Суббота, 28 Мая 2022 11:08

Пьеса на 8 человек и одну рыбу «По ту сторону семьи» (4 мужские роли, 4 женские роли, 1 роль рыбы)

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)
Пьеса "По ту сторону семьи" Николай Лакутин Пьеса "По ту сторону семьи" Николай Лакутин

Пьеса на 8 человек и 1 рыбу «По ту сторону семьи»

Автор: Лакутин Николай Владимирович
Жанр: Комедия. Одноактная.

Дата написания: май 2022

Персонажи: Пьеса на 8 человек и 1 рыбу. Роли: 4 мужские роли, 4 женские роли, 1 роль рыбы

Продолжительность: 1 час. 15 минут
Аудитория: Ограничение 18+
Подходит для: Больших государственных драматических театров.

Аннотация:

Знаете ли Вы, чем занимаются мужчины на рыбалке? Думаете, они туда ходят за рыбой? Приоткроем немного завесу семейной жизни и осветим разговорчики рыболовов в комедии «По ту сторону семьи». 

В постановке участвует живая рыба!!!

Действующие лица:

Петюня (Пётр) – около 40-50 лет.

Клара – жена Петра, около 20-30 лет.

Дрон (Андрей) – около 40-50 лет.

Тамара – жена Андрея, очень привлекательная, около 40 лет.

Ася – не будем пока раскрывать карты кто она. Возраст по сценарию 17 лет.

Старый (Илья) - около 50-60 лет.

Божена – жена Ильи, около 30-40 лет.

Мирон – пока раскрывать карты не будем, кто он. Возраст около 30-40 лет 

Осётр (или кто другой) – живая рыба, полноправный член актёрского состава.

Контакты: Оф. сайт автора http://lakutin-n.ru. Все пьесы представлены в разделе "Пьесы", обратная связь на странице "Контакты"

Почта автора  Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

Пьеса на 8 человек и одну рыбу «По ту сторону семьи» (18+)

Комедия. Продолжительность 1 час 15 минут.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Петюня (Пётр) – около 40-50 лет.

Клара – жена Петра, около 20-30 лет.

Дрон (Андрей) – около 40-50 лет.

Тамара – жена Андрея, очень привлекательная, около 40 лет.

Ася – не будем пока раскрывать карты кто она. Возраст по сценарию 17 лет.

Старый (Илья) - около 50-60 лет.

Божена – жена Ильи, около 30-40 лет.

Мирон – пока раскрывать карты не будем, кто он. Возраст около 30-40 лет.

Осётр (или кто другой) – живая рыба, полноправный член актёрского состава.

Сценография! Для сцен рыбалки необходима будет ёмкость с водой на авансцене (возможно, потребуется несколько ёмкостей, если разделять их для каждого рыбака отдельно), которая будет имитировать озеро - водоём. Должна быть предусмотрена некая сценическая преграда (брёвна, ветки, что угодно, отражающие край заброшенного водоема), чтобы за этой преградой не видно было ёмкость с водой, и при этом у зрителя был полноценный эффект погружения в атмосферу рыбалки и возникало ощущение, что за изгородью настоящее озеро.

Первые два ряда сидений, возможно, будет смысл прикрыть некой материей, ибо туда вполне возможно, будут лететь брызги. Зритель не оценит, если его несколько подмочат. Но возможно и удаление водоёма от авансцены, чтобы не терять первых рядов. На усмотрение режиссёра.

Так же для финальной сцены потребуется живая рыба. Предположительно осётр (но не принципиально, можно и кого другого, большого и эффектного)! Живой! Здоровый! (Большой осётр, чтобы видно было его с последних рядов зала). Только, чур, рыбку не мучить, относиться бережно, как к полноценному актёру на весь период постановок, а по итогу завершения плановых спектаклей отпустить на волю в соответствующий водоём. Рыбке, вероятнее всего, потребуется сделать пирсинг, и зафиксировать колечко, чтобы не прокалывать губу или щёку каждую постановку крючком. А ещё лучше сделать некий ошейник – ухват из двух небольших ремней соединённых между собой и зафиксированных на сужающихся частях нашего нетипичного актёра, чтобы вообще не травмировать рыбку. Не терплю живодёрства и жестокого обращения ни к людям, ни к животным. Даже если зрителю не понравится спектакль (а спектакль понравится наверняка), так спасём хотя бы от съедения одну рыбку из гипермаркета. Рыбку беречь, баловать и оберегать!!!

Для смены декораций в трёх разных квартирах рекомендуется разделить сцену  на две части некой большой ширмой, или ещё лучше загородками с напечатанными иллюстрациями природы, кустов, лесочка (фон для сцен с рыбалкой).   На переднем плане будут сидеть наши рыбаки, в то время как за загородками можно будет легко менять обстановку в квартирах для других сцен (можно и не менять, но более эффектно и зрелищно спектакль будет выглядеть, если две смены декорации в квартирах всё же будут осуществлены).

Сцена 1. Рыбалка

Ранее утро.

Слышны звуки природы. Быть может, слышится жужжание стрекозы, щебетание птиц, лёгкий ветерок... Что-то в этом роде.

Действия происходят на сцене близ авансцены.

В рыбацкой форме (традиционно защитного цвета), с удочками в руках, на раскладных переносных стульчиках (кто-то, быть может, на перевёрнутом ведре) сидят три наших героя, рыбачат. Дрон в кепке, остальные без кепок. Взгляды философски - отрешенные и сосредоточенные одновременно. Петюня смотрит на поплавок, Дрон - вдаль (зала). Старый смотрит вверх, на небо.

Старый (глубокомысленно, философски, медленно и протяжно, опуская задумчивый взгляд с небес, негромко, обращаясь к приятелям). Вот, за что я люблю рыбалку, так это за  то, что она преисполнена спокойствием и уравновешенностью!

Петюня соскакивает со своего стульчика, едва Старый успевает договорить и начинает нервно яростно хлестать своей удочкой по водоёму (из водоёма брызжет естественным образом вода) и при этом истошно орать что есть сил.

Петюня (максимально эмоционально). Да хватать её в сачок! Чё не клюют-то вообще ни разу, ааааа??? (нервно, с рыком, оглашая ближайшие улицы театра) АААААААААААААА!!!!!!!

Петюня продолжает дубасить удочкой водоём.

Старый и Дрон даже-даже не подают никакого малейшего признака изменения своих внутренних рассуждений. Они совершенно не обращают внимания на то, что творит их приятель, хоть и совершенно очевидно, что после таких номеров, клёва не будет уж точно.

Они сидят в тех же позах, так же загадочно – философски смотрят  кто куда.

Петюня, прооравшись и отхлестав своей удочкой водоём, попрыгав в истерике пару раз, и пытаясь взять себя в руки, насаживает новую наживку, (наживку живую не надо, достаточно реквизита червя или мотыля). Потом демонстративно звучно плюёт на наживку, вытирает пальцы об штаны, ибо естественно плевок настигает не только наживку, потом поплёвывает осторожно и опасливо на головы своих приятелей, но эти его плевки больше символичные, да и приятели его привычны к подобным выходкам, они не реагируют. Петюня забрасывает в водоём по-новой снасть, после этого садится, как ни в чём не бывало, продолжает рыбачить с неотразимым лицом полным спокойствия и миролюбивости.

Старый и Дрон не обращают внимания ни на что. Они сидят, как сидели.

Тишина... Звуки природы... первоначальная картина.

Старый, выдержав небольшую пауз, глубокомысленно и философски нарушает тишину, опуская задумчивый взгляд с небес.

Звуки природы стихают.

Старый (негромко, обращаясь к Дрону). Петюня наш, конечно, человек своеобразный, что греха таить, характер у него взрывной, но мужик он добрый по натуре, отзывчивый.

Старый стирает с головы рукой то, что наплевал Петюня, а стало быть, он заменил. Стирает с головы, вытирает ладошку об штаны.

Дрон покорно кивает, поддерживая слова Старого, пребывая где-то в своих мыслях, соблюдая прежнее спокойствие, лишь привычным движением руки стряхивает кепку и надевает обратно на голову. Но вот он оставляет свои размышления, хлопает деловито руками себе по коленям, потирает их.

Дрон (задумчиво, глубокомысленно). Здесь мы такие, какие мы есть. Без масок, без ярлыков. Здесь мы не Андрей, Пётр и Илья, а Дрон, Петюня и Старый. И нам так комфортно и нам так хорошо! А всё остальное – пустое. (Бодро, обернувшись к приятелям, сменив настрой) Ну что, мужики?

Предвкушающая пауза. Троица понимающе переглядывается.

Старый (предвкушая, Дрону). Клюёт?

Дрон (позитивно, Старому, не глядя на удочки). По-моему клюёт.

Петюня (глядя на поплавок Дрона, утвердительно). Однозначно клюёт!

Дрон встаёт, берётся за своё удилище (это удочка, если кто не знает, ничего такого здесь не имеется в виду). С Азартом держит удочку, она сгибается под весом, леска натягивается, вот-вот  Дрон вытащит желанного трофея.

Старый и Петюня оживляются подскакивают и начинают участливо кричать, нервно поглядывая на поплавок Дрона.

Петюня и Старый (в два голоса, наперебой друг другу, нервно, заинтересованно, участливо). Давай-давай-давай, подсекай, тяни, заводи, подсаживай, ну-ка, ну-ка, ну, а... пошла-пошла, давай. Вот она.... Вот ужо... Ты её рывком. Оп! А-ну?

Петюня аккуратным рывком, подсаживаясь, вытаскивает из водоёма трофея под одобрительные возгласы и посвистывания приятелей. На конце лески у Дрона значится уже неполная бутылка водки.

Мужики ловят в руки эту бутылку, с таким азартом выловленную из водоёма Дроном, открывают.

Петюня достаёт из-за своего стульчика три стопки, разливает, остальные подбадривают ситуацию одобрительными возгласами.

Все втроём по ситуации (в приятном предвкушении). Так. Ага. Давай. Пополней. До краёв. А! На природе-то оно как. Сейчас тяпнем. Процесс пошёл. Утро перестаёт быть томным...

Потирают руки, суетятся.

Дрон (взволнованно, Старому). Старый, ты закусь куда положил?

Старый (предвкушая, Дрону). Да вон, в пакете...

Показывает пакет. Дрон достаёт сало, огурчики, лучок, хлебушек. Всё как полагается. Петюня раздаёт приятелям наполненные стопки.

Все трое вооружаются стаканами.

Старый (приятелям). Ну.., будем!

Чокаются, выдыхают, выпивают. Суетятся с закуской, одобрительно смакуя причмокивают, АХ – ают и всё в этом роде. Рассаживаются по своим местам, но теперь уже образуя кружок для беседы, а не в линейку для рыбной ловли вдоль берега, как это было изначально.

Дрон (Петюне). Петюня, я никак в толк не возьму одну штуку. Вот скажи мне, чего ты так переживаешь за свой улов? По что удилищем чертей в водоёме гоняешь? Тут рыбы отродясь не водилось, сколько можно тебе об этом напоминать?

Петюня (отмахиваясь, Дрону). Да знаю я.

Старый (Петюне). В самом деле, Петюнь? На кой чёрт ты нервы мотаешь себе и людям? Мы же сюда не рыбы ради приходим. Вон она (показывает пальцем куда-то назад на рыболовецкие тюки) уже, куплена для отвода глаз и женовьих восторгов. А здесь-то чего зазря дёргаться?

Петюня (приятелям). Всё так, но... Понимаете, мужики. Всё равно ведь нет-нет, а на поплавок глаз ложится. А он не то ветром, не то за дно крючком зацепится. И играет на нервах. Так поглядываешь-поглядываешь и уверуешь в то, что клюнула рыбёшка какая-нибудь.

Дрон (Петюне). Да брось... Мы который год здесь собираемся, а кроме всякой гадости, так сказать, последствий жизнедеятельности человека, ничего со дна не доставали. Да и рыбаков тут кроме нас никого не бывает. А ежели проходят, так пальцем у виска крутят. Да оно и понятно. Откуда здесь рыбе взяться? Это всё так... исключительно антураж. Так что ты сильно-то в это дело не вникай.

Петюня (Дрону). А и то верно, Дрон, дело говоришь.

Петюня запускает камень в район своего поплавка. Плюх, брызги.

Петюня (Дрону). Ну, так что там у тебя с твоей Тамарой-то приключилось?

Старый (подключаясь к данной теме, с интересом, Дрону). Кстати да! Ты обещал рассказать на рыбалке. Так мы все во внимании. Давай...

Негромко звучит интригующая музыка для зачина.

Дрон (предаваясь воспоминаниям и предвкушая свой рассказ). Ой, мужики... Там такое дело...

Музыка нарастает.

Освещение плавно предвкушающее гаснет, оставляя в последних своих очертаниях заинтригованные лица деликатно переглядывающихся рыбаков.

Музыка заканчивается.

ЗТМ.

Сцена 2. История Дрона (Андрея)

Домашняя уютная обстановка в доме Андрея.

Звучит сумбурная ритмичная музыкальная композиция.

Слышны женские нервные выкрики испуга, визги.

Плавно включается свет.

В панике, оглядываясь, опасаясь и остерегаясь, на сцену выскакивает – выпрыгивает, вываливается из другой комнаты Тамара. На ней один лишь халатик, да и то на скорую руку запахнутый. Она в спешке запинается, падает. Тут же вскакивает, опасливо поглядывая назад, и отбегает подальше, вставая за кресло, как за преграду.

Из той же комнаты с бешенным разъярённым ором выбегает Дрон (Андрей) с топором в руке. Тамара вновь вскрикивает и убегает. Андрей, переодетый в обычное, житейское, носится за ней, угрожая топором.

Делают пару кругов в погоне, останавливаются отдышаться, осматриваются, кому куда убегать и кому как догонять.

Музыка заканчивается.

Тамара (нервно, с надрывом в голосе). Да успокойся же ты, идиот! С чего ты взял, что я тебе изменяю?

Андрей (в бешенстве). Подсказали, добрые люди! А ты думала, что всё будет шито-крыто? Что я ничего не узнаю? Постыдилась бы домой вести, блудница! Но ничего, сейчас я из тебя дурь-то повыбиваю...

Вновь продолжается погоня, которая длится ещё пару кругов.

Вновь останавливаются, в разных концах, осматриваются, озираются.

Тамара (нервно, с надрывом в голосе). Ты совсем со своей ревностью с катушек слетел? Я хоть раз дала тебе повод думать обо мне плохо? Мало ли что народ болтает? Про тебя тоже, знаешь ли, много чего говорят, но я сплетням не верю. А вот ты почему-то охотно принимаешь на веру любой поклёп. Чем я заслужила такое отношение, Андрей? Чем? Ты меня хоть раз с кем-то видел? Чтобы я обжималась с кем-то или целовалась? Да я с тех пор как за тебя замуж вышла к мужчинам ближе, чем на социальную дистанцию не подхожу. Знаю, что ты за один только взгляд пришибить можешь. Так не уж то я стала бы рисковать? Одумайся! Одумайся, прошу, пока не поздно!

Андрей (в бешенстве). Что, дорогуша, жареным запахло? С больной головы на здоровую перекладывать вздумала? Да я тебя без всяких разбирательств сейчас научу уму-разуму. Народ за зря болтать не станет, Тамарочка. Все знают, что краше тебя во всей округе крали нет. Оттого я и ревнивый такой, вижу, как мужики на тебя смотрят. А мужиков я знаю хорошо. Они посмотрят-посмотрят, да и за дело примутся. Так что лучше не отпирайся.  (Максимально громко и яростно) Говори – где он?

Тамара (нервно, с надрывом в голосе). Да кто он-то, кто он?

Андрей в бешенстве кидается на Тамару, та отбегает, в итоге супруги меняются позициями, останавливаются.

Андрей (в бешенстве). Не делай из меня дурака! Мне чёрным по белому соседи сказали, что моя супруга сегодня не одна домой пришла. Я уловил эту хитринку в глазах не скажу кого, и я прекрасно знаю, что за этим намёком скрывается. Так что хватит мне тут комедию ломать! Где он?

Андрей начинает с яростью ходить и разбрасывать всё в доме, держа наготове топор.

Тамара (на тяжёлом выдохе). Как же меня достала твоя ревность, сил моих больше нет.

Тамара перестаёт прятаться и остерегаться, она идёт спокойно и уверенно к мужу, падает перед ним на колени, склоняет голову.

Тамара (с силой в голосе, с правдой в голосе). На, руби, изверг! Мне такая жизнь не в радость. Чем от каждого угла шарахаться и ждать, когда ты меня зашибёшь из-за чьих-то слов, уж лучше и не жить вовсе. Давай, смелей Андрюша. Будь мужиком, заверши уже то, что задумал!

Андрей смотрит на жену с презрением и ненавистью, она зацепила его за живое, за самолюбие. Он замахивается топором и в этот момент из соседней комнаты с паническим визгом выбегает молодая девушка. Она почти не одета. Едва прикрыты нижним бельём интимные части тела, она выскакивает с визгом из комнаты, держа свои шмотки в руках, и стремительно покидает жилище, обронив в спешке одну туфельку.

От этой сцены, Андрея охватывает оцепенение. Чего-чего, но такого развития событий он предугадать никак не мог. Мысли его понятны, растерянность полнейшая. Он опускает руку с топором, топор выпадает из его руки. Он падает на колени в полнейшей растерянности, кладёт руку на плечо жене, та поднимает голову, смотрит измученными глазами на мужа.

Андрей неуверенно показывает пальцем в сторону убежавшей девушки. Пытается вымолвить слово, но он не находит слов, лишь удивлённо и рассеянно мычит.

Андрей (растерянно, вопросительно, показывая пальцем в сторону убежавшей девушке). А...аааа?

Негромко фоном звучит грустная лирическая музыкальная композиция.

Андрей кивает головой в сторону убежавшей девушки.

Тамара поднимается с колен. Смотрит с осуждением и презрением на мужа, уходит в комнату, так ничего и не объяснив.

Андрей встаёт, он в шоке, трясёт головой, смотрит в сторону ушедшей жены, смотрит в сторону убежавшей девушки.

Андрей (растерянно, вопросительно, сам себе). О., как оно всё.... оказывается... бывает...

Андрей поднимает туфельку, которую обронила девушка, смотрит на неё, ещё раз удивлённо и разочарованно вздыхает, с поникшей головой уходит в сторону сбежавшей девушки, то есть в сторону выхода.

Музыка заканчивается.

ЗТМ.

Сцена 3. Рыбалка

Та же атмосфера рыбалки, но пруд (водоём) со всеми нагромождениями для данного эпизода необязательны.

Слышны звуки природы.

Точечное освещение световика выделяет на сцене три силуэта

Трое мужчин, трое наших горе - рыбаков стоят спинами к зрителю, передом к большому кусту, который они обширно поливают естественным образом (это только подразумевается, в натуральном исполнении поливать ни к чему... не эстетично это будет, всё-таки театр). Зритель видит затейливые движения слева стоящего Дрона, явно выписывающего какие-то символы, ибо просто стоять в процессе данного мероприятия позитивному жизнерадостному мужчине скучно. Старый, который стоит справа, просто стоит, не кривляется, но ноги его слегка согнуты, он наслаждается моментом, смотрит куда-то ввысь.

Посередине стоит Петюня. Петюня занят тем же делом, что и его приятели, стоит смирно, но при этом проявляет недюжее любопытство, поглядывая  то в район пояса приятеля справа, то в район пояса приятеля слева, то и дело, соизмеряя уведенное с тем, что имеется у самого.

Молчаливая сцена переглядывания выдерживает свою дельту и вот молчание прерывает Старый, оторвав взгляд от небес, и повернув голову в сторону Дрону.

Старый (с умеренным любопытством, Дрону). Ну так и чего? Твоя что ли и нашим, и вашим? Я что-то не пойму.

Петюня (дивясь). Во дела...

Дрон (филосовски, протяжно, интригующе). Да не мужики, на самом деле там всё ещё хуже, чем вы подумали... И... чем подумал сначала я...

Все трое заканчивают своё дело, Дрон подпрыгивает короткой, но частой очередью, понятно для чего. Петюня делает свои какие-то манипуляции, мы (зритель) этого не видим, но обе его руки впереди там же в районе его пояса, и он явно ими что-то делает. Что именно – нам остаётся лишь догадываться. Старый справляется одной рукой. Если кто не понял, мужики стряхивают. Как бы это не литературно не звучало, но - суровая правда жизни. Зритель этого не видит, лишь догадывается, надо обыграть, чтобы всем всё было понятно.

Все трое заканчивают свои дела, примерно в одно время засупониваются, заправляются, оборачиваются к зрителю.

Старый и Петюня поправляясь, смотрят вопросительно на Дрона, ждут продолжения.

Дрон (поясняя приятелям). Мне эту парочку Витёк со сто шестого дома слил. Мы с ним иногда бутылочку на двоих нет-нет, да и раздавим. Он парень весёлый. Вот с хитрецой мне и поведал, что моя сегодня не одна домой пришла. В детали вдаваться не стал, сказал, сам всё увидишь. Ну, я и недолго думая топорик прихватил в подсобке. Намёк в целом и общем уловил. Да только я никак не мог предположить, какой на самом деле подарок судьбы меня ждал дома...

Петюня (нервно, нетерпимо, с интересом). Да что там произошло-то у тебя уже, ёханый – карёханый. Ты можешь без вот этого всего... Я уже испереживался, а ты ещё и половины не рассказал, вон видишь...

Петюня демонстрирует свои трясущиеся пальцы рук.

Дрон (указывая брезгливо на пальцы Петюня). Вытри пальчики получше.

Петюня обращает внимание на «прокол», который тут же устраняет, обтерев пальцы об штаны.

Старый (немного возмущённо, Дрону). Действительно, Дрон! Не томи. Чем всё закончилось-то?

Дрон (приятелям, деловито, но вдумчиво). Да закончилось-то оно как раз вот этим! А началось, вот как... В общем, это мне уже позже Тамарка рассказала... как дело было на самом деле. Всё это приключилось за восемь часов до моего прихода домой...

Звучит интригующая музыка, мужчины начинают свой медленный ход к месту «дислокации», а плавное затемнение скрывает их движения в темноте.

Музыка стихает.

ЗТМ

Сцена 4.  История Дрона (Андрея). Развязка

Квартира Андрея.

Дверь открывается, боевым шагом, но с каменным лицом, с сумочкой в руке и в деловом стиле одежды, входит Тамара. Оборачивается, зовёт сдержанно вежливо Асю.

Тамара (сдержанно, без особой радости). Проходи, чего в дверях-то стоять.

Тамара проходит дальше в комнату, кладёт сумку, но за ней никто не заходит. Она вновь оборачивается к двери.

Тамара (более настойчиво). Да заходи уже, господи. Ну, ты что? Хочешь всем соседям рассказать? И так уже несколько пар знакомых глаз искоса поглядывали. Будут интересоваться потом, наверняка, мол, с кем это я, что да почему. И что я им скажу?

Тамара быстрым, нервным шагом идёт обратно к двери.

Тамара (деловито, нервно затягивая в квартиру Асю). Да заходи же ты уже!!!

Тамара за руку затягивает в квартиру Асю. В руке у Аси большая походная сумка с вещами и провизией. Ася робкая, стеснительная. Видно, что ей некомфортно, неловко. Она не знает как себя вести, что говорить и что делать, но вот она уже здесь и делать что-то надо.

Тамара отпускает Асю, закрывает за собой дверь.

Ася (робко). Вы... Вы простите, что я вот так вот... как снег на голову, можно сказать. Понимаю, что я со своим желанием Вам всё с ног на голову перевернула. Но я... я не могла больше терпеть, я и так столько лет не знала, как подойти, как сказать...

Тамара (на выдохе, немного в шоковом состоянии, скрестив руки на груди). Да... Честно говоря, когда ты ко мне на улице подошла и начала говорить эти вещи, я растерялась так, что не знала даже что и делать. То ли в морду дать, то ли всё-таки послушать, а потом уже дать в морду. Нервишки... Но интересно всё же. Не каждый день такое услышишь... Слава Богу.

Ася (робко). Ну... в морду-то вы мне всегда успеете дать. Я, честно сказать, не знаю, как бы сама поступила на вашем месте... Наверное, так же. Новости я принесла, что и говорить, мягко выражаясь – нетипичные.

Тамара (опустив руки). Да ты-то тут при чём. Не тебе по морде дать я собиралась. Нет, ну сразу-то может и тебе... под горячую руку, но это всё нервы, не принимай на свой счёт, и не бери близко к сердцу, я уже более-менее успокоилась. А по лицу - подлецу я ему, папаньке твоему дать хочу. Это же ничего себе разворот событий. Если тебе, как ты говоришь, 17-ть лет, то получается, что мы уже два года как в браке были. Я вообще ничего понять не могу, у нас же тогда всё вообще прекрасно было. Ещё даже конфетно-букетный период, можно сказать, не закончился. Какого чёрта его налево потянуло, ума не приложу. Ну ладно бы сейчас. Я бы это поняла. Но тогда! Нонсенс. Просто нонсенс.

Ася (робко, пожимая плечами). Извините...

Тамара (отмахиваясь). Это не тебе извиняться надо... Кстати, как ты, сказала, тебя зовут? Совершенно вылетело из головы...

Ася (робко, виновато). Ася.

Тамара (кивая, припомнив). А, да, точно. Ася. Ну а я тётя Тамара. Будем знакомы. Давай, Ася, располагайся. А я сейчас чайку организую.

Тамара уходит на кухню, Ася ставит на пол свою сумку.

Ася (кричит ушедшей Тамаре). А можно я переоденусь в домашнее?

Тамара (кричит с кухни). Переодевайся, конечно. Хочешь – душ прими. Устала ведь  с дороги, наверняка.

Тамара возвращается с вазочкой конфет и печенья.

Тамара (входя, относительно уже спокойным тоном). Папка твой придёт ещё не скоро. Так ты и взремнуть ещё успеешь. Сейчас перекусим и отдыхай. Да и я прилягу тоже... А то что-то все эти нервные передряги меня неслабо вымотали... Да то ли ещё будет.

Тамара ставит вазочку на стол и уходит обратно на кухню.

Ася переодевается в домашнее. Момент переодевания должен быть приличным. Сильно девушку не оголяем, всё в рамках дозволения канонов театра.

Ася снимает уличную одежду и переодевается в бедненькое поношенное домашнее трико, майку, которая ей, быть может, досталась ещё от матери или даже от бабушки. Небогатые одеяния у Аси. Она приехала явно из села и по ней самой, а так же по её одежде это видно.

Вот, Ася достаёт из сумки смешные домашние тапочки, обувает их. Спешит поставить на стол, к вазочке принесённой Тамарой, свою часть провизии, чем богата. Она достаёт баночку варенья, баранки на верёвочке, как бывало в старину. Банку сгущёнки. Всё это кладёт на стол.

В комнату возвращается Тамара. Несёт чайник, две кружки.

Ася (робко). Я вот тут немножко... К столу... Ничего?

Тамара (спокойно, одобрительно). Давай. А что там у тебя? Варенье? С чем?

Ася (робко). Это смородиновое. Из чёрной.

Тамара (брезгливо). А... поняла. У меня на неё аллергия. Но тебе пиалу принесу, кушай.

Ася (робко). Не-не, я её дома наелась. Думала вас угостить, но может папка будет...

Тамара, оставив на столе чайник и кружки, вздыхает, уперев руки в бока.

Тамара (на выдохе). Папка... Папка-то будет, за ним не заржавеет.

Тамара уходит, многозначительно покачав головой.

Ася убирает сумку в сторону.

Ася (кричит на кухню, Тамаре). Может помочь чем? Я по хозяйству всё умею. Готовить, стирать, убирать. Мыть, шить, печь. Меня мамка-то всему обучила.

Тамара возвращается с двумя тарелками. В тарелках пюре и по котлетке. Там же в пюре торчат вилки.

Тамара (спокойно, без интонации практически). Спасибо, пока справляюсь. Садись, поедим.

Тамара и Ася садятся за стол, разбирают тарелки.

Тамара сразу начинает есть, но Ася берётся за вилку, осматривает её осторожно и виновато, с сомнением. Молчит.

Тамара (заметив неудобство гостьи). Что-то не так?

Ася (робко, неуверенно). А ложки нет?

Тамара (удивлённо). Ложки? Помилуйте, барышня, это же не суп. Какая ложка для пюре и котлеты?

Ася (робко, неуверенно, пожимая плечами). Не знаю, мы с мамкой всё ложками едим. Вилками никогда и не пользовались.

Тамара (скептически). Ась... Я понимаю, что... (Удерживает язык за зубами, старается не обидеть девушку). Кхм. Я могу тебе, конечно, дать ложку, но лучше бы тебе всё-таки научиться кушать правильно. Ложкой едят суп, кашу... Йогурт, да. Варенье вот тоже. Но если ты в приличном обществе начнёшь кушать макароны, бифштекс, или то же пюре ложкой, то, поверь, ничего хорошего это не сулит. Попробуй всё-таки вилкой. Не получится – дам ложку. Но ты попробуй.

Ася начинает неумело орудовать вилкой. Вроде что-то начинает у неё получаться со временем.

Кушают.

Тамара (с заботой, без сарказма). Получается? Всё нормально?

Ася (робко, неуверенно). Да вроде... Непривычно только, а так ничего.

Тамара (с заботой, без сарказма). Привыкнешь. И на людях старайся кушать так, как положено, мой тебе совет. Если чего-то не знаешь – посмотри, как вокруг люди делают, как говорят... и делай так же. Всё просто.

Ася (робко). Поняла.

Тамара (деловито). Ну, давай ещё о тебе поговорим. Ты как меня-то вообще нашла? Как узнала, где живём, где я работаю? У работы ведь меня караулила и в лицо знала. Откуда информация?

Ася (спокойно). А, так у меня отчим в полиции работает. Ну, я его и упросила разыскать.

Тамара (в раздумьях). М, ясно. Стало быть, отец у тебя, какой-никакой, всё же есть.

Ася (спокойно). Был. Ушёл он от мамки, давно уже. Но отношения у нас с ним хорошие остались.

Тамара (в раздумьях). Поняяяятно.

Прерываются на трапезу. Кушают, каждый думает о своём.

Тамара (с умеренным интересом). А на поиски родного отца мать надоумила, или...

Ася (робко). Та не... Мамка-то она, что. Она же и так с ним общается. Это я ни разу не видалась с ним...

Тамара прерывает рассказ Аси резким, звучным ударом кулака по столу.

Тамара (въедливым, напирающим голосом и с таким же взглядом). В смысле – общается?

Ася понимает, что болтнула лишнего, она чувствует себя крайне неловко, не знает, куда деться, но и в зад пятки теперь тоже поздно.

Ася (виновато, оправдываясь). Я... я, простите, я не должна была говорить, мамка мне строго-настрого наказала вообще ничего не рассказывать об их отношениях.

Тамара (въедливым, напирающим голосом и с таким же взглядом). Тааааак!!!

Ася (виновато, оправдываясь). Я... я, не могу, правда. Я не должна. Давайте папка придёт, вы у него сами всё и спросите. Да я и сама мало что знаю. Так... поглядеть хоть на него хотела, услышать голос, ну и вообще... какой он узнать. Всё-таки папка.

Тамара (въедливым, напирающим голосом и с таким же взглядом). Отношения у них значит. Общаются... Ну-ну...

Ася заканчивает кушать, у Тамары же аппетит пропадает. Она уносит свою тарелку с недоеденным пюре.

Тамара возвращается, Ася поглядывает на неё виноватым взглядом исподлобья.

Тамара стоит, скрестив руки на груди, оглядывает Асю.

Ася (виновато, оправдывающимся голосом). А вы может баранок, а? Сгущёночки, тёть Тамар?

Тамара (умеренно сдержанным голосом). Да нет, спасибо... что-то расхотелось. А ты кушай-кушай... Да потом можешь отдохнуть, спальня там (показывает, где спальня).

Тамара наливает из чайника в кружку Асе, свою кружку и чайник уносит на кухню.

Ася быстро доедает, запивает. Конфетку, печенюшку быстренько закидывает в рот. И с набитым ртом выходит из-за стола, пытается кричать на кухню Тамаре.

Ася (с набитым ртом, крича на кухню, Тамаре). Так я прилягу тогда?

Тамара (кричит с кухни). Ложись-ложись. Успеем ещё наговориться. Отдыхай пока.

Тамара возвращается, а Ася уже начинает раздеваться до того вида, в котором она выбегала из спальни в прошлой семейной сцене с Андреем.

Тамара (почти спокойно). Я и сама прикорну... если получится. Чувствую, разговор предстоит серьёзный... Ну да загадывать не будем, подождём блудного отца.

Звучит лирическая музыкальная композиция.

Ася, уже раздевшись до нужной (приличной) кондиции указывает пальцем в сторону спальни с немым вопросом на лице о разрешении пойти в спальню. Тамара, осмотрев с любопытством девушку, одобрительно кивает ей. Та уходит.

Тамара уносит последние кухонные принадлежности и, облачившись в домашний халат, сама ложится здесь же на диванчике, мечется, не может уснуть, ворочается. Берёт подушку и уходит в другую комнату.

Музыка стихает и заканчивается.

ЗТМ.

Сцена 5. Рыбалка

Вновь атмосфера рыбалки.

Слышны звуки природы. Трое наших товарищей сидят с удочками в руках, общаются.

Старый (с интересом, Дрону). И что?

Дрон (не слишком эмоционально). Да кто его знает – что... Пока она больше не приходила, да и... теперь уже, после моего «тёплого приёма»... вряд ли придёт.

Петюня (с интересом, Дрону). Ну а вообще..., может такое быть, что она твоя?

Дрон (не слишком эмоционально). Может, конечно. Кто знает, сколько у меня было до брака... и после. Я и не считал.

Петюня (глубокомысленно). Однако...

Старый (глубокомысленно, протяжно). Эво, какая заколупина исслучилась.

Петюня (осуждающе, стеснительно, с неудобством, Старому). Старый, ты чего материшься в божьем храме?

Петюня кивает Старому, переводя взгляд на зрительный зал, как бы намекая, чтобы тот не выражался.

Старый (Петюне, спокойно). Да ты что, Петюня? Это не ругательство. Заколупина, это вообще фамилия такая, очень распространённая, кстати сказать. Но я это слово в другом контексте применяю, образовывая от слова закавыка. Закавыка – знаешь, что такое? Аль нет?

Петюня отрицательно машет головой.

Старый (Петюне, спокойно). Ну, это как препятствие, помеха какая, проблема, трудность... ерунда, в общем некая.

Петюня (обретая понимание, с хитринкой). А. Вон оно как. Ишь, как интересно. А я, главное, суть-то уловил правильно, только вот подумал, что это изречение твоё ёмкое от другого слова образованно...

Дрон (перебивая парней, доставая откуда-то оставленную туфлю Аси). Вот так, мужики. Так что у меня дочка вроде как имеется.

Старый (с интересом, Дрону). Погоди. Но девчушка ведь проболталась, что ты вроде как общаешься втихую с мамашей ейной. Так неужто ты не знаешь, твоя она на самом деле или нет?

Дрон (уклончиво). Бывает, по пьяной лавочке действительно созваниваемся. Ну... точнее, я набираю ей с какого-нибудь левого номера. Потрещим о том, о сём. То, что дочь у меня, вроде как, растёт, это я давно от своего давнишнего развлечения слышу. Каждый раз мне напоминает в трубку телефона, да только не уверен я, что я один там побывал. Не берусь утверждать, что она на самом деле моя. Никогда ничем не помогал, и помогать не собираюсь. Мать её знала, с кем в койку прыгала, о ребёнке мечтала, сама говорила, что хоть от кого, лишь бы только случилось. Ну, вот и пускай радуется жизни. А моя хата с краю.

Дрон бросает в водоём оставленную туфельку Аси. Брызги, всплеск.

Петюня (Дрону, возмущённо, протянув руку в сторону брошенной туфельки). Эй..., зачем выбросил-то? А коли вернётся?

Дрон (спокойно и самоуверенно). Да брось ты. Я бы не вернулся после такого. Мало ли что у меня в голове. Может я там уже порешил тётю Тамару, да только и жду, когда ко мне в дом явится новая жертва. А туфелька... Хотел сначала на память оставить, вдруг всё же мой ребёнок... Так хоть что-то будет напоминать... Но к чему лишние сложности. Что было, то было. Прошло.

Дрон с  философской усмешкой отмахивается.

Приятели соглашаются с доводами, осторожно кивают, поддакивают.

Дрон (с хитринкой, Петюне). Ну а у тебя то, что случилось всё-таки? Расскажешь, наконец, или и дальше будешь хранить свою страшную тайну? Что у тебя в жизни такого произошло, что ты таким психованным вдруг сделался? Ведь не всегда же, поди, таким был? Мы ведь тебя со Старым не с мальства, слава Богу, знаем, но всё же интересно.

Петюня отворачивается, помалкивает. Не хочет говорить.

Дрон (с хитринкой, Петюне). Ну так что? М? Ну давай, колись, чего ты? Все свои.

Старый (подначивая, Петюня). Девай, Петюнь..., всё как на духу...

На лице Петюни видны смятения, но вот он всё же решается рассказать, несколько раз звучно выдохнув, прищурив взгляд и прикусив в задумчивости нижнюю губу.

Тихо начинает звучать интригующая музыкальная тема, которая служит проводником для зрителя к новой сцене.

Петюня (приятелям, глядя вдаль, памятуя). Я, действительно, не всегда был таким раздражённым, нервным и вспыльчивым. Моя жизнь текла в размеренном ключе. Мой счастливый брак, как и безбедное будущее, представлялись мне не мечтой, а совершенно очевидной явью в очень недалёком будущем...

Музыка начинает нарастать звуком, а освещение при этом плавно гаснет.

ЗТМ.

Музыка заканчивается.

Сцена 6. История Петюни (Петра)

Домашняя богатая уютная обстановка в доме Петра.

Звучит молодёжная композиция.

В новомодном одеянии, явно не утруждая себя великими мыслями, в комнату входит Клара. Она сосёт большой (огромный) чупачупс, вынимая его изо рта время от времени, и прохаживаясь по комнате со смартфоном в руке делает селфи на разном фоне, не забывая при этом кривляться.

Сделав несколько снимков и оценив их одобрительным эмоциональным окрасом на лице, Клара бойко запрыгивает на диван, загнув на него же ноги прямо в обуви.

Музыка стихает и заканчивается. В комнату входит одетый в строгом стиле Пётр. Брюки, пиджак, рубаха, ботинки.

Пётр (нежно, любя). Клара, милая, я дома...

Клара оборачивается на голос, не отражая никаких эмоций, но тут же меняется в лице и начинает радоваться почти щенячьим восторгом.

Клара (радостно, играючи с сарказмом). Пётр Иваныч, дорогой! Сам президент холдинга пожаловал, самолично и без охраны?

Пётр (нежно, любя). Да ладно тебе... Для кого-то я Пётр Иваныч, а для тебя...

Клара (радостно перебивая). ... А для меня воробушек, зайчонок!  (Меняя интонацию на более серьёзную и соблазняющую) Нет! Мой лев! Мой тигр!

Клара соскакивает с дивана и кидается обнимать Петра.

Пётр (обнимая Клару в ответ, млея). Соскучилась?

Клара (мы понимаем, что не слишком искренне, но всё же девушка старается). Оооочень.

Пётр умиляется, собирается покрепче обнять Клару, но она вырывается и с детской наивностью и даже почти обидой смотрит на Петра.

Клара (подобно обиженному выпрашивающему ребёнку). А что мой лев, мой тигр купил сегодня своей пусечке?

Пётр растерянно смотрит на Клару, пытается спрятать взгляд, машинально немного пожимает плечами.

Клара (подобно обиженному выпрашивающему ребёнку). Что? Ничего? Совсем ничегошеньки?

Пётр, на скорую руку почесав подбородок, достаёт из кармана жёлтый карандаш и протягивает его Кларе.

Пётр (с теплом в голосе). Вот, посмотри... Если хочешь – дарю! Партнёры сегодня привезли из Японии. Таких всего шесть штук во всём мире, это не обычный карандаш, это...  

Клара выхватывает карандаш из рук Петра, вертит его со всех сторон, очень оперативно осматривает, но не находит в нём ничего особенного.

Клара (безучастно, исключительно для поддержания разговора). М.., прикольно.

Клара бросает этот карандаш  через себя куда-то на пол, по сути - выбрасывает.

Клара (с просящим интересом). А что ещё?

Пётр (растерянно). Вообще-то, этот карандаш с золотым грифелем. Он специально так исполнен, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, поэтому, как и все  - выполнен в традиционном деревянном кожухе, но вес и стоимость его совсем не как у обычного.

Клара одёргивается. Глазки её бегают, она спешит поднять карандаш. Не сразу находит его и бережно на ладонях двух рук несёт к Петру.

Клара (виновато с подхалимством). Дорогой, прости. Ну..., ты же знаешь, что я вот такая... Постоянно бегу впереди паровоза. Ну, я девушка, эмоции и всё такое. А карандаш действительно замечательный. Такой элегантный, так мастерски и филигранно выполнен. Я таких карандашей никогда в жизни не видела, даже не знала, что такие существуют. Я приму твой презент, спасибо...

Клара прижимает карандаш к груди, как желанный подарок и умильно улыбается Петру. Пётр, конечно же, всё понимает, но он её любит и всё ей прощает. Обнимает Клару, Клара спешит прибрать карандаш к себе в карман и приобнимает в ответ Петра.

Обнявшись, Пётр пытается поцеловать Клару, но она увиливает и помогает снять пиджак своему избраннику.

Клара (как будто с заботой, помогая снять пиджак). Давай я тебе помогу, устал ведь. Проходи, раздевайся, садись, отдохни. Что хочешь поесть?

Пётр (справившись с пиджаком, присаживаясь на диван и потягиваясь). Ой, ты знаешь... Надоели эти все ресторанные вычурные блюда. Хочется чего-то домашнего, простого... Да вот хотя бы простой яичницы.  (Смотрит внимательно с интересом на Клару) Что думаешь по этому поводу?

Клара (спокойно). Никаких проблем.

Клара достаёт телефон, набирает номер, прислоняет трубку к уху.

Клара (в трубку). Девушка, здравствуйте. Значит, мне нужно яичницу по-домашнему и фуа-гра, пожалуйста. Да. Адрес тот же, жду.

Кладёт трубку.

Пётр с грустью смотрит на Клару. Клара ловит на себе этот не вполне довольный взгляд.

Клара (искренне не понимая). Что-то не так, мой хороший?

Пётр уклончиво меняет тему, несколько раз обречённо вздохнув и отведя взгляд.

Пётр (усталым голосом). Знаешь..., я уже вторую неделю размышляю над одним предложением...

Клара заинтересованно смотрит на Петра, подходит к нему поближе.

Клара (заинтересованно). Так-так-так?

Пётр (серьёзно, сквозь усталость). Как ты понимаешь, там, где по-настоящему большие деньги, там обычно бывает всё не вполне законно.

Клара (заинтересованно). М.., Продолжай...

Пётр (серьёзно, сквозь усталость). Чуть больше недели назад мне предложили проинвестировать один проект, который связан с обналом. Знаешь, что это такое?

Клара (пытаясь вспомнить что-то). Ну...

Пётр (серьёзно, сквозь усталость). Вывод средств со счетов не через официальные банковские организации, а через теневые структуры, подставные фирмы. Так делают для того чтобы не платить государству налоги, например, или для того, чтобы скрыть прибыль. А чаще всего – и для того и для другого вместе.

Клара (заинтересованно). А... Поняла-поняла, так, и...

Пётр (серьёзно, сквозь усталость). В обнале заинтересованно огромное количество организаций. И прибыли от такой, не совсем законной деятельности, очень и очень хорошие. Это не биржевой рынок, не ставки на спорт или что-то в этом роде. Здесь всё довольно прозрачно. Чем больше денег вложил, тем больший процент получил. И я уже закинул удочку, можно так сказать. Часть свободных средств уже работает, денежка капает. Но если я, к примеру, возьму ссуду под жильё и бизнес,  вложу эти средства в оборот обнальной схемы, то ежемесячный доход составит вот столько...

Пётр достаёт листочек, пишет на нём сумму, и показывает её Кларе. Клара пищит, визжит и прыгает, хлопая в ладоши от переизбытка чувств.

Пётр (серьёзно, сквозь усталость). И это не в рублях!

Убирает листок.

Клара замирает, раскрыв от изумления  рот. В глазах её полнейший восторг, искра и всё что только может быть в подобной ситуации.

Пётр (откинувшись на спинку дивана, рассудительно, обстоятельно). Как ты понимаешь, этого хватит на то, чтобы очень быстро погасить все кредиты, и дальше работать будет не нужно вообще никогда. Всё свободное время можно будет посвятить путешествиям, хобби, развлечениям... в общем, жить на полную катушку. Покупать недвижимость в разных уголках планеты да спускать деньги в барах.

Клара (максимально восхищённо и эмоционально, подпрыгивая и хлопая в ладоши). Хочу-хочу-хочу!!!

Пётр (сев на диване смирно, облокотившись на коленки, серьёзно). Но риски определённые всё же имеются. Придётся поставить на кон всё, что есть.

Клара кидается к Петру, обнимает его, гладит, поддерживает.

Клара (не просто поддерживая, а подталкивая, почти упрашивая и умоляя). Милый, ну так кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Ты только представь, уже через месяц мы будем жить совсем по-другому! Если там такие прибыли, и ты точно знаешь, что эта схема работает, она опробована, так чего тянуть? Пока ты будешь думать, вложится кто-то другой. И тогда яхты, шелка, машины, недвижимость и бриллианты достанутся кому-то другому! Ведь такой шанс выпадает всего раз в жизни! Милый, ты что? Что тут думать? Давай, скорей действуй, пока фортуна сама идёт в руки!

Пётр (почти соглашаясь). Думаешь, стоит?

Клара (эмоционально, ярко, заряжено). Конечно! Определённо – да! Надо действовать, надо прямо сейчас запускать процесс, не мешкать, иначе потом может быть уже поздно... Что же ты мне раньше не сказал, глупенький... Беги скорее в банк, бери ссуду и через месяц здравствуй новая жизнь!!!

Клара практически выталкивает с дивана Петра, очень быстро натягивает на него пиджак и выпроваживает.

Звучит лирическая музыкальная тема.

Клара неимоверно счастливая ходит по комнате, улыбается, мечтает. Представляет, как она будет жить. Прикладывает руки к губам, глаза её горят, она вся на эмоциях, она вся сияет и вот-вот взорвётся от переизбытка чувств.

Музыка стихает и заканчивается.

ЗТМ

Сцена 7. Рыбалка

Вновь атмосфера рыбалки.

Слышны звуки природы. Трое наших товарищей сидят. Дрон и Старый внимательно смотрят на Петюню.

Петюня (с печалью). Вот так и получилось. Взял ссуду и пару месяцев  после того  действительно получал очень и очень хорошую прибыль. Большей её частью сразу частично гасил задолженность, ну а на остальное брал золотишко для Клары. Вроде как и подарки для любимой, и опять же вложение в капитал. Золото ведь только дорожает.

Петюня делает паузу в рассказе, вздыхает... Приятели его не перебивают, терпеливо ждут продолжения, слушают.

Петюня (с печалью). Так вот через пару месяцев в эту схему вмешались федералы и, естественно, все вкладчики лишились своих средств. Несколько человек в этой цепочке даже посадили. Ну а я просто лишился всего. Клара тут же от меня ушла.

Благо, частично свои долги я всё же погасить успел, были у меня ещё страховые запасы на чёрный день, Клара о них не знала. Но погасил я далеко не всю сумму. Банк выкупил у меня за копейки жильё, так я рассчитался по долгам, и мне ещё даже хватило средств на халупу в спальном районе. Вот нервишки и шалят... Подружился с бутылкой... Так и живу.

Приятели, молча переглянувшись, разливают  остатки бутылки, получается ещё по одной, и залпом выпивают все трое, не чокаясь.

Старый (на выдохе, после принятия стопочки). Даааа...

Дрон (с интересом к обсуждению, Петюне). Ладно, Петюнь, не переживай особо. Понятно, что в жизни всякое бывает. Деньги – дело наживное, а насчёт девчат, так по этому поводу вообще не нужно никогда расстраиваться.

Постоянства вообще вся система мироздания не приемлет, всё течёт, всё меняется ежесекундно, даже чаще, каждый миг. Так чего уж там, возлагать надежды на возможность сколь длительных отношений. Если сегодня человек с тобой, то и спасибо ему, а если завтра он решит быть с другим, то это его священный выбор и обижаться на него за то мы не имеем никакого права. Так самой природой заложено, мы все ищем там, где лучше. (Обращаясь к зрителю) Что я не прав? Ну а почему тогда человек не создан по принципу однолюба? Что, нельзя было таким образом создать людей, чтобы любовь была раз и навсегда! У всех! И обязательно взаимно. Да можно было бы, конечно. Учитывая, какие системы жизнеобеспечения, психологические процессы, электрические цепочки там всякие разные внутри человека сконструированы... Я сильно-то не разбираюсь, но совершенно очевидно осознаю, что если бы это было нужно, то мы все были бы верными, честными, порядочными и поголовно обладали бы всеми теми качествами, которые испокон веков ценятся и превозносятся в людях. Но мы совсем не такие... от природы – замечу! А стало быть, не нужно природе, чтобы мы были другими.

Дрон встаёт с места, подходит к Петюне, по-дружески хлопает его по плечу.

Дрон (с поддержкой, Петюне). Нормально всё, не горюй. Другой бы на твоём месте вообще бы сразу удавился на ближайшем суку. А ты молодец, держишься. И правильно делаешь.

Дрон скептически вздыхает, глядя на снасти и принадлежности Петюни, оценивая его наживки.

Дрон (с поддержкой, Петюне). Ладно..., пойду, что ли червей тебе нормальных накопаю, а то твои какие-то дохлые совсем..., полуживые. Здесь конечно ничего не водится, но чёрт его знает.., чем чёрт не шутит. Может на доброго червя, какая-нибудь мелочёвка и найдётся в этом Богом забытом водоёме.

Дрон берёт баночку для червей, берёт сапёрскую лопатку (или что-то вроде неё) и уходит копать червей.

Петюня (Старому, с осторожным интересом). Слушай..., я вот всё хочу тебя спросить...

Старый (спокойно). Спрашивай, коль сильно хочется. За спрос, как говорится – не бьют. (С хитринкой) Но ты имей ввиду, что не все так говорят!

Петюня (Старому, с осторожным интересом). Да ничего такого особенного, на самом деле. Я всё никак понять не могу, почему тебя Старым кличут. Я – понятно, Петюня – Пётр. Дрон тоже понятно, так многих Андреев называют. Но ты то Илья. А Илья и Старый... Это же никак не связано?

Старый (с тёплой улыбкой). Никак...

Петюня (Старому, с осторожным интересом). Так ведь и не сказать, что старый ты шибко. 

Старый (с тёплой улыбкой). Справедливо.

Петюня (Старому, с осторожным интересом). Ну а почему тогда? Не просто так, поди,  Старым кличут?

Разговор Петюни и Старого прерывают раздающиеся женские крики и стоны имеющие наклонность сексуального характера. Эти крики и стоны нарастают, они становятся всё чаще и всё громче. Старый и Петюня переглядываются в растерянности и смотрят в ту сторону, куда ушёл Дрон, ибо как раз оттуда доносятся нарастающие ритмичные женские возгласы.

Петюня подскакивает, с волнением смотрит на Старого, вроде бы порывается бежать на звук.

Возгласы становятся чуть тише, но чаще.

Петюня (Старому, в растерянности). Пойдём, глянем, что там к чему?

Старый (с хитроватой улыбкой). А послушать тебе недостаточно? Ещё и поглядеть охота?

Петюня (Старому, в растерянности, сконфужено). Да я... я же не в том смысле... Просто мало ли чего там, может помощь какая нужна...

Возгласы набирают максимум частоты, громкости и страсти.

Старый (с хитроватой улыбкой). Поверь, Петюня, судя по тому, что мы с тобой слышим, там прекрасно справляются и без чьей-либо помощи...

Возгласы достигают своего апогея, в добавок к женскому возгласу подключается и мужской возглас, который явно говорит о завершении некого эмоционально-физиологического процесса.

Старый (с хитроватой улыбкой). О.., слышу знакомые тембральные нотки. (Обернувшись к Петюне) Да садись ты не мельтеши. Уверен, ничего там страшного не произошло.

На рыбацкую делянку возвращается довольный, раскрасневшийся Дрон, на ходу поправляя ширинку. Баночка с червями тоже при нём. Он протягивает её Петюне.

Старый ехидно улыбается, но молчит, даже не смотрит в сторону Дрона, его внимание больше сосредоточено на удочке, поплавке и безнадёжном водоёме.

Петюня (Дрону, в растерянности, с интересом, показывая рукой в ту сторону, откуда были слышны возгласы). Там... Там... Что-то... кто-то... кого-то... Ты слышал?

Дрон (с самодовольной моськой). Слышал... И видел... И даже участвовал!

Петюня (Дрону, в растерянности, опустив руку). В смысле... подожди. А как? Ты же червей пошёл копать?

Петюня смотрит в баночку с червями, которую ему отдал Дрон.

Петюня (Дрону, в изумлении). И накопал-таки, как я погляжу.

Дрон (с самодовольной моськой). А то!

Петюня (Дрону, в изумлении,  вновь показывая рукой в ту загадочную сторону). Так, а как тогда? Когда успел?

Старый (с хитроватой улыбкой, не глядя на приятелей). Наш пострел везде поспел.

Дрон (с самодовольной моськой). Долго ли умеючи.

Петюня (Дрону, не унимаясь). Ну, это то, понятно, но ты где её взял?

Дрон довольный, садится на своё место, с энтузиазмом рассказывает, активно при этом жестикулируя.

Петюня проверяет свою удочку, насаживает нового червя (реквизит), которого принёс ему в баночке Дрон, закидывает вновь удочку в водоём, в это время слушает Дрона и участвует в беседе.

Дрон (уже без особенных эмоций на лице). Тут ведь недалеко есть деревушка..., ну вы видели, когда мы сюда ехали..., проезжали мимо неё.

Петюня (Дрону, не унимаясь). Ну-ну...

Дрон (уже без особенных эмоций на лице). Так вот они с этой деревушки сюда по грибы ходят. Ну, вот я и встретил по дороге грибника, точнее грибницу. Пока копал червей – разговорились.

Старый (с хитроватой улыбкой, обернувшись к Дрону). Да мы уж слышали. Обстоятельно поговорили, судя по возгласам.

Дрон (с серьезным лицом и серьёзным тоном). Переговоры были короткими, но конструктивными!

Петюня (Дрону, удивлённо). Ну ты, Дрон, даёшь...

Петюня садится на своё место, отставив баночку с червями в сторону.

Дрон (самодовольный). Ну а вы тут чем занимались, уважаемые радиослушатели?

Старый (теряя ухмылку). Да вот, Петюня тут интересуется, отчего меня Старым кличут.

Дрон (с интересом). Кстати, почему, правда? Мне тоже интересно. Ты вроде не старый ещё.

Старый (теряя ухмылку). Рассказываю.

Приятели внимательно смотрят на Старого..

Старый (рассудительно). Дело тут, конечно, не в возрасте. Хотя в возрасте, но не в возрасте физиологическом, а скорее в возрасте Души. Старым меня кличут лет эдак с пятнадцати.

Петюня (Старому, удивлённо). Ну да?

Старый (рассудительно). Ага. Это вопрос интересов и отношения.

Дрон (с интересом, Старому). Отношения к чему? Или к кому?

Старый (рассудительно). Отношения ко всему, к жизни в целом. Хотите - верьте, хотите – нет, но я родился стариком. Не по внешности, конечно, а по внутренним устоям. Мне никогда не было интересно бегать и скакать с ребятишками, играя в те или иные игры. Я как-то всё больше жил в себе. Время от времени делился своими умозаключениями со сверстниками, за что и получил прозвище - Старый. «Рассуждаешь ты как старик», - говорили они мне и, в общем-то, были правы. Я чаще общался не с ребятами, а с бабушками, дедушками... С ними мне было о чём поговорить, с ними взгляды совпадали, а со сверстниками – не особо. Вот так и повелось. Молодёжь гулянки да сабантуи устраивает, а я читаю Омара Хайяма. Сверстники бегут в кино, а мне интересней театр. Словом... старый я, братцы..., старый. Родился стариком, стариком всю жизнь прожил, стариком и помру.

Дрон (с интересом и с долей скептицизма, Старому). Слушай, а как у тебя с женским полом взаимодействие происходило... если не секрет. Тоже как у старика? Пока не помер, может, поведаешь?

Петюня хихикает, ухмыляется.

Старый оборачивается на Дрона, потом смотрит на Петюню.

Старый (Петюне, спокойно). А ты, кстати, зря смеёшься. Плотские утехи для меня на самом деле особой роли в жизни никогда не играли. Темперамент не тот, так что можно сказать, что Дрон тут попал в точку.

Петюня (Старому, удивлённо). Погоди, но ты ведь (поглядывает на Дрона, ища поддержки) насколько я знаю – женат?

Старый (повернувшись к водоёму, спокойно). Женат, это верно. Но мои семейные отношения, могут повергнуть в шок, если я кого-то в них посвящу. Может, стоит пожалеть вашу хрупкую детскую психику?

Дрон (Петюне, с подковыркой). Петюнь, ты как? Топиться не побежишь, если наш приятель тут про свои старческие мощи повествование начнёт?

Петюня (Дрону). Да я огурцом..., вроде!

Дрон (Старому, с подковыркой). Давай, чего там у тебя. Как оно там у тебя вообще что... Рассказывай, в общем!

Старый (с неоднозначной ухмылкой). Ну ладно...

Тихо начинает звучать интригующая музыкальная тема, которая служит проводником для зрителя к новой сцене.

Петюня и Дрон потирают руки, их лица отражают предвкушение и частично сарказм.

Музыка начинает нарастать звуком, а освещение при этом плавно гаснет.

ЗТМ.

Музыка заканчивается.

Сцена 8. История Старого (Ильи)

Домашняя уютная обстановка в доме Ильи.

Божена в домашнем халатике сидит на коленях у Мирона. У Мирона расстегнута рубаха, брюки и носки на месте. Божена хочет нежности, льнёт, а Мирон увлечён своим рассказом.

Мирон  (увлечённо). ... В итоге рация села, Петрович крановщику машет, а тот понять ничего не может. Орёт с площадки что-то, а высота, ничего не слышно...

Божена (нежно перебивая). Мирон, ты так и будешь нести всякую чушь, или мы уже займёмся делом?

Мирон  (нежно, оправдываясь). Прости, Божена, я думал тебе интересно. И потом..., дай немного отдышаться. Я и так на работе в ночь по этим строительным лесам напрыгался. Сроки поджимают, работаем, как ты знаешь в ночную. Но, хоть там площадка и освещается, а всё равно не так как днём, да и цикл, сама понимаешь, ночь всё-таки. Организм спит, внимание притупляется, а высота! Отсюда нервы, стрессы...

Божена (приставая в рамках приличия, но с деликатным рвением в самое туда). Знаю я, что у тебя там притупляется, но ничего, сейчас мы это дело подшлифуем и заострим.

Мирон вырывается, скинув с себя Божену, она остаётся на диване, Мирон же отбегает на безопасное расстояние.

Божена (возмущённо, Мирону). Да ты чего?

Мирон  (немного нервно). Да ничего! Говорю же, вымотался. Ты сначала накорми, в баньку своди, а уж потом и в постель укладывай. Сказок Пушкина что ли не читала? Там же инструкция дана, как с мужчинами ладить нужно.

Божена (возмущённо, Мирону, вставая с дивана и упирая руки в бока). Ууу., вот ты, значит, как заговорил. Ну-ну... Значит четыре года он без баньки и кормления в койку прыгал, а теперь барону курькину-путькину помывочно-кормительные прелюдии подавай. Понятно. А что же будет дальше? Займёшь место рядом с Ильёй?

В комнату потягиваясь ото сна, входит заспанный Илья. Он в пижаме, в домашних тапочках.

Илья  (зевая). Ээээ нет, ребятушки дорогие, такого уговора не было. Давайте придерживаться наших почтенных семейных устоев. (Обращается к Мирону) Тебе Божена, мне спокойный сон! Спокойный! В гордом одиночестве, без толканий, пиханий и похрапывании с разных сторон. Вы развлекаетесь – я наслаждаюсь покоем и гармонией.

Мирон  (Илье, ища поддержки). Слушай, Илья, утихомирь свою жену. Она мне даже в душ после смены сходить не даёт! Я же не робот, живой человек, в самом-то деле. Ну и потом... Хочется же ведь не только интима от женщины, хочется и общения и понимания...

Илья  (протестуя). Не-не-не! Общение и понимание – это мне! А интим, это как раз твоя вотчина. Так что не скули, и будь добр уважь женщину!

Мирон  (обращаясь к Илье и Божене, возмущённо). Да я же ведь не отказываюсь, но в душ то мне сходить хотя бы можно?

Илья  (Божене, советуясь). Отпустим его в душ? Потерпишь минут 5-10, дорогая?

Божена (возмущённо, Мирону). Чёрт с тобой, иди, но имей ввиду, за ожидание потом возьму с процентами! И кормить буду после, по итогам качества принятой работы! Будешь халтурить – кормить не стану!

Илья  (Божене, снисходительно). Он не будет халтурить, всё сделает как надо, тебе ли не знать... (Обращается к Мирону) Сделаешь на совесть, Мирон?

Мирон  (обращаясь к Илье и Божене, саркастически). Не извольте сомневаться! Чай оно не в первый раз!

Божена (нежно улыбаясь в предвкушении, Мирону). Да иди уже, иди, ладно... Верю.

Мирон с хитровато-довольной улыбкой уходит в душ, скидывая рубаху на ходу.

Божена (проводив взглядом Мирона, с теплом Илье). Доброе утро, дорогой, как спалось?

Илья  (по-доброму, ещё разок зевнув и потянувшись). А ты знаешь, вполне себе-себе.

Божена подходит к Илье, берёт его под руку и с теплом, медленной романтической походкой, в любви, они идут к дивану, садятся вместе, так же держась под ручку.

Божена прикладывает голову на плечо Илье.

Божена (с искренней нежностью  теплом в голосе). Посидеть хоть с мужем в коем веке. А то ведь всё некогда.

Илья свободной рукой гладит жену по плечу, жена млеет.

Божена (с искренней нежностью  теплом в голосе). Слушай, может ну его нафиг, Этого Мирона? Капризный стал какой-то последнее время, требовательный. Хоть он в постели и мастак, но всё-таки, как-то всё это...

Илья  (с теплом, участливо, без поддёвок). Хм..., ну смотри сама. Если не нравится он тебе, то давай подыщем кого-нибудь другого, хотя этот уже проверенный, свой. Считай как член семьи.

Божена (с искренней нежностью  теплом в голосе). Илюш, да я не о других, я о том, что может нам всё-таки попробовать жить с тобой как все нормальные люди? Только ты и я? Без всяких разных третьих. И перед людьми неудобно, да и самой как-то тоже... Как-то неправильно это всё.

Илья  (с теплом, участливо, искренне). Родная..., как же я тебя люблю.

Обнимаются нежно.

Илья  (с теплом, участливо, искренне). Я бы рад, чтобы и у нас всё было по-человечески. Но ты ведь знаешь, мне практически не нужны телесные ласки. Я помоложе-то когда был, и то... так уж.. изредка когда... без особого рвения, а сейчас мне и вовсе не нужно. Но то я, а ты без всего этого завянешь. Для женского здоровья нужен полный и частый контакт. Без того и в физиологическом и в психологическом смысле проблем не миновать. А я своей любимой жёнушке проблем не желаю. Да и потом... Почто добру пропадать, как говорится. Пусть всем будет хорошо. И тебе и Мирону, и мне спокойно, комфортно.

Божена (с искренней нежностью  теплом в голосе). Ну, так-то оно так, но, понимаешь... Ведь люблю-то я тебя, и хоть, быть может, внешне своего смятения не показываю, но каждый раз чувствую себя предательницей. Не первый год вроде бы мы так живём, а всё равно, знаешь... Есть груз в Душе.

Илья  (обнимая). Божена, любовь моя, как мне избавить тебя от этого груза?

Божена (с искренней нежностью  теплом в голосе, с любовью). Не знаю... Я, правда, не знаю. Вроде радоваться должна. Кому ещё муж разрешает делать всё... вообще всё, и при этом не перестаёт любить. Но внутренне я чувствую, что поступаю не совсем правильно.

Илья  (с теплом, участливо, искренне, подумав). Я вижу три варианта решения данного вопроса.

Божена (с интересом). А ну-ка?

Илья  (с теплом, участливо, искренне). Первый! Мы разводимся, проходит время, ты забываешь обо мне, встречаешь того, кто сможет тебя деть всё в одном флаконе и живёшь с ним и только с ним уже без угрызений совести.

Божена (с теплом и нежностью). Не годится, я люблю только тебя и другой любви искать не намерена.

Илья  (с теплом, участливо, искренне). Второй вариант! Мы прощаемся с Мироном и живём как все нормальные люди. Только ты, я и твои любовники, которые неизбежно появятся, потому что ты молодая, привлекательная, яркая и наполненная энергией. Жизнь неизбежно притянет к тебе того, кто сможет эту твою энергию взять и реализовать, пропустив через себя. В мире просто так ничего не даётся и нереализованных процессов не прощается. Тот, кто не реализуется, обычно после череды болезней покидает этот бренный мир в довольно раннем возрасте. Хотя, бывают исключения, но чаще всё же так, как я сказал.

Божена (с теплом и нежностью). Нда..., так себе вариантец. Ну и смысл менять шило на мыло? Ещё и подцепишь чего ненароком от таких «мыл». Но может ты и прав... Сколько я продержусь в воздержании... Год-два... А потом волком взвою. Пожалуй, что действительно такие отношения на пользу никому не пойдут. Ладно, ну а третий?

Илья  (с теплом, участливо, искренне). Ну а третий вариант, такой! Мы дожидаемся возвращения Мирона из душа. Я иду на кухню завтракать и смотреть вчерашний матч по футболу, а ты дожимаешь нашего верноподданного так, чтобы он вытряс из тебя все сумбурные мысли и чтобы улыбка потом не сходила с твоего лица, по меньшей мере, сутки.

Божена игриво пихает мужа.

Божена (игриво, с улыбкой). Вот ведь какой!

Илья подмигивает играючи жене и идёт в сторону кухни, Божена игриво бросает в мужа подушку с дивана. Попадает.

Из душа возвращается босой Мирон. Мокрый, в завязанном халате. Он успевает увидеть, как в комнате летают подушки. Улыбается.

Мирон (с игривой улыбкой). Что тут у вас? Подушечные бои?

Илья  (с теплом, поднимая подушку и отдавая её Мирону). У нас тут любовь!

Мирон (принимая подушку, с сарказмом). Аа...  (Оценивающе, с хитринкой) Высокие, высокие отношения...

Илья улыбается Мирону, улыбается жене.

Божена (с дивана, полукриком). Люблю тебя, Илюша!!!

Илья уходит, ухмыльнувшись и отпустив жене воздушный поцелуй.

Мирон нарочито насупливается, упирает руки в бока, придерживая в одной руке подушку.

Мирон (нарочито возмущённо, Божене). А меня ты не любишь? (Нарочито истерично) Я знал, я чувствовал! Значит всё, что между нами было – это всё обман! Фикция! О, женщины, как вы коварны в своей сути. А я как дурак попался на эту удочку.  (Показывает на Божену, жестикулирует, подчёркивая сказанное) На эту улыбку, на эти ножки, на эту талию, на эти глаза... Как я мог так в тебе ошибиться! А я-то думал, что я тебе небезразличен, а оказывается вот оно как всё на самом деле. Получай же, коварное создание!

Мирон запускает подушкой в Божену, Божена уворачивается (если успеет), улыбается, входит в раж.

Божена (с дивана, Мирону, игриво - яростно). Иди сюда, истеричка! Сейчас ещё посмотрим, кто в ком ошибся!!!

Звучит нарастающая дерзкая музыкальная композиция, приглушается свет.

Мирон подобно пантере кидается на Божену, которая с визгом и страстью принимает в свои объятья Мирона. Пара схватывается в страсти (в рамках приличия), свет гаснет, музыка нарастает.

Музыка звучит ещё несколько секунд и заканчивается.

Сцена 9. Рыбалка

Вновь атмосфера рыбалки.

Слышны звуки природы. Трое наших товарищей сидят. Дрон и Петюня с открытыми ртами в изумлении смотрят на Старого.

Старый (рассудительно, философски). Вот такие дела, братцы. А сейчас, прошу меня простить, вынужден отлучиться по нужде.

Старый берёт с собой фляжку с водой, уходит, пьёт из фляжки на ходу.

Петюня и Дрон обмениваются неоднозначными взглядами. После ухода Старого Дрон первым начинает комментировать услышанное.

Дрон (несколько в шоке). Да... дела. Я вот тут прикинул... У тебя, Петюнь, ещё всё неплохо в жизни, по сравнению со Старым...

Петюня (отходя от услышанного). А у тебя на фоне нас, так вообще жизнь – предел мечтаний!

Дрон (приходя в себя). Ну..., предел, не предел, но нормально... Нормально!

Петюня (отходя от услышанного). Вообще, конечно... Я даже не знаю, что сказать. Если бы у меня было так, как у Старого, то я бы точно где-нибудь вздёрнулся. Это знаешь, как в старом анекдоте. Идёт набор в комсомол. Парня проверяют на пригодность. Задают вопросы:

-«-

Комиссия: Курите?

Парень: Да не то что бы прямо курю, так... Балуюсь.

Комиссия: Ой, нет... нехорошо. Нужно бросить!

Парень: Хорошо, брошу.

Комиссия: Как с алкоголем у Вас?

Парень: Да ну как с алкоголем, как у всех. По праздникам там когда... Когда с друзьями соберемся иной раз.

Комиссия: Ой, нет... нехорошо. Нужно бросить.

Парень: Хорошо.

Комиссия: А как у Вас с женщинами?

Парень, смущённо отвечает: Да ну как с женщинами... Всё хорошо с женщинами. Молодость, пора эмоций, жизни. Бывает, конечно, там, кого зажмёшь, сям... Дело молодое, житейское.

Комиссия: Ой, нет... нехорошо. Нужно бросить!

Парень: Хорошо.

Встаёт председатель комиссии и так строго, прямо в глаза парню: А если жизнь за родину отдать придётся! Отдадите?

Парень без раздумий отвечает: Да конечно отдам, на кой она мне такая сдалась!

-«-

Дрон хихикает.

Петюня (рассуждая). Так вот я и думаю, что на кой бы мне такая жизнь сдалась. А Старый ничего, живёт. Вполне ещё позитивно, надо сказать живёт. Занятный он мужик.

Дрон (позитивно). Слушай, а ведь Старый и не курит тоже!

Петюня (рассудительно, соглашаясь). Не курит... Но хоть пьёт!

Дрон (позитивно). Ну, значит ещё не всё ещё потеряно!

Петюня (позитивно). Хах..., точно!

Раздаётся неловкое ойканье и ворчливое ругательство (приличное) Старого. Приятели оборачиваются на звук, возвращается Старый. Штаны у него прилично мокрые, прямо изрядно мокрые в той части, где мужчинам лучше ничего не проливать.

Старый пытается оттряхнуть со штанов влагу, оттягивает их, пытаясь немного, подсушить, но где там...

Дрон (позитивно, с поддёвкой, Старому). Что, Старый, годы берут своё? Как не тряси, как говорится, а последние пол-литра в трус...

Петюня катится от хохота.

Старый (перебивает возмущённо). Да... Да я просто воду из фляжки разлил! Попил так неудачно.

Дрон тоже хохочет.

Старый (сдержанно). Ну чего ржёте-то? Сами что ли никогда ничего вот так не проливали? (Отмахивается) Ай, ну вас...

Дрон (просмеявшись, с хитринкой, Старому). Ладно, не обижайся,  Старый, ты лучше снасти проверь, у тебя там, по-моему, клюёт!

Петюня (поддерживая). Давно клюёт!

Старый кивает приятелям, суетится, подбегает к своей удочке и далее под уже привычный свист и поддержку приятелей выуживает из воёма вторую бутылку водки, так же привязанную на конце лески, как это было у Дрона.

Дрон (поймав бутылку, радостно бодро). О, холодненькая. Отлично. Петюня, давай, заряжай!

Петюня суетится со стопками. Разливают, чокаются, выпивают.

Старый (потирая руки после «принятия на грудь»). Так,с ну что,с... дело идет!

Петюня (неуверенно возмущённо, только-только успев «принимая на грудь», Старому). Кто идиот? Я идиот? Сам идиот!

В разговор включается Дрон, опрокинув свои фронтовые 100 грамм.

Дрон (Старому, позитивно поясняя). Да он на ухо туговат.

Петюня (неуверенно возмущённо, потянувшись за второй, Дрону). Куда ты меня послал? Сам пошёл! Оба вы пошли!

Дрон (подходя к Петюне, по-доброму положив ему руку на плечо). Оооо... кому-то похоже на сегодня хватит. (Оборачивается к Старому, показывает на Петюню) Старый, этому столику больше не наливать!

Старый радушно кивает, закусывает.

Дрон вытягивает у Петюни из рук бутылку водки, который, уже было, прицелился «повторить». Петюня неохотно отдаёт, но Дрон бутылку всё же вытягивает.

Дрон (Старому). Ну а нам ещё по одной можно!

Петюня злится.

Дрон разливает ещё себе и Старому.

Петюня (нервно, возмущённо). Ах, так! Ну.., я вам сейчас отомщу... Так-Так-Так...

Думает, как отомстить. Ходит по сцене, что-то мышкует. Приятели скептически улыбаются, вооружаются стопками, оба держат правой рукой, уже замахиваются «тяпнуть», подносят стопки ко ртам.

Петюня (нервно, опасливо, резко неожиданно остановившись). Так! Стоп! Мужики! А сколько времени сейчас!

Приятели поворачивают синхронно правые руки, смотрят на циферблаты наручных часов и оба проливают содержимое стопок  на себя.

Петюня ликует, трюк удался.

Дрон и Старый ворчат, но относятся с пониманием, без злобы, отряхиваются.

Петюня гордый и довольный собой идёт к баночке с червями, копошится там, что-то выбирает.

Петюня (в укор, Дрону). Ну что, Дрон? Не ловится на твоих червей ничего! Видать без Души копал! Знать, мысли-то твои под подолом у грибницы уже в тот момент были...

Дрон улыбается, но мимолётно вдруг обращает внимание на поплавок Петюни и лицо его становится серьёзным.

Дрон (Петюне, серьёзно). А вот не скажи... Ты на поплавок-то свой глянь, ходуном ходит.

Старый и Петюня серьёзно обращают внимание на поплавок удочки Петюни (который вероятнее всего зрителю из зала не видно и в этом нет ничего страшного).

Старый (удивлённо, глядя на поплавок). О-па!!! И впрямь ходуном ходит.

Петюня (глядя на свой поплавок, задумчиво чешет затылок). Хых... Надо же, а ведь и верно.

Дрон (Петюне, серьёзно, немного нервно, с азотом). Так чего стоишь, дубина! Тяни скорей!!!

Все трое бросаются к удочке Петюни, в шесть рук её вынимают из водоёма и на конце лески над сценой возвышается живой Осётр!

Финальная громкая музыка!

Все трое рыбаков радуются, не верят своим глазам, показывают на рыбу, что-то там друг другу говорят, но их не слышно из-за музыки.

-«-

Все актёры выходят на финальный поклон, а рыбку бережно опускаем обратно в воду. Впрочем, на бис можно вынуть её ещё разок, прямо руками (чтобы не тянуть лишний раз за губу или щёку) показать зрителю, погладить и поцеловать!

Занавес

Новосибирск, май 2022

***

       Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.

Все пьесы Николая Лакутина представлены для ознакомления в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»

Почта автора Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Фото обложки пьесы заимствовано из бесплатного банка фотографий, по лицензии Creative Commons

 

Степан – приятный, неглупый мужчина около 50 лет. Водитель рейсового автобуса.

Тамара – жена около 50 лет. Пассажир, едущий в один конец навсегда.

Гоша – известный в стране музыкант около 30-35 лет. Богатый завидный жених.

Николай – деревенский мужик, около 45 лет, плотного телосложения, весельчак.

Люба – толстая деревенская многострадальная девушка 22-х лет, выглядит примерно на 30-35 лет.

Прочитано 124 раз Последнее изменение Пятница, 10 Июня 2022 02:20

Поделиться с друзьями

Николай Лакутин

Группа вконтакте

Последнее в блоге