимал экзамен у послушников.

 

- Так, хорошо, последнее, что тебе надлежит сделать. Видишь того джентльмена? -  обратился Ваге к молоденькой девочке, до сего момента успешно выполнившую все задания.

 

- В кепке своего отца? Да вижу. Он не очень хорошо себя чувствует сегодня после того как муж его теперь уже бывшей...

 

- Достаточно, отлично – перебил Ваге, - умница, иди, отдыхай, ты славно потрудилась. Кто у нас следующий?

 

К Ваге подошёл низкорослый, но по лицу уже не юный паренёк.

 

- Ооо..., Ефим. Ребята, представление начинается, денёк сегодня обещает быть интересным. Ну что, дружище, поиграем сегодня в кошки-мышки? – Азартно улыбнувшись, произнёс Ваге.

 

- С удовольствием, Учитель, - ответил послушник.

 

Улыбка Ваге растянулась до ушей.

 

- Ну, тогда держись! Вон идёт девушка. Видишь с пакетиком.

 

- Да, Учитель, в нём пара батонов из пекарни и противозачаточные таблетки.

 

- Она идёт к своему парню..., - продолжил Ваге речь послушника.

 

- Но не дойдёт, потому что через четыре, три, два, вот и всё, каблук сломался.

 

- Отлично, малой. Как думаешь, кого я выберу?

 

- Парень на другой стороне улицы?

 

- Нееет, это было бы слишком просто.

 

Ваге осмотрел улицу, и глаза его засияли.

 

- Учитель, но ведь он в три раза старше неё? – возмутился послушник.

 

- Тем интереснее. Сможешь?

 

- Попробую.

 

Дальше Ваге и его ученик не обронили ни слова. Мужчина, шедший по улице совершенно в другую сторону от девушки, вдруг остановился. Он как-то странно повёл бровями и обернулся, устремив взгляд в сторону девушки, прыгающей на одной ноге, пытающуюся сделать что-то со сломанным каблуком.

 

- Разрешите, я вам помогу? – обратился он, подойдя к ней.

 

- Да нет, спасибо, тут ничего уже не сделаешь, пойду так. Я не далеко живу, спасибо ещё раз.

 

Ваге с укоризной посмотрел на послушника.

 

Девушка обула сломанную туфельку, и уже было пошла, но вдруг остановилась.

 

Мужчина стоял, глядя в спину уходящей девушке, словно чего-то ждал.

 

- А... вообще-то, знаете, что? – вдруг обернулась молоденькая дива.

 

Мужчина догнал её и взял за руку.

 

- Я Ирина, - улыбнувшись, произнесла она.

 

- Валерий Петрович.

 

- Валерий Петрович, очень приятно. А можно я буду называть вас Валерой?

 

- Можно Ирина, вам можно всё. Не откажите мне в любезности отобедать вместе? Я приглашаю вас в..

 

- А может быть..., - перебила девушка, - я всё возьму с собой и мы поужинаем у вас дома? Я умею готовить шикарный бефстроганов.

 

- О..., это было бы весьма любезно с вашей стороны. Сегодня придёте?

 

- Балтийская 86 квартира 18, - утвердительно произнесла адрес мужчины девушка.

 

- Красное нижнее бельё, - ответствовал мужчина, - купленное вчера на горячей распродаже, последние остатки духов будут потрачены на меня, я польщён. Оу... седловидная матка, это очень и очень кстати, нам ни к чему в сложившейся ситуации опасность беременности, этот любопытный факт даёт нам возможность не предохраняться.

 

- Даже если всё случится, я рожу от вас с превеликим удовольствием, Валера...

 

На плечо Ваге легла тяжёлая ладонь Варфоломея. Тао обхватил руками послушника.

 

- Как идут дела? – сурово произнёс Варфоломей.

 

Ваге испуганно потупил взор, отметив для себя изменения в лике Настоятеля.

 

Девушка и мужчина, стоявшие друг против друга замерли и в миг вдруг отошли, как будто ото сна. Встрепенулись, посмотрели друг на друга с непониманием, и пошли в разные стороны.

 

- С возвращением, Учитель. Да вот..., - пояснил Ваге, - провожу аттестацию подрастающего поколения. Ребята большие молодцы, вы умеете, Учитель, подобрать достойных кандидатов.

 

- Прогиб засчитан, но впредь не попадайся. Из-за таких увеселительных мероприятий в один прекрасный момент может подвергнуться опасности большая игра.

 

- Понял, больше этого не повторится, - виновато сказал Ваге, подмигнув послушнику.

 

Вернувшись в острог, Варфоломей собрал планёрку, где восседал Тао, Ваге и ещё несколько вышедших на должный уровень учеников. Настоятель объявил:

 

- Итак,  братья. Завтра я покину наш дом. Орден останется на вас. Я ухожу не потому что этого хочу, а потому что так велит мне моё предписание. С изменением руководящего состава «Чёрной руки» изменится политика всего ордена в целом. Это ни плохо, ни хорошо, так есть. Единственное что попрошу – не меняйте название. Оно не простое. Пусть орден процветает и дальше под грифом «Чёрной руки». Кого-то это название страшит, кого-то смешит, но самое главное, в чём его превосходство – оно вводит в заблуждение. Всегда. И никто не будет знать, чем клан занимается на самом деле. Можете посвятить всю оставшуюся деятельность тому, чтобы сажать тюльпаны, но название оставьте прежним, ему ни много ни мало уже 7 000 лет. Чем только орден не занимался и благими делами и не очень, но всегда в своих сердцах держите нотку благородия. Вы можете внешне казаться самыми жестокими врагами всему человечеству, но внутри в сути... оставайтесь теми, кем я учил вас быть... будьте истинными собой. Всегда! В любой ситуации... особенно перед ликом смерти.

 

На этом Варфоломей встал со своего любимого кресла, прикоснулся к нему рукой, и кресло обратилось в прах.

 

- Это было моё кресло, я заберу его с собой...

 

Варфоломей серьёзно посмотрел на всех собравшихся, потом дружелюбно улыбнулся и растворился в воздухе. 

 

***

 

Гедеон проводил Тихона до конца аллеи. Прошли ни одни сутки, пока старые приятели вволю наговорились, разбавляя беседу зелёным чаем.

 

- Скажи, - задал свой последний, давно припасённый вопрос Гедеон, - как тебе удаётся соблюдать нейтралитет, когда проходишь мимо людей...

 

Тихон задумчиво посмотрел на Гедеона.

 

- Ты говоришь о видении судеб...

 

- Да.

 

- Да, не простая задачка...

 

- Когда у человека всё в порядке и всё здорово – его судьбу даже приятно наблюдать, но когда ты видишь, их смерти, когда знаешь, что человеку прошедшему мимо тебя осталось жить меньше часа, а то и меньше минуты, если ты видишь, как через миг его собьет авто на перекрёстке.

 

- Согласен, - кивнул Тихон, - трудно не вмешиваться в такие ситуации.

 

- Ведь для того чтобы этого не случилось, достаточно просто остановить этого человека, спросить время, как пройти, да не важно, что предпринять. Удержать на миг и вот уже история переписывается.

 

- Нет.

 

- Что нет?

 

- Сценарий не переписывается, он существует одновременно в самых всевозможных вариациях. От того, что ты внесёшь свои поправки, сценарий не изменится в корне своём. Да, человек пойдёт по другому пути, он получит другой опыт, как и ты, но это не значит, что ты поступил хорошо или плохо. Есть один писатель, нестандартный, он написал короткометражную книгу «Веер», прочти, там подробно объясняется этот вопрос. Все мы выбираем, по какому пути пойти, но что бы мы не выбрали..., мы идём по всем дорогам одновременно.

 

- Но осознаём себя лишь на одной из них...

 

- В большинстве своём да.

 

Гедеон улыбнулся и вымолвил:

 

- Да, приятель, тебе на порядок сложнее живётся, чем мне.

 

- Привык уже. И потом, я ведь сам выбрал этот путь путей. Это не простой путь, но достойный.

 

- Ещё увидимся? – зная наперёд ответ, зачем-то спросил Гедеон.

 

Тихон обнял его так, как обнимают в миг последней осознанной встречи. Ничего не сказал... так в объятиях и исчез.

 

***

 

Гедеон был счастлив, об этой встрече он мечтал давно. Так много объяснений нашёл он между строк Тихона... И всё-таки всё, что было в прошлом... осталось в прошлом, по крайней мере, для памяти. Впереди его ждала неизвестность.

 

Встреча с Варфоломеем на поляне изменила ход запланированных событий. Он больше не жаждал мести, каких-либо расправ, ибо понял, что внешнее и внутреннее сильно разнятся. Что под маской друга порой скрывается враг – этому жизнь учит каждого из нас, но что под маской врага скрывается друг – это дано познать далеко не всем.

 

Гедеон засунул руки в карманы, посмотрел на небо с быстро бегущими облаками, расслабился, ослабил контроль фокуса тел и вдруг почувствовал какую-то странную энергетику. Она была направлена вовсе не на него. Где-то неподалёку шёл необычный человек. Он быстро пришёл в себя и осмотрелся вокруг. Маятник ощущений указал на тоннель, выводящий из подземного перехода. Он с интересом устремил взор туда.

 

В переход спускались бабушки, парни, пробежало несколько девиц, вышел один мужчина, но всё это было не то.

 

- Вот..., - отметил для себя Гедеон особым импульсом, когда на брусчатку ступила девушка, вышедшая из тоннеля. Глаза её скрывали объёмные тёмные очки,  голову венчал платок. Черты лица показались Гедеону знакомыми. Несколько секунд воспоминаний...

 

- Ну, конечно, это же она. Но что стало с её энергетикой? Энергетика не знакома. Или я всё же ошибся..., - с этими мыслями он двинулся наперерез девушке.

 

Менее чем через минуту девушка упёрлась в грудь молодого человека. Взор её был опущен, она и не ожидала, что кто-то вот так беспардонно встанет каменной глыбой у неё на пути. 

 

С возмущением она подняла голову, и смешанные чувства отразились на её губах.

 

- Я подумывал о том, что тебе было бы неплохо сделать новый паспорт, а ты сменила имидж, - с улыбкой проговорил Гедеон.

 

Девушка немного помешкалась.

 

- Я бы уже его сделала, но возник другой вопрос..., - ответила Татьяна.

 

- Фамилия....

 

- Да. Чёрт, ты всегда на шаг впереди...

 

Татьяна пригласила отойти в сторонку. Пара присела на скамье.

 

- Так что скажешь? – спросила она.

 

- Ты хочешь знать свою настоящую фамилию? Действительно хочешь?

 

- А что... мне не нужно её знать?

 

- Видишь ли... твоё настоящее имя оно всю жизнь лежало на поверхности, было открыто для тебя, поэтому я и рассказал тебе о нём. С фамилией дело обстоит иначе. Ты ведь знаешь, что её скрывают, чтобы ребёнок потом не нашёл своих родных и не мстил им не зная всей ситуации и жизненных обстоятельств из-за которых всё сложилось именно так.

 

- Допустим, ты прав, но что ты имеешь ввиду, когда говоришь, что моё настоящее имя всегда лежало на поверхности?

 

- Имя Татьяна тебе дали приёмные родители я говорил.

 

- Помню.

 

- Тебя забрали из детского дома буквально сразу, даже не успели занести в картотеку имя на бумажке подброшенной. Но это имя тебе никогда не нравилось. Не так ли?

 

- Вообще бесило!

 

- И поэтому тебя часто называли по фамилии созвучной имени...

 

- Вика... Виктория... – кивая, подтвердила Татьяна.

 

Она проявила неподдельное удивление, и смогла объяснить себе логичность услышанного, сопоставив его с пережитым.

 

- Боже мой..., - прошептала она, - неужели всё так просто?

 

- Ты всё правильно поняла, милая Вика. Фамилия твоих приёмных родителей была передана тебе, так ты стала Татьяной Викентьевой. Отсюда учителя порой путали имя Таня и Вика. И тот самый мальчик из параллельного класса называл тебя Викусик. Он дразнился, привлекал внимание, но тебе это нравилось... Я прав?

 

- Прав. Мне это очень нравилось. Каждый раз, когда учителя путали моё имя, я думала о том, как здорово бы было, если бы моё настоящее имя было именно Виктория. Такое красивое...

 

- Вот поэтому я и говорю, что имя твоё настоящее оно всегда лежало на поверхности, и встреча с твоими приёмными родителями, носителями фамилии Викентьевы,  была предрешена. А вот твоя первозданная фамилия не фигурировала с момента рождения больше нигде. Она достаточно редкая, поэтому в жизни тебе даже однофамильцы ни разу не встретились. Я не в праве её тебе оглашать.

 

- Так что же мне делать с фамилией? Если я в паспортном столе назовусь Викторией Викентьевой, то будет уже как-то слишком...

 

- Да..., но ты ведь придумала уже на всякий случай себе несколько фамилий.

 

- Ещё не выбрала, какую из них взять, вообще честно говоря, надеялась, что ты мне как-нибудь скажешь мою настоящую, и если она не сильно режет слух, то пропишу её.

 

Девушка состроила обиженную гримасу.

 

- Слушай себя... ты всё правильно чувствуешь. Жизнь уже несколько раз показала тебе, что случайности не случайны. Из тех фамилий, которые ты примерно для себя определила, есть одна, которая станет твоей. И это будет правильный выбор. От этого будет зависеть многое, спустя семнадцать, а потом тридцать пять лет, но это уже другая история, а точнее две разных. Всё будет хорошо, не переживай, я это точно знаю.

 

- Значит, мне стоит назвать себя Викторией...

 

Гедеон приставил указательный палец к своим губам и лишь кивнул.

 

- Я поняла. Спасибо тебе.

 

- Ты изменилась... Сильно изменилась, Вика... или всё-таки Таня? – хитро спросил Гедеон.

 

Девушка печально опустила глаза, взяла сумочку и, не сказав ни слова, продолжила свой путь, даже не попрощавшись.

 

Татьяна шла, крепко сжимая челюсть, её скулы изменили привычные контуры лица из-за сдавленных спазмом мышц на щеках. Что она должна была ответить? Что из-за своей работы вынуждена везде и всюду врать? Что не может позволить себе личной жизни, что человек, который ей совсем-совсем не безразличен читает её сфабрикованные мысли, заданные даже не ей самой, а должностной инструкцией тайного клана, которому она служила верой и правдой вот уже семнадцать лет.

 

Пару дней назад Татьяна приняла ритуал, который надлежит выполнить каждому вверенному члену общества на определённом этапе. Духовности этот обряд не прибавлял, а чёрствости и безразличия – с лихвой. В результате она получила новые способности, но ещё больше отдалилась от себя.

 

- Гедеон..., почему ты всё время встречаешься на моём пути... почему ты..., - прошептала девушка, быстро смахнув едва заметную слезу со щеки...

 

***

 

Несколько бравых ребят прибыли по указанному адресу за рубеж.

 

- Вроде здесь, - сказал один из них, убирая салфетку в карман, сверяя запись и табличку на здании.

 

- Точно здесь, - почёсывая затылок, ответил парень экстрасенс, пряча скептическую улыбку.

 

- Слушай, как тебя..., - обратился один из них к медиуму.

 

- Андрей.

 

- Андрей, точно. Так вот. Я понятия не имею что говорить и кому говорить, когда мы зайдём. Может, ты как-нибудь поучаствуешь с позиции своего этого... знания или видения, что там у тебя.

 

- Не вопрос, разговаривать буду я. А вы присматривайте за моим телом, чтобы его никто не покарал, пока я веду диалог.

 

Парни улыбнулись.

 

- Ну и за своими, конечно, тоже, - добавил экстрасенс и шагнул на порог здания.

 

Администратор насмешливо улыбнулся, встречая бравую команду в фае здания.

 

- Чем могу быть полезен?-  на международном языке спросил он.

 

На его груди был закреплён бейдж.

 

- Можешь, Томас, - на чистом английском ответил Андрей, - для начала сядь на место и потрудись нажать на седьмую кнопочку телефона, если не хочешь чтобы эти милые люди не пересчитали тебе рёбра, пока сюда бежит охрана. Не трудись нажимать сигнальную кнопку под столешницей, иначе это будет последнее, что ты успеешь сделать.

 

Администратор убрал протянутую было руку от нижней части стола.

 

- Правильное решение. Итак, седьмая кнопка на телефоне. Жми смелей, я сам всё скажу, - продолжил Андрей, подойдя поближе.

 

Администратор сделал, что от него требовали.

 

- Как... чувствуешь себя, Вильям? – сурово, медленно, очень проникновенно и с хрипотцой произнёс парень.

 

На той стороне связи молчали, но парень знал, нет, он чувствовал, видел, как по спине человека услышавшего его голос пробежали мурашки по спине.

 

- Я... приду... за тобой... завтра, - всё так же медленно и вкрадчиво продолжал держать в напряжении слушающего Андрей, - не вздумай никуда бежать. Твоё время на исходе. Пришло время... держать ответ.

 

После этого Андрей убрал палец администратора с кнопки и, похлопав его по щеке, сказал:

 

- Молодец, Томас..., живи пока...

 

- Пошли ребята, - скомандовал он бойцам, после чего все вышли из здания.

 

- Ну и что дальше? – спросил один из парней.

 

Андрей улыбнулся.

 

- Давайте-ка ребята сейчас в сторонку, хватит дефилировать перед камерами, - пояснил он.

 

А когда вся честная компания скрылась из вида, Андрей тихо сказал, закрыв глаза:

 

- Так, сейчас не отвлекайте, я слежу за ним...

 

Глаза экстрасенса были закрыты, но было видно, как судорожно и быстро дёргаются его ресницы.

 

Андрей заговорил:

 

- Так, он звонит с личного телефона кому-то, запоминайте что говорит. Андрей ненадолго умолк, потом быстро стал тараторить:

 

- Они меня нашли. Я не знаю, кто это, но они знают про меня. Мне срочно нужно где-то спрятаться! Вы что не понимаете, что завтра меня уже грохнут? Сейчас! Сию минуту, немедленно!

 

Андрей умолк на какое-то время и потом сказал обычным своим голосом:

 

- Он спускается. Спускается не на лифте, по лестнице чёрного хода. Третья дверь за углом, быстро туда.

 

Бойцы заняли позицию, и через минуту из двери осторожно с опаской выглянул человек.

 

Боец генерала вытянул его за шкирку на улицу.

 

Мужчина что-то лепетал на своём, пытаясь отмахиваться руками, но подоспевшие ребята его быстро усмирили.

 

- Hello, William, - прозвучал голос Андрея со спины беженца, но обернуться этот человек не успел. Его быстро вырубили и для верности надели на голову заготовленный заранее мешок.

 

Через пару часов ребята вытрясли из Вильяма признание:

 

- Наниты губят человека не из-за наличия их в организме, а в процессе их движения. Если процесс идёт медленный, это проходит незаметно, частицы огибают волокна клеток. Если быстро, то ткани органов попросту перерезаются в процессе прямолинейного перемещения частиц. Задаёт темп частиц в конкретном организме оператор с помощью гравитации определённой частоты. Человека убивает не сам сформированный внутри него объёкт, с пулей в голове в определённых обстоятельствах человек может ещё жить. Вы ни там искали. Жертвы пали до того как нано - частицы добрались до головы. Они убили депутатов при моментальном передвижении в грудной области, в голове же они собрались уже позже в виде пули, это было сделано для отвода глаз и запутывания процесса.

 

К вечеру генерал получил исполнителя и, собрав всю необходимую информацию, сдал его властям, облегчённо вздохнув.

 

- Ты мне здорово помог, приятель, - обратился он к экстрасенсу.

 

- Я всего лишь сделал всю работу за вас, - с мирным подтруниванием ответил парень.

 

- Не надо так со мной, Андрей, я всё-таки генерал и шутки шутить не люблю. Вот.

 

Алексей Акимович протянул парню конверт.

 

Андрей молча принял его и положил в карман не испытывая особой радости.

 

- Ты не посмотришь? – насторожился генерал.

 

- Смысл, я знаю сколько там. Вы ведь знаете...

 

- Паршивец, - пробубнил Алексей Акимович, - оставь свои контакты, у помощника. Понадобишься, - свяжемся с тобой.

 

Генерал направился к выходу, но вдруг остановился.

 

- Послушай, - как-то по-другому спросил он, - а ты не мог бы не в службу, а в дружбу так сказать...

 

- Давайте, гляну что смогу.

 

- Дело было давно, но... У нас два человека исчезни. Странное дело. Автоматчики обстреляли дом, но когда вошли, то обнаружили только одежду девушки. А из дома никто не выходил. Исчез объект и эта девчонка, которую... ну не важно. Как такое может быть?

 

- Вещи остались какие-нибудь от того события?

 

- Всё передали заказчику, но...

 

- Всё да не всё..., - добавил Андрей.

 

- Всё да не всё..., - осторожно подтвердил генерал и достал из кармана платок.

 

- Вот, был в кармане.

 

Андрей в голос засмеялся:

 

- Алексей Акимович, да вы фетишизмом промышляете?

 

- Так поможешь или нет? – строго спросил генерал.

 

Андрей взял в руку платок и тут же перестал смеяться. Лицо его стало серьёзным. Он какое-то время молчал. Потом отдал платок генералу и, посмотрев на него, странно ответил:

 

- Вы встретили добычу не по зубам. Человек, которого вы намеревались ликвидировать здравствует и будет здравствовать. Он не опасен для госструктур и мирян, а девушка – приманка... Забудьте об этой истории как страшный сон и поблагодарите господа за то, что вы всё ещё живы.

 

Генерал не дождался более полного пояснения, но настаивать не стал, хоть любопытство его и разбирало. Всё же чувство значимости и гордыни было сильнее.

 

После того как Андрей остался один он достал конверт, презрительно глянул на него и про себя подумал:

 

- Да... не с теми я играю в эти игры... а вот тот парень, - в голове его мелькнули образы из дома, где был обстрелян Гедеон и Татьяна..., - вот это уже совсем другой уровень..., это уже интересно!

 

***

 

Тихон сегодня много где успел побывать. Поговорив с Гедеоном, он не мог не просчитать его дальнейшую судьбу, как и свою, которая более уже не перекликалась с учениками и представителями ордена.

 

- Что не говори, а знать путь и пройти его – это не одно и то же..., - шепнул он себе под нос, сворачивая карту с городами, которую прощально осматривал в кафе.

 

- Сурова правда жизни, - негромко проговорила девушка рядом.

 

Тихон обернулся и узнал в девице, прячущейся за чёрными очками и платком Викторию, ту самую, которую спас от Ивана в аллее, отбросив его на тридцать лет назад.

 

- Вы простите ради бога, просто все столики заняты, а у вас есть свободное место, позволите?

 

Тихон улыбнулся, приглашая жестом руки девушку сесть. Официант быстро дал о себе знать. После того как принял заказ у Виктории он обратился к Тихону:

 

- Что-нибудь ещё желаете?

 

- Да, повторите, пожалуйста, авторский чай.

 

- Сию минуту, - ответил халдей и исчез из виду.

 

- Почему же вы находите её суровой? – доброжелательно обратился к Виктории Тихон.

 

- Что? – не поняла девушка. Она вообще не рассчитывала, что человек сидящий напротив, с ней заговорит. Он казался каким-то нелюдимым со стороны. Ей стоило больших усилий спросить разрешение сесть рядом, ибо ответ был ожидаем отрицательным, и пусть это явление не критично, всё же отказ не сулит приятных эмоции. На деле же мужчина оказался вполне открытым и доброжелательным.

 

- Вы сказали...: суровая правда жизни...

 

- Я?...ах да. Да, я имела ввиду..., - Виктория немного смутилась, - я подслушала случайно ваши слова по поводу пути... ну, что ни одно и то же. Ну,вот мои слова относились к этому высказыванию.

 

- Я понял-понял. Но всё-таки, почему же она суровая? – настаивал Тихон.

 

- Не знаю... Правда, она вообще какая-то суровая по жизни. Не замечали, что человек, к примеру, который всегда говорит правду – не имеет друзей! Мне кажется это несправедливо. Если ты приукрашиваешь события, стараешься где-то подмазать, где-то прельстить – то ты в центре событий. Улыбки, обнимашки, друзья, подруги, воздыхатели... Но, правда... все они лживые в сущности своей. Люди не хотят слышать правду и не желают держать возле себя тех, кто её может озвучить в неурочный момент.

 

- Друзья, подруги, воздыхатели?

 

- Улыбки, объятия и эмоции. А люди... люди такие же как и все, - философски ответила девушка.

 

Тихон улыбнулся. Официант принёс заказ девушки, выставил чай Тихона и удалился. За это время барабанщик успел прочитать Викторию, которая до сегодняшнего дня знала себя как Татьяну.

 

- Она зашла в кафе отметить знаменательное для себя событие по смене имени и фамилии, - читал девушку Тихон, - оу, ты знаешь Гедеона? Интересно. И Варфоломея? Это ещё интереснее.

 

Тихон пожелал Виктории приятного аппетита и позволил её немного поесть. И улучшив паузу, вдруг сказал:

 

- Я согласен с вами по поводу ложности улыбок. Но справедливость в данном случае вполне имеет место быть. Она, правда, не всегда прослеживается явно, но в связке с законом причиноследственных связей работает всегда. Хотите пример?

 

- Охотно, - согласилась девушка.

 

- Я скажу несколько слов о нашем общем знакомом.

 

Виктория насторожилась. Она видела Тихона в первый раз и сюрпризов подобного характера не любила. Однако любопытство брало верх.

 

- Мы разве знакомы? – спросила она.

 

- Вы меня не знаете, дорогая Виктория, но я хорошо знаю Варфоломея.

 

Холодок мелкими разрядами тока проскочил по спине девушки. И было о чём беспокоиться. Во-первых, о её связи с Варфоломеем знали только узкие круги непростых ребят, во-вторых, Викторией Татьяна ещё не представилась ни одному человеку. Она получила новый паспорт двадцать минут назад и о своём новом, истинном имени до сих пор нигде не распространялась.

 

- Да..., - продолжал барабанщик, - этот человек порой бывал жесток. Но кто сделал его таким?

 

Виктория молчала, пристально глядя в глаза незнакомцу.

 

- Я Вам скажу. Его таким сделали замечательные улыбчивые люди. Те, кому он так долго безответно платил добром. Так кто же в данном случае заслуживает наказания? Тот, кто озлобился в результате бездушного потребительского обращения и откровенного пользования добротой того, кто повсеместно безвозмездно дарил любовь, или же тот, кто смог чистое сердце обратить в камень?

 

- Варфоломей дарил любовь? Да ещё и безвозмездно? Вы уверены, что хорошо знаете этого человека? – не выдержала девушка.

 

- Он не всегда был таким, каким узнали его вы, - подтвердил барабанщик.

 

- Этот человек, на секундочку, отправил меня на верную смерть!

 

- В съёмной квартире Гедеона вы попали под обстрельный огонь не потому что Варфоломей так лихо распоряжается жизнями чужих и близких. А вы, поверьте, стали близкой для него, он вас искренне любил.

 

Девушка отметила для себя, что этот товарищ весьма не прост. К тому же он знает и Гедеона. В это с трудом верилось, но всё указывало на то, что он знал о Виктории вообще всё.

 

- Так любил, что решил убить! – дерзнула Виктория.

 

- Просто он узнал о том, кто вы и с какой целью внедрились в орден.

 

Догадки девушки подтвердились. Она не знала, что делать дальше, что говорить и самое страшное – что её теперь ждёт.

 

- Отныне я не буду вмешиваться в эту ситуацию, - добавил Тихон, - но перед тем как растерзать на части человека оставившего Свету столько любви, подумайте в последний раз о своём благом деянии, которое таковым по факту едва ли будет являться. Вы говорили о том, что орден распоряжается жизнями горожан, но это не соответствует действительности. В своих лабораториях Варфоломей разрабатывал вакцины против эпидемий, которые запускали другие ордены. Он находил заражённых по своим каналам и им внедрял противодействующую вакцину. Но она не всегда успевала подействовать. Поэтому люди нередко гибли. Но гибли не от руки Варфоломея, гибли от его несвоевременной помощи.

 

Барабанщик оценил, как в глазах Виктории произошла смена парадигмы. Он выдержал паузу, после чего продолжил:

 

- Я знаю, вы осудили Гедеона за убийства монахов и охранников при бегстве из острога, которых, кстати, он не совершал.

 

- Не совершал?

 

- Нет, не совершал, он их лишь временно обезвредил. Но эта ситуации показывает, что у вас ещё не всё потеряно, внутри, в глубине своей, вы чистый не замаранный человек.

 

- Ошибаетесь..., - опустив глаза, пробормотала девушка.

 

- Нет, не ошибаюсь. Те случаи, о которых вы сейчас молчите – это не более чем самозащита. Ребята отправились на тот свет по собственной воле, не корите себя за это.

 

- Кто вы? – спросила, наконец, Виктория.

 

- Я не представился..., - сконфужено проговорил барабанщик, - Тихон.

 

- Редкое имя.

 

- Пожалуй.

 

- И вы всё при всё знаете?

 

- Многое.

 

-Тогда скажите мне, молю...

 

- Вы всё ещё в поисках счастья, - улыбнувшись, перебил барабанщик.

 

- Да. Есть ли оно? Или это всего лишь иллюзия, придуманная для одурманивания людей.

 

Тихон приставил ладонь к подбородку и всмотрелся в глаза девушки.

 

- Что такое счастье, Тихон? – тихо, едва не плача спросила она.

 

- У тебя всё верно очень хорошо раз об этом спрашиваешь, - был дан ответ.

 

- Я всегда была склонна считать, что всё как раз наоборот. О счастье не спрашивает тот, кто знает что это.

 

- Иногда спрашивают... чтобы соотнести услышанное, со своим знанием. Гедеон тебе уже успел поведать часть общей истины на этот счёт. Не так ли?

 

Девушка кивнула:

 

- Успел, но мне сдаётся, что есть ещё что-то, что я могла бы услышать по данному вопросу от тебя.

 

- Настырность – хорошее качество... особенно когда оно используется как инструмент созидания. Хорошо, я дополню ответ коллеги. Счастье – оно во всём.

 

- Нда... другого ответа я и не ждала. Вы в чём-то похожи с Гедеоном, да и Варфоломеем тоже. Так ответить, чтобы ничего не сказать, это видимо фирменный конёк всех инакомыслящих.

 

- Сказать и услышать – не одно и то же. Услышь меня, пожалуйста. Вот скажи, болит ли у тебя сейчас зуб?

 

- Нет.

 

- А болит что-нибудь?

 

- Нет, всё в порядке.

 

- Всё в порядке. А вот если бы у тебя сейчас что-то сильно болело, а потом вдруг прошло, то это было бы счастьем?

 

- Ну... так себе постановка вопроса.

 

Тихон прикоснулся к голове Виктории, и она в раз изменилась в лице. Ухо заболело такой болью, которой девушка не испытывал никогда. Она не могла даже пошевелиться, даже закричать от боли, потому-то каждая даже самая слабая вибрация движения или голоса отзывалась в голове невозможной болью.

 

Через несколько секунд, Тихон вновь коснулся головы девушки, и боль понемногу стала стихать. Примерно через минуту она исчезла совсем.

 

Виктория вздохнула и с укором посмотрела на Тихона.

 

- В следующий раз, пожалуйста, уточняй, хочу ли я это испытать или нет. Да ты прав. Это счастье. Кстати, мы перешли на «ты». Ничего?

 

Барабанщик ответил улыбкой и кивком головы, после чего продолжил:

 

- Когда продрогнешь в мороз и забегаешь в тёплую избу, наводишь ароматный горячий чай – это счастье. Когда у тебя есть дом, когда тебя ждут в этом доме, когда ты здорова, когда тебя купают в нежных чувствах, когда ты кому-то нужна, когда ты видишь, как добиваются успеха те, кто к нему так долго шёл, когда ты на себе знаешь долгожданный вкус победы, пройдя через годы разочарований. Когда умирая от жажды, дорываешься до стакана воды и узнаешь ему истинную цену. В этот миг ты понимаешь, что высшего блага для тебя сейчас в этот самый момент нет и быть не может. Почему? Потому что именно в этот момент ты испытываешь счастье.

 

Виктория молчала.

 

- Таким образом, отвечая на твой вопрос, счастье – это контрасты. Те, у кого жизнь идёт равномерно, без происшествий, они не могут идентифицировать своего счастья, потому что не с чем его соотнести. Именно поэтому в богатых зажиточных семьях так много суицидов среди детей и молодёжи. Они чувствуют себя несчастными, потому что их всегда оберегали от того, что создаёт данный контраст. Теперь ты знаешь, почему и для чего в твоей жизни происходили те или иные события.

 

Тихон развернул свою карту, перевернул на изнаночную сторону и, достав из кармана ручку, начал что-то быстро писать.

 

Виктория наблюдала за тем, как короткие строчки нарастали в объёме, но что там было написано, она прочесть не смогла. Когда Тихон закончил, он свернул карту и протянул её девушке.

 

- Мне? – изумилась она.

 

- Нет, это для Гедеона. Передай, пожалуйста, ему при случае.

 

- Я бы рада, - поникшим голосом промолвила Виктория, да боюсь...

 

- Не бойся, - прервал её Тихон, - вы встретитесь и ещё ни один раз.

 

Девушка с интересом приняла свёрток, а Тихон, подмигнув ей, встал, оставил расчёт на столе, и вышел из кафе.

 

***

 

 

 

После событий с бросками во времени,  и короткой беседой с Тихоном, Иван долго не появлялся в ордене. Он знал, что выхода из братства нет, и всё же не спешил возвращаться, ибо понимал, что кроме грязной, хоть и высокооплачиваемой работёнки ему там ничего не сулит. Помыкавшись в регионах и познав на себе, чем живут «простые смертные», он всё же принял решение вернуться. Работать вне стен острога приходилось в десятки раз больше, а зарабатывать при этом в сотню раз меньше.

 

- Человек привыкает к хорошему быстро, - рассуждал он про себя, пока собирал вещи в путь, -  не понимаю, как вообще живёт эта страна, как людям удаётся в этих условиях выживать самим, да ещё и поднимать семьи. Ведь я на остатки припасённых средств объехал ни один город. Я и понятия не имел, что многие..., пожалуй, я не правильно подобрал слово. Подавляющее большинство жителей моей страны живёт год на ту сумму, которую мы, совершенно не беспокоясь о будущем, оставляем в ресторанах за несколько дней. Как может быть такая разница в одном обществе одной страны? Это страна контрастов. Знать бы только, зачем они нужны..., эти контрасты. Но знать, зачем-то нужны.

 

Иван собрал вещи и двинулся в путь.

 

Во дворе дома, где он последний раз брал съём, ругались муж и жена.

 

- Ты ничтожество! Ни семью не можешь содержать, ни ребёнком, ни занимаешься! Пропадаешь где-то по вечерам, приходишь поздно, пьяный. Чего ты от меня ждал? Думал, я вечно буду это терпеть и на что-то надеяться?

 

- Ты предала меня, а я не верил слухам, думал что моя жена не такая, а ты такая же как и все.

 

- Я никого не предавала. Когда мы были последний раз вместе? Вспомни, потрудись? Что не получается? Да потому что в этом году не представилось такого случая. Мой муж которого я любила, за которого выходила замуж и от которого родила сына, он давно умер. Давно умер для меня, понимаешь? Я живу последние годы с каким-то животным, которое только приходит домой иногда и дышит своим перегаром. Потом всё пачкает, бросает, наводит хаос и вновь куда-то исчезает. Моего мужа давно со мной нет, а кто ты такой – я не знаю. Ты – чужой! Я не знаю, где ты с кем ты и что делаешь. И, признаюсь, меня давно перестало это интересовать. Я подала на развод и вчера наконец-то получила его. Ты мне никто! Так что иди воняй своим перегаром и немытым неделями телом где-нибудь в другом месте. Здесь тебя больше не ждут.

 

Глаза мужчины наполнились яростью, он замахнулся со всей собравшийся злобой, его теперь уже бывшая жена сощурилась в предвкушении пощёчины, и немного машинально пригнулась, однако этого не произошло.

 

Мужчина обернулся и увидел, что его занесённую руку держит крепкий парень, это был Иван.

 

- Иди с Богом, женщина. Ты сказала, он услышал. Да иди быстрей, пока держу, а то греха не миновать.

 

Женщина ничего не сказала, сделала несколько обмякших шагов назад, после чего развернулась и спешно ушла.

 

- А..., я тебя знаю. У Михайловны в двушке снимаешь, - прорычал мужчина, пыхнув в лицо Ивану свежим перегаром, - а ну отпусти, пока сам цел.

 

- Твои угрозы меня не страшат. Остынь, приятель и подумай над тем, что услышал. Я бы на месте твоей жены давно подсыпал тебе чего-нибудь в рассол, никто бы и разбираться не стал, списали бы на то, что отравился палёным самогоном. Таких как ты на вскрытии изучают весьма поверхностно. Так что будь благодарен за то, что она с тобой так по-божески распрощалась.

 

Иван отпустил руку мужчины.

 

- Что ты знаешь о нашей семье? Кто ты такой чтобы судить меня, щенок?

 

- Я сын такого же урода, как и ты, - ответил Иван, - моли бога чтобы твой сын тебя больше не встретил.

 

Иван сделал несколько шагов в сторону, потом обернулся и добавил:

 

- Впрочем, можешь попытаться вновь стать человеком. Если получится – тогда помоги тем, кому порядком успел отравит жизнь. Обратно уже ничего не вернёшь, но помощь примут. И учтут. Бывай.

 

Парень ушёл, оставив в раздумьях озлобленное подобие человека.

 

 

 

***

 

Варфоломей шагнул в огромный зал подземного бункера.

 

- О..., какие люди. Давно ждём тебя, брат, - проговорил обволакивающий голос из полумрака.

 

- Моё почтение всем присутствующим, - громко сказал Варфоломей.

 

В ответ не прозвучало ни одного голоса.

 

- Кого ты имеешь ввиду? – Через какое-то время спросил тот же голос из полумрака.

 

- Я приветствовал тех, кто хранит эти стены с 522 года до нашей эры.

 

Спустя какое-то время голос из темноты проговорил:

 

- Ты многому научился в своём остроге. Я время от времени общался с твоим отражением. Оно, кстати, обижается, что давно забыто тобой в зеркале.

 

- Я не забыл. Я всё помню, - покорно ответил Варфоломей.

 

- Это хорошо, очень хорошо, - властно промолвил голос из темноты, - ну что же, мы столько лет подводили тебя к этому великому дню. Ты готов?

 

- Я здесь, - отозвался Варфоломей.

 

- Да, это всё объясняет. Найти нас действительно не просто, - прозвучал голос, - только человек, обладающий особым уровнем и рангом способен проникнуть сюда. Итак... приступим.

 

Четыре факела разом вспыхнули в центре зала. У каждого факела на резном пьедестале стояло по камню.

 

Варфоломей подошёл к камням, пристально изучил  взглядом каждый осколок. Потом совершая определённую комбинацию пальцами рук, поочерёдно обработал первый, третий, затем четвёртый и второй. Камни изменили форму и состав, преобразовавшись из осколков каменной глыбы в кристаллы с идеально выверенными гранями.  На руках Варфоломея надулись жилы. Вокруг него образовалось мощное светящееся энергетическое поле. Тело стоящего в центре Варфоломея подобно камням начало видоизменяться, создавая совершенно непривычную глазу фигуру, не похожую на правильные формы человека. Узкая талия в несколько сантиметров протянулась к узеньким ногам, рост его вытянулся, голова стала больше и другой формы, руки стали длинней почти в два раза, кисти рук преобразовали пальцы в кольцеобразную плеть.

 

- Началось, - промолвил голос из темноты.

 

В этот момент, странная сила пронизала всё пространство. Вибрация, пронзившая стены бункера несла в себе звук определённой частоты 194,17 Гц.

 

- Нет! – выкрикнул голос.

 

Лицо Варфоломея восстановилось, и чётко проявилась его прощальная добрая улыбка.

 

Valeas!!!! – громко и властно сказал он, и разъединился на четыре равные энергетические сгустка, каждый из которых затянуло в камни. После этого камни приобрели форму сферы и окрасились в чёрный с белыми вкраплениями цвет.

 

- Нет! Нет! Нет! Нет! Нет Нееееееееееееееееее! – проревел голос из полумрака. – Столько лет пропали зря... Ты обманул меня, оккультист... Но ничего... встретимся через пятнадцать тысяч лет на моей земле. Я всё равно рано или поздно открою эти камни...

 

***

 

...за пять минут до этого...

 

Тихон сидел с закрытыми глазами на пустыре тайги расположенной в центральной части России. Он аккумулировал энергию. Прекрасные музыкальные мотивы, ритмы, переливы и гаммы звучали в его сознании, он невольно в такт подыгрывал всем телом и особенно движениями рук, словно сидел за барабанной установкой.

 

В определённый момент, музыка перестала играть в его голове. Он открыл глаза и улыбнулся, а в следующее мгновение... Тихона не стало. Его попросту разорвало на мельчайшие частицы, мчащиеся во все стороны от эпицентра взрыва с огромной скоростью сквозь деревья, стены, воду, почву и прочие преграды...

 

Эти частицы пронеслись по всей Земле, неся за собой стоячую волну, впоследствии не телесного взрыва. Эта волна подобна радиации, она не видна глазу, не слышна уху, но её частота  несётся по свету со скоростью гравитации, и вибрирует она на частоте 194,17 Гц по сей день...

 

Исай с упоением наблюдал, как Астор переправляет ДУХ Варфоломея,  и время от времени поглядывал за тем как звуковая волна, оставленная Тихоном медленно, но верно циркулирует по планете Земля, не теряя силы угасания, повергая в шок врачей, наблюдающих чудодейственное выздоровление некоторых пациентов, приговорённых по всем медицинским показателям к скорой кончине.

 

Он любил барабанщика особенно трепетно, восхищался его выбором, и с упоением наблюдал тот путь, который он осветил на  голубой планете. Поэтому уход с материального плана друга, товарища и в некотором роде коллеги, порождал совместно с упоением и нотки грусти.

 

Но вдруг... Исай почувствовал, что его оболочек коснулась знакомая вибрация порождённая звуком. Он моментально отсканировал пространство и расплылся в улыбке. «Сердце» шестой плотности признало родные звуки барабанщика. Они доносились из созвездия Лебедь...

 

P.S.

 

На Украине в Чернобыле, после взрыва атомной электростанции, население близлежащих районов от места трагедии было эвакуировано, но со временем, люди стали возвращаться на свои места поселений. Радиация их не страшила, они предпочитали умереть дома, пусть даже в быстрый срок, нежели терзать себя долгие годы немилой стороной где-то на чужбине. В одной из таких вновь заселённых деревень побывала экспедиция научных работников. Они были в специальных защитных костюмах, респираторах, изучали уровень радиации.

 

Тогда они обнаружили  странную вещь. Место, в котором жили люди этой деревни фонило радиацией на запредельном уровне. Фонила скотина, земля, вода, всё, что росло на этой территории – всё было заражено. Люди сажали на этой земле овощи, зелень, всё это ели и пили, так же как и потребляли мясо заражённого скота, но сами при этом не излучали радиации. Радиацией фонило всё в округе, кроме людей. Люди при этом оставались совершенно здоровыми. Этот феномен тщательно изучали и не могли найти причин. Но в итоге выяснили любопытную вещь. Раз в неделю, в пятницу, население этой небольшой деревушки собиралось в одном помещении, и пели песни. Красивые украинские народные и русские песни на разные голоса. И в  определённые моменты многоголосье создавало стоящую волну, образовался эффект колокола, звон которого время от времени улавливался на фоне распевания песен.

 

Учёные не могли понять, как это возможно, в избе люди поют песни, а снаружи, за пределами дома доносятся периодическое звоны колокола. Эта самая стоячая волна вибрирует и расчищает всё пространство, исцеляя от радиации и прочих болезней всех, кто находился в данном помещении.

 

Колокол звучал на частоте известной миру музыкальной индустрии под нотой «соль», но с одной маленькой поправкой!

 

Во всём цивилизованном мире, инструмент настроен так, что нота «соль» звучит на частоте 194,7 Гц.

 

Частота звучавшего колокола в деревушке заражённой радиацией, звучала на частоте  ноты «соль» 194,17 Гц!

 

Мир шаманов и старейших вожаков отдалённых малых племён источают звуки бубнов, барабанов и прочих местных музыкальных инструментов, настроенных на 10 Гц выше, чем во всём «цивилизованном мире». Нота «соль» звучит у них именно на частоте 194,17 Гц.

 

Если перенастроить все инструменты на данную частоту, так, как это и было изначально, то болезни исчезнут с лица Земли менее чем через неделю. А теперь подумайте, кому было выгодно подменить звуковую настройку и увековечить ложные каноны?

 

Конец третьей части

 

Добра Вам и Света!!!

 

Николай Лакутин

 

 

 

В третьей части книги были приведены стихи Омара Хайяма

 

 

 

Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.

 

Официальный сайт автора http://lakutin-n.ru

 

Вторник, 03 Декабря 2019 12:25

Квест. Душа барабанщика 3

Благородство и подлость, отвага и страх —
Всё с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже.
Мы такие, какими нас создал Аллах!

 

Комедия на четыре - пять актёров.

Продолжительность 1 час, 40 минут.

 «Ненастоящая жена или Пакостник со стажем!». 

Комедия. 2019г. Автор: Николай Лакутин.

Пьеса на 4-5 человек. Роли: 2 мужские, 3 женские.  

Действующие лица:

ИЛЬЯ – новобрачный, около 30 лет;

НАТАЛЬЯ – новобрачная, около 30 лет;

ИНГА – подруга супруги, около 35 лет;

ОКСАНА – подруга супруга около 25 лет;

ДЕД – старик около 70 лет.

Ингу и Оксану может играть один человек.

Описание:

Какое предстоит самое страшное испытание для молодой семьи? Кризис года? Трёх? Пяти лет? Вскрытие упущенных из виду вредных привычек и истинного лица партнёра? Может быть,  какие-то тайные пристрастия супруга (супруги) или, в конце концов, принадлежность к тайным  обществам? Сектам? Нет! Всё это чепуха по сравнению лишь одним человеком, пакостником со стажем...

 

Комедия на три-четыре актёра в двух действиях.

Продолжительность 1 час, 30 минут.

 «Необычная услуга». 

Комедия. 2019г. Автор: Николай Лакутин.

Пьеса на 3-4 человека. Роли: 2 мужские, 2 женские.  

Действующие лица:

СЕРГЕЙ – мужчина около 40 лет, организатор оригинального бизнеса;

ЯНА – девушка около 30 лет, клиентка;

АРТЁМ – парень около 30 лет, клиент;

ЛЕРА – изрядно полная женщина около 40 лет, жена Артёма.

Яну и Леру может играть один человек.

Описание:

Если психотерапевт поставил не самый приятный диагноз – это ещё не повод расстраиваться! Гораздо более разумно выявить сильные стороны деструктивного качества и сублимировать их в жизнь под выгодным углом. Именно так поступил наш герой и организовал оригинальный, прибыльный и весьма востребованный бизнес! 

 

Драматическая комедия на десять актёров в двух действиях.

Продолжительность 1 час, 40 минут.

 «Временно в адеквате». 

Комедия, драма. 2019г. Автор: Николай Лакутин.

Пьеса на 10 человек. Роли: 1 мужская, 5 женских, 4 детские (2 мальчика, 2 девочки).  

Действующие лица:

ВРАЧ – женщина около 55 лет;

ДИНА – женщина около 55 лет, школьная подруга врача;

ЮЛИЯ –  около 35 лет, мамочка Вики;

ВИКА – дочка Юлии, капризная, хитрая избалованная, около 10 лет;

ЖАННА –  около 30 лет, мамочка Рудика;

РУДИК – сын Жанны, тихий заруганный мальчик, около 10 лет;

НЕЛЛИ – мамочка Марины, около 30 лет;

МАРИНА – дочка Нелли, обычный ребёнок, около 10 лет;

КИРИЛЛ – статный, обаятельный папа Димы, около 40 лет;

ДИМА – сын Кирилла, славный мальчуган, 8-9 лет.

Описание:

Где ещё так можно усомниться в адекватности «коллег по цеху», как ни в очереди в детскую поликлинику, да ещё, если в омут разъяренных мамаш попадает красавец – мужчина. Здесь найдется место всему. И хитрости и наглости и лести. Здесь можно нажить врагов, а можно найти друзей! Здесь можно разрушить многие устоявшиеся представления, а можно построить новую жизнь.  Кому какой выпадет «фант судьбы» – смотрите в драматической комедии «Временно в адеквате»

 

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>
Страница 6 из 60

Николай Лакутин

Группа вконтакте

Последнее в блоге