Среда, 29 Января 2020 08:45

Квест. Душа барабанщика 5

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

  ввв

Введение

Я спросил у мудрейшего: «Что ты извлек

Из своих манускриптов?» — Мудрейший изрек:

«Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной

По ночам от премудрости книжной далек!»

 

Все события, организации и персонажи являются авторским вымыслом. Любые совпадения имён, фамилий и должностей персонажей с реальными именами живых или умерших людей, а также происходившими с кем-либо в жизни событиями — абсолютно случайны и совершенно непреднамеренны.

Предисловие к пятой части  книги «Квест. Душа барабанщика»

Бизнес по сайтам, равно как и по мобильным приложениям у парней шёл в гору. Клиентская база разрослась не только по городу, но и по области. Наконец-то представился шанс махнуть заграницу, оставив все свои дела где-то там. Андрей и Лёха жарили свои хилые телеса, на одном из лазурных побережий Франции.

- А интересно, всё-таки получилось с тем племенем Дахо. Я, кстати, проезжал по тому месту, их там больше нет, - ни с того, ни с сего заявил Андрей оторвав взгляд от точёной фигурки местной девицы.

- Так чему ты удивляешься, неконтактные индейцы на одном месте долго не задерживаются, дело то было давно. И, кстати, скажи спасибо, что их там не было, потому что если бы они там ещё оставались, то ты бы из этой экспедиции живым не вернулся, - ответил Лёха.

- Да почему это, я ведь за черту не заходил бы.

- Ха... за черту. Черту делают для более «зубастых гостей», а на твой пай и копья хватит. Да что там, копья, стрела бы прилетела прежде чем бы ты успел увидеть хоть кого-то из того племени.

- Согласен.

- Так чего тогда попёрся туда, раз согласен?

- Интересно же.

Лёха в голос усмехнулся.

- Интересно ему. Вот поэтому и находят археологи скопления черепков в местах приближённых к особо охраняемым некогда объектам. Из-за таких вот любопытных.

- А кстати, - по поводу особо охраняемых объектов, - сменил тему Андрей, - помнишь, Тихон рассказывал об этих входах в полый мир Земли?

- Ну...

- Об этой завесе, которая никого и ничего не пропускает.

- Конечно, помню, ты к чему это спрашиваешь? – заинтересовался Лёха.

- А к тому, что Тихон-то ведь сам через эту завесу мог пройти, причём без труда.

- Ну и...

- Ну, значит, всё-таки может человек туда проникнуть!

Лёха вновь усмехнулся:

- А с чего это ты, милый друг, взял, что Тихон был человеком?

- Ну, вот я и в раздумьях... Значит, всё же рождённый ползать, летать не может?

- Да, но только в том случае, если рождённый ползать действительно рождён для того, чтобы ползать!

- Ай, ну тебя. Нахватался у Тихона выражений, - завистливо отмахнулся Андрей. Какое-то время он лежал молча, потом опять заговорил:

- Я вот всё думаю...

Лёха посмотрел на Андрея.

- Да я всё про Тихона вспоминаю. Ведь он же мог нам не платить такие большие суммы, мы бы всё равно делали свою работу.

- Определённо.

- Но он же не мог этого не понимать.

Лёха улыбнулся и, откинувшись обратно на лежак, произнёс:

- Он не просто понимал, он знал это. Мне кажется, он знал вообще всё. А что касается наших гонораров... Я думал об этом, но в итоге пришёл к выводу, что...

В этот раз Андрей приподнялся со своего лежака и посмотрел в сторону Лёхи.

- Я пришёл к выводу, что если бы нам нужно было бы сейчас заботиться о том, как себя прокормить, если бы мы изо дня в день занимались «крысиными бегами», чем «грешит» основная масса людей, то... Ну не знаю как ты, я бы точно не написал «Барабанщика» и не передал бы все эти знания дальше для потомков.

- Хм, - призадумался Андрей и откинулся обратно на лежак. – Ну ладно ты... допустим. А я? Ведь я-то ничего такого не сделал.

- Так в чём проблема – сделай!

- Но что, например?

- Напиши пятую часть «Барабанщика» и расскажи, чем кончилось дело.

- А вдруг выйдет коряво?

- Ты переживаешь, что кто-то посмеётся над тобой? Кому ты нужен, тебя осуждать. Люди заняты только мыслями о себе и о своих «хотелках». Будет совсем не много тех, кто возьмёт твою книгу в руки, и ещё меньше тех, кто её прочитает. Тот, кто поймёт, что в ней написано – останется всего несколько человек, и не надейся, что эти люди проявятся при твоей жизни. Мы делаем работу, которая не способствует мгновенной отдаче, какому-то быстрому результату, элементарной благодарности хоть в чьём-то лице. Нет, не надейся. Мы с тобой не успеем пожать плоды своих стараний, по крайней мере, в этих телах уж точно. Но это нужная работа, более того, она необходима.

- Всего несколько человек..., - скорчился Андрей, - и я должен посвятить всего себя, свою реализацию ради этих каких-то нескольких человек? Не много ли чести?

Алексей улыбнулся во весь свой белозубый рот и каким-то несвойственным, тихим, но очень проникновенным голосом с хрипотцой произнёс:

- Может быть, это будет всего один человек, но что если им окажешься ты?

Андрей несколько раз глянул осторожным кротким взглядом на приятеля, после чего отвернулся в другую сторону. Минут через пять он пробубнил как бы нехотя:

- Ладно, дай мне прочесть свои каракули, надо будет встряхнуть в памяти события прошлых лет, попробую что-нибудь наваять, если ты ещё не про всё там рассказал.

Квест. Душа Барабанщика 5 (заключительная часть)

Гедеон чудесно выспался за эту ночь. С умильным лицом, от души потянувшись, он открыл глаза и от представшей картины резко дёрнулся, отпрянув назад, и стукнулся головой о спинку кровати. Рядом с ним спала Виктория. Её растрёпанные волосы говорили о том, что ночка была ещё та. От стука она проснулась и, увидев Гедеона расплылась в улыбке нежно шепнув:

- Привет...

Гедеон приподнял одеяло, отметил с удивлением, что девушка нога, и он, кстати тоже. Вернул одеяло на место и задумчиво ответил:

- Привет.

Виктория по лицу поняла, что её избранник ничего не помнит, но вместо того чтобы сконфузиться или попытаться напомнить что произошло, она лишь приобняла его и пододвинулась поближе к мускулистому телу.

- А..., позвольте полюбопытствовать, Виктория, Вы что здесь делаете?

- А мы тут... сексом занимаемся, Гедеон Батькович! Вы не против, я надеюсь?

Гедеон поднял в очередной раз одеяло над своим телом, оценил обстановку и ответил:

- Судя по всему – нет.

- Ну, вот и славно.

Виктория обняла парня ещё сильней и предприняла попытку продолжить кураж, но в этот момент в дверь постучали, а через секунду открыли. Занятная физиономия Тамилы заглянула в проём.

- А чего вы не отвечаете, я же для чего стучалась. Подумала, что уже и нет никого здесь,  - неубедительно произнесла она.

- Тамила, привет, заходи, - пригласил Гедеон.

Девушка смутилась, но вошла. Видно было, что её разбирало любопытство. Виктория никак не отреагировала на происходящее.

- Скажи мне, милая девушка, - обратился Гедеон к незваной гостье, - что ты сейчас видишь?

- Я вижу тебя и Вику в обнимку, - без промедления ответила она.

- Угу, значит, мне это не кажется.

- Мне, по крайней мере, не кажется. Я возьму книгу с полки, не против?

- А, да конечно бери, ответил Гедеон. – А может ты мне заодно и объяснишь, как так вышло, что ты сейчас видишь то, что мне не кажется?

Тамила прошла к стеллажу и, выбрав там книгу, за которой пришла, ответила:

- Ну, как-как..., тут наблюдается явная закономерность, ничего сверхъестественного. Вы вчера весь вечер были вместе. Осыпали лаврами друг друга, пили, обнимались, снова пили, потом дело дошло до брудершафт, а потом вы скрылись в этой комнате. Всё бы ничего, да только это моя комната.  

Только сейчас Виктория обратила внимание, что они в комнате не одни. Девушка осмотрелась и виновато улыбнувшись, сказала Тамиле:

- Извини.

- Да ладно, всё нормально. Я, правда, была вынуждена спать в твоей комнате, так что без обид.

- Конечно.

- Ну..., я пошла, догоняйте, завтрак ждёт.

Когда ребята спустились в столовую, там все уже были в сборе. Тао одобрительно подмигнул Гедеону и продолжил свою речь:

- Так вот. За текущий месяц мы очень неплохо продвинулись в области нано - частиц. Вильям, спасибо тебе огромное за помощь.

Вильям кивнул. Тао продолжил:

- Отныне, не только вновь созданные частицы обладающие интеллектом будут подчиняться исключительно нашим кодовым назначениям, но и все те, которые были созданы прежде, вне зависимости от того, где они сейчас находятся и в каком виде. Успехи в целом и общем по нашей программе более чем положительные. Я оставлю острог примерно на недельку, мне нужно будет отлучиться, проверить кое-какие сведения.

- Может быть, я что-то пропустил, - усаживаясь за стол, спросил Гедеон, - но в чём уникальность механизма по нано частицам? В чём наш успех? Сегодня эти коды доступа есть только в нашем братстве, а завтра они могут оказаться уже ...

- Не могут, - ответил Ричард. – Мы с Вильямом объединили его знания и мои природные способности по управлению материи. Формула сложилась как нельзя более удачно. Учитывая, что я с недавних пор являюсь одним из членов правления ордена «Чёрной руки», Тао принял решение ввести в систему именно мой генном как основу безопасности. Да мы же вчера с тобой этот вопрос обсуждали!

- Вчера? Со мной?

- Похоже, приятель, тебе совсем не стоит пить, - вступилась в разговор Тамила.

- Нет, стоит! – заступилась Виктория, - а то бы он ещё неизвестно, сколько раскачивался в отношении меня. Кстати, мы теперь пара, кто тронет, моего мальчика будет иметь дело со мной!

После этих слов Виктория посмотрела почему-то на Тамилу, она в свою очередь подняла руки вверх, демонстрируя отступление.

- Да, славно, вчера погудели, - сменил тему Андрей.

- Ну, не каждый день у Тао юбилей. Я не помню, поздравила ли тебя вчера, в общем, с полтинником, дружище! – махнула рукой вчерашнему юбиляру Виктория.

Тао улыбнулся в ответ и продолжил:

- Сегодня утром Вильям успешно завершил реализацию нашей программы по предотвращению нежелательных явлений. Теперь ключом к доступу данной технологии является Ричард. Мы все доверяем этому человек, все мы этот момент уже ни один раз обсуждали и теперь уже он реализован на деле.

- Хорошо, хорошо, я без претензий, прошу меня простить, - отозвался Гедеон.

Он потёр лицо руками, разгоняя сон, а потом неожиданно для всех спросил у присутствующих, указывая на Викторию.

- Так что, мы теперь пара с этой девушкой да?

- ДА! – ответили все хором с некоторой долей подтрунивания.

- Да, да, да, - утвердительно кивала головой Вика.

- Ммм....,  - протянул Гедеон. Ну ладно. Так что у нас на завтрак?

***

Ефим, оставив родной острог, перебрался в соседний город. Обладая безупречными навыками в работе с подсознанием, он легко обеспечил себя достойным жильём и солидным доходом, манипулируя мыслями людей. Но это было не то, к чему он себя готовил столько лет. Он чувствовал, что Ваге, его непосредственный наставник, готовил его к чему-то большему. Они с Ваге с самых первых дней как-то нашли общий язык. Ваге, как и Ефим, попал в острог в результате жёсткого отбора среди сверстников. Тем, кто умел лазить в чужие головы, уделялось особое внимание, ведь никто не знал, какой силой обладает конкретный индивид, и, следовательно, такой пассажир мог представлять определённую опасность для острога. Ваге был очень способным. Варфоломей очень внимательно изучал его перед тем, как принять в орден. Тао отметил для себя в тот день, что Учитель как-то странно всматривается в тогда ещё ребёнка. Он что-то читал, что-то видел. Потом почти незаметно улыбнулся и одобрительно махнул рукой. Только когда Ваге разоблачили в предательстве, Тао осознал, что Учитель видел это пророчество в судьбе принимаемого в клан мальчика ещё тогда. И, тем не менее, он его принял. Ефима в свою очередь принимал Ваге, который на тот момент уже дослужился до определённого чина. Варфоломей контролировал процесс, пропуская претендентов через себя, но он был полностью солидарен с Ваге в принятом решении по данному новобранцу.

События своей жизни в остроге Ефим прокручивал в голове день за днём. Он пытался понять, куда мог направиться его непосредственный Учитель и наставник.

- К тем, кому сливал информацию – вряд ли, это опасно и совершенно невыгодно, могут ликвидировать, или хотя бы попытаться это сделать, что не так уж и привлекательно в плане перспектив, - размышлял Ефим, - острог обратно его не примет, да он и сам не вернётся, это не Иван или какой-то другой чернорабочий. Ваге - яркий лидер. Значит, он либо попытается организовать свою систему, либо... отстранится от дел. Учитывая, что Учитель по нраву воин, - он не будет таиться где-то на задворках, значит, скорее всего, первый вариант имеет более основательные шансы на существование. И если он подтвердится, значит, Ваге будет нужен помощник, правая рука, и я как никто другой лучше подойду на это место.

Ефим вскипятил в турке кофе, глянув в окно на ночной город, и тихонько вымолвил:

- Где же ты, Учитель...

***  

Племя неконтактных индейцев во главе с Дахо освоилось на новом месте. В шатре раскуривая трубку, Тао беседовал с вождём.

- Они много раз приходили, - говорил Дахо, - и каждый раз уходили ни с чем. Но я видел сон. Тао слушал очень внимательно.

Дахо приглашал его к себе не так часто и если это происходило, значит в том была очень серьёзная необходимость.

- Ворон и два саблезубых тигра схватились на обрыве скалы, - продолжал вождь. – Они вновь позарятся на печать, но на этот раз приведут союзников.

- Ты говоришь о жрецах? – уточнил Тао.

- Да. Некоторые из них обладают достаточной силой, чтобы подступиться ко мне. Я не уверен в исходе встречи, поэтому печать нужно спрятать.

Дахо достал свёрток из кожи зебры и передал его Тао.

- Унеси это судьям, пусть они решают, кто должен владеть этой силой.

Тао принял дар, поклонился и развеялся дымом.

***

Объехав несколько городов, Ефиму удалось напасть на след Учителя. Крайне сложно было описать это чувство, которое давало повод понять, что он движется в правильном направлении. Это было даже не чувство, это было некое знание. Почти развеянные в пространстве мыслеформы имеющие в недалёком прошлом большую силу вели его по следу. Такие вещи Ефим умел считывать. Именно эти уползающие в небытие мыслеформы и привели парня в бар на окраине города.

- Текилу, пожалуйста, - озвучил он свой заказ официанту и стал настраиваться на нужную частоту, но приставленный к горлу нож отвлёк его от этой затеи.

- Зачем за мной гоняешься, приятель? – прозвучал знакомый властный голос со спины.

- Наконец-то я нашёл тебя, Ваге.

- У тебя есть несколько секунд на то, чтобы передать, зачем пришёл, после этого не обессудь.

- Учитель, я не вижу пути не связанного с Вами. Принять смерть от руки Мастера – великая честь.

Ефим развёл в стороны руки и сомкнул глаза, приготовившись к заветному моменту.

Ваге убрал нож, в закреплённый на поясе чехол.

- Твоя текила,  - сказал он ученику, пододвинув мескальерку и положив свою тяжёлую руку на плечо низкорослому парню.

- Всё нормально, это мой приятель, мы так здороваемся, - пояснил Ваге округлившему глаза бармену, не так часто видевшему нож у чьего либо горла.

Ефим принял напиток, рассчитался и вышел из бара. Ваге ждал его у фонтана, расположенного в зоне видимости заведения.

- Хочешь идти и дальше со мной по жизни? – спросил Ваге, не оборачиваясь, когда ученик приблизился на достаточное расстояние.

- Да, Учитель, хочу.

- И тебя не смущает, что я предал орден?

- Нет.

- Почему?

- Я полагаю, что если Мастер делает какой-то поступок, не вписывающийся в рамки понимания большинства, значит, в том есть определённый смысл. Я не намерен разбираться в нюансах, меня они не интересуют. Орден утратил свою хватку, стержень и былую славу с уходом Варфоломея. После того как в остроге не стало и Вас, я понял что мне больше там нечего делать.

- Чего же ты ждёшь от меня?

- Я был Вашим лучшим учеником...

- Да, это так.

- Позвольте мне разделить Вашу участь.

Ваге обернулся, посмотрел в глаза Ефиму, после чего изрёк:

- Приходи завтра сюда в это же время. Мне нужно всё обдумать. Если меня не будет – уходи и не ищи больше со мной встреч.

- Да, Учитель,  - эти слова Ефим сказал пустоте. Ваге уже не было рядом...

***

Яркие лучи солнца озарили комнату, и добрались своими лучиками до лица Гедеона. Пощурившись, парень открыл глаза. Виктория лежала рядом, её рука обнимающее перекинулась через его пояс.

- Опять меня чем-то опоила, - тихонько проскрипел неразработанный со сна голос парня.

- Вчера это не потребовалось, - откуда-то из подушки ответила девушка.

- М..., так ты не спишь. Доброе утро, любимая, - наигранно пролепетал Гедеон.

Девушка выглянула из-под подушки с недружественным видом.

- Ладно-ладно... шучу я... Какая ты мне любимая.

За это Гедеон был удостоен получить подушкой в лоб. После чего Виктория продолжила сон, но уже улыбаясь.

- Интересно, как там Тао в своих странствиях. Может помощь где нужна...

- Сейчас твоя помощь очень нужна одной девушке. Она тут буквально неподалёку. Буквально на расстоянии руки. Не подсобите, молодой человек? Если конечно вас не затруднит.

- Попробуем, как отказать даме...

Одеяло скрыло из вида погрузившуюся в страсть пару.

***

В указанное время Ефим прибыл к фонтану.

- Что будет, если Учитель не придёт? – думал он, - что же тогда делать мне? Ведь я совершенно не был готов к тому, что в определённый момент останусь один на белом свете. Совсем-совсем один. За всю жизнь, мне довелось встретить лишь одного человека, который понимал меня, это Ваге. Я бы предпочёл принять смерть, нежели бесцельные скитания...

- А если цель всё ж таки будет? – прервал внутренние размышления парня Ваге подступивший из раздвинувшегося пространства.

- Учитель, Вы пришли. Я так рад.

- Так что на счёт цели, Ефим? – переспросил наставник своего ученика, отвесив кивком приветствие.

-  Я предположил, что Вы займётесь основанием своего собственного ордена и я стану правой рукой Настоятеля.

- Что же, неплохо. А если я тебе предложу стать самому главой нового ордена?

- Как? Я? Но... для этого нужно обладать другими мощностями. Мне это не под силу, но под силу Вам, Учитель. Я буду верным помощником и полностью посвящу всего себя служению общего дела.

Ваге улыбнулся, и промолвил:

- Я тебя услышал.

 После чего протянул дружески руку Ефиму, а когда тот сомкнул свою руку в крепком рукопожатии, произошло нечто неописуемое.

Гром грянул среди ясного неба и разряд молнии войдя в Ваге перешёл через руку к Ефиму. Ваге отбросило на несколько метров, а Ефим стоял на месте, словно ничего и не произошло. Он поспешил поднять Ваге.

- Что с Вами, Учитель? Вы в порядке?

- Теперь Учитель ты, - проговорив с одышкой и хрипом, устремил усталый взор Ваге на своего верного ученика.

- Что?

- Я передал тебе свою силу, Ефим. Отныне у тебя есть все необходимые составляющие для того чтобы стать великим правителем клана. Я же теперь простой смертный.

- Но зачем? – искренне сожалея и глядя на обессиленного Ваге, спросил Ефим, чувствуя, как что-то внутри него расправляет свои мощные крылья.

- Выхода из братства нет, но это не значит, что об этом никто не мечтает. Однажды я попытался спросить совета по этому поводу у того, кто смог оставить острог. Но, ситуация не располагала к разговору. Я тогда лишился нового автомобиля.

Ваге припомнил, как не состоялась его беседа с барабанщиком. Ведь он тогда просил о помощи не только по решению вопроса с объявившимся Гедеоном. Он хотел спросить о том, каково живётся по ту сторону острога. Да как-то случай не представился. Ваге внутренне завидовал и Тихону и Гедеону, но не подавал вида, поскольку Варфоломей бы не оценил подобных дум. Для того чтобы инсценировать собственную смерть и поставить на себе точку в отношении острога, Ваге даже спутался с конкурирующим орденом, которому начал сливать информацию не способную причинить серьёзного ущерба «Чёрной руке». Но Эрон вмешался в эту систему и своим появлением полностью аннулировал сей коварный план. Ваге мог исчезнуть с «радаров» видящих, но для этого ему требовалось передать кому-то свою силу. А он не слишком-то хотел прощаться с властью, да и передать её, сбежав с острога, было уже теперь некому. Поэтому появление в баре Ефима его несказанно обрадовало, хоть он и переиначил ситуацию, подготовив тем самым добровольную почву для принятия силы.

- И что же теперь? – спросил Ефим.

- Внутренний путеводитель подскажет тебе как действовать. Ты очень одарён, неспроста ты всегда был моим любимым учеником. В тебе достаточно мужества и чести, для того, чтобы создать что-то по-настоящему стоящее. Мы развлекались в остроге по-доброму и не очень, но я всегда знал, что ты во всех смыслах достойный ученик. А мой маршрут теперь проложен в горы. Хочу прожить остаток дней обычной жизнью. Дышать полной грудью отдавая себе отчёт в том, что каждый вдох может стать последним.

Ваге поднялся с земли, оттряхнул излюбленный пиджак и, поклонившись Ефиму, направился по людной дороге...

***

Многому успел научиться Тао у Варфоломея за годы совместного решения задач ордена. Много раз за главного Варфоломей оставлял при своём отбытии именно Тао, что конечно злило Ваге, ведь он тоже был одним из приближённых к Настоятелю. И, тем не менее, именно Тао поручалось управление «Чёрной руки» и решение самых ответственных задач. Последний совместный «турпоход» к источнику приоткрыл для Тао огромное количество завес. Учитель очень многое успел рассказать из того, что прежде не позволял себе озвучить. Он явно знал, что это последние беседы с учениками. Он успел преподать последние уроки. В том числе пояснение того, для чего в организме человека предусмотрен такой момент как статическое электричество.

Тао предстал перед каменной дверью в глубоком тоннеле, уводящем куда-то в сторону центра Земли не имеющем входов. Он основательно потёр ладони, выставил определённую конфигурацию пальцев на руках и прикоснулся кончиками пальцев к пластине на стене увенчанную атрибутами странной письменности. Глухой хлопок раздался неподалёку, и каменная дверь отворилась, Тао вошёл.

Свет проникал в эти тоннели сконструированные рукой неизвестного архитектора по средствам частых отверстий где-то далеко вверху. Лучи солнца пробивались через эти отверстия, отражались в отполированных в определённых местах мраморных вкраплениях и, преломляя поток света, приумножаясь освещал всё вокруг в затерянных в недрах Земли помещениях.

Как только Тао ступил в тайную комнату, дверь за ним закрылась, и освещение осталось только то, которое источает само тело. Через час Тао привык к видимости. Он отметил для себя несколько странных пьедесталов, напоминающие каменные кресла. Тревоги он не чувствовал. Ждал. И вот, спустя ещё пару часов в подземной комнате стали появляться светящиеся сгустки энергии, которые достаточно быстро приобрели человеческие очертания. Тела разместились на каменных креслах.

- Давно сюда не заглядывал человек, - очень непривычным слуху тембром голоса сказал один из представителей светил.

- Да ещё и с таким приношением, - прозвучал второй голос.

- И что примечательно... он совсем не боится, будто знает, кто мы, - заговорил третий силуэт, - но это не так.

- Это честь для меня, предстать сегодня перед Вами, великие Мастера.

- Хм, - прозвучало ироничное сомнение, - Ты не самая великая птица, Тао, чтобы быть здесь.

- И, тем не менее, он здесь...

- Давайте выслушаем его...

Когда голоса умолкли, Тао поклонился и положил печать перед светилами. Никто не произнёс ни звука. Тогда Тао отошёл и промолвил:

- За этим элементом идёт охота. Долгие годы нашим братьям удавалось оберегать печать. Сегодня, похоже, мы не справляемся с этой задачей. Меня попросили подставить печать Вам на суд.

В комнате повисла тишина. Тогда Тао продолжил:

- В мире столько невежества... нельзя чтобы печать попала в руки очернённых в сознании людей. Это приведёт к краху цивилизации. Более достойных хранителей, полагаю нам не найти. Примите печать в своё владение.

Один из голосов ответил:

- Да... путь невежества повсюду раскинул свои плети, но ты принёс печать тому, кто породил этот путь. Мы – это самое страшное зло, которое только возможно в данном мероприятии. То, что происходит на Земле, происходит благодаря нашим действиям и намерениям.

- Та работа, которую мы ведём, - прозвучал второй голос, - нам самим очень не приятна, это великая жертва для нас, созидать путь невежества, однако мы обязаны это делать ради Вас. Всё что мы делаем, а Вы переживаете на Земном опыте – всё согласовано Вами и нами. Люди добровольно пошли на это, и, тем не менее, оставили за собой право выйти из игры в любой момент, в отличие от нас...

- А печать..., - изрёк третий силуэт, -  она не попадает в руки к тому, кто не достоин её держать. Стало быть, тебе её хранить и оберегать, Тао.

Тао поклонился и немного помешкав, взял свёрток.

В углу комнаты проявился ещё один энергетический сгусток, который приобрёл очертания человека, это был Исай.

- Я провожу, - сказал он и через мгновение Исай вместе с Тао очутились недалеко от острога «Чёрной руки».

- Попасть в ту комнату, где ты встретился с ними, дано не каждому. Выбраться же из неё самостоятельно вовсе не возможно. Туда приходило не так много посланников, но уходили далеко не все. Тебе будем считать – повезло.

- Кто ты? – спросил Тао, убирая печать за пазуху.

- Исай. Я из другой плотности, на Землю редко заглядываю. Присматриваю, наблюдаю. Береги её, - кивнул он в район сокрытой  под одеждой печати, - тебе лишь в приближении известно насколько опасна эта штука. Когда придёт время, за ней придёт тот, кто сможет её собрать и применить. А пока – сбереги печать. Твой орден обладает достаточной силой, чтобы дать отпор многим. Теперь это Ваша миссия.

- Так ты наблюдатель...

- Да.

- Расскажешь мне о человеке, Исай? О том, что было, о том кто мы?

- Многое тебе уже известно, Тао, я вижу. Скажу ещё что человеку по тому замыслу который был задуман изначально, не требуется ничего для того чтобы жить столько сколько он захочет. На энергонных планетах, к примеру, пища не предусмотрена, роботизированные существа живут там за счёт внутреннего источника энергии, который сам себя возобновляет и если потребуется - преумножает. Здесь на Земле об этом знали давно, так пошла молва о вечном двигателе. Источник самовозобновляемой энергии существует и существовал всегда, и он не так сложен, как можно себе представить. Он представляет из себя синтез всего лишь двух элементов, но они не входят в известную Вам периодическую таблицу элементов. Человек же по своей природе более изящное существо, ему не требуется даже этот внутренний источник. Человек неспроста рождается и живёт всю свою жизнь внутри планеты, либо перемещается между планет по средствам телепортации. Я говорю именно о телесной оболочке, - пояснил Исай.

- Да, да, я понимаю.

- Дело в том, что планета, к примеру, Земля, представляет из себя ни что иное, как пульсирующий сгусток энергии. Эта энергия преобразовывается в реки, горы, воздух, землю. Всё есть энергия. Эта энергия и питает человека. И питает значительно более полноценно, несоизмеримо более полноценно, чем то, что способны дать продукты какого угодно качества.

- Но для чего человеку дан кишечник и внутренние органы преобразования пищи в энергию?

- Эта система была разработана вовсе не как основная система, и даже не как резервная. Это всего-навсего констелляция предусматривающая возможность получения материального опыта с целью получения эмоций, ощущений, гаммы вкусов. Люди всё перевернули с ног на голову. В игру пришлось включиться нам. Тебе правильно сказали, всё что происходит - это только Ваш выбор... Жизнь на Земле, как и на многих других не самых развитых планетах – это великая жертва, на которую идут все её обитатели, но все мы здесь не зря.

Исай улыбнулся, поклонился и исчез.

***

Дахо дал указание своему племени в срочном порядке разойтись на четыре дня по разным концам джунглей. Сам же вождь остался ждать исполнения пророческого сна, уйдя в медитацию. На второй день к бунгало вождя подступило два темнокожих человека примерно пятидесяти лет визуального летоисчисления. Они уже осмотрели все хижины и поняли, что аборигены спешно покинули облюбованное место. Последним непроверенным местом осталось бунгало Дахо.

- Он здесь, - сказал один из визитёров, так и не заглянув вовнутрь.

- Да... он в медитации, я чувствую. В этот момент его тревожить нельзя, слишком высока плата за подобное деяние. Подождём.

Ближе к вечеру перед визитёрами предстал Дахо. Он сделал приветственный жест, не относящийся ни к одной культуре, гости ответили тем же.

Вождь сделал несколько шагов и опустился на колени, гости сделали то же самое.

- Я ждал Вас, - опустив взгляд, проговорил Дахо.

- Ты знаешь, зачем мы здесь. Давай не будем терять драгоценного времени и бесцельно растрачивать силы.

- Кто бы мог подумать, что спустя тысячелетия потомки Мангаков сойдутся для противостояния, - произнёс Дахо.

- Мы не хотим войны, мы за мир. Но миру нужен сильный руководитель, имеющий власть и могущество. Он сам нас нашёл. Поверь, Дахо, это действительно могущественный правитель, который, так или иначе, добьётся своего. Он предложил нам войти в состав совета, при условии, что мы принесём недостающие элементы печати.

- И много Вы сумели принести?

- Дахо... давай решим вопрос по-хорошему.

- А не то что?

- Ты сумеешь защитить себя, но защитить мир ты не в состоянии. А тебе ведь хорошо известно, какие грядут перемены. Отдай нам недостающее звено. Мы сделаем всё возможное для того чтобы совет придерживался нашего мнения.

- Неужели Вы не понимаете, что как только печать окажется в руках нового правителя, Вы станете ему не нужны.

- Ты слишком плохо относишься к людям, Дахо. Не забывай, что печать создана именно для рук человека.

- Я слишком хорошо отношусь к людям, именно поэтому не намерен подвергать их опасности.

- Ну, довольно. Я вижу, что разговоры ни к чему не приведут. Где печать?

Второй визитёр закрыл глаза и тихо произнёс:

- Её здесь нет.

- Куда ты дел печать Дахо? Лучше скажи, и мы спокойно разойдёмся.

Дахо снял с пальца кольцо и положил его перед собой.

Визитёры ухмыльнулись, оскалив выделяющиеся клыкообразные зубы.

- Выбор сделан, - сказал один из них.

Три потомка древнейшего рода, не предающегося огласке ни в одном источнике, сидели на пустыре у бунгало. Глаза их были закрыты. Дахо едва заметно дышал, Визитёры силились на вдохе. Несколько трещин разомкнули землю между ними. Небо затянуло серыми тучами. Невидимая борьба шла на каком-то тонком плане, при этом тела воинов хранили покой. У одного из визитёров ухом пошла кровь. На земле появилось ещё несколько разломов. Сильный ветер свалил бунгало вождя. Ночь сомкнула под собой три едва различимых силуэта, а ветер развеял тихие, но отдающиеся эхом слова Дахо:

Ты обойдён наградой? — Позабудь!

Дни вереницей мчатся? — Позабудь!

Беспечный ветер в вечной книге жизни

Мог и не той страницей шевельнуть!

Племя стало сходиться на прежнее место обитания в указанный срок. Первые возгласы мольбы почтенных женщин пронеслись у одинокого мёртвого тела вождя лежащего между разломов земли...

***

 

- Так что, ребята, не стоит этим увлекаться, в любом случае рано или поздно, в вашей жизни возникнет ситуация, при которой, не смотря на те, или иные способности, вы окажитесь на развилке и времени размышлять не будет, придётся делать моментальный выбор. Здесь и сейчас. И вот тогда придёт на помощь сердце. Разум часто затмевает своими доводами внутренний слух, тот, что способен услышать шелест утренних звёзд. И, тем не менее, когда придётся выбирать, а доводов для принятия решения не будет – обратитесь к сердцу, - вёл свой урок Гедеон, - оно не подведёт!

- А что если применить в этот момент технику «Я знаю»? – задал вопрос один из послушников ордена.

- Хорошая техника, что и говорить. Скажу, что только благодаря данному принципу я не разучился говорить за 15-ть лет пребывания в единении с природой. Была у меня одна затянувшаяся экспедиция, так вот. Благодаря принципу «Я знаю» мне удалось и с животным миром найти общий язык, да и с миром людей контактировать научился. Просто видишь перед собой человека и тебе уже не важно, какого цвета его кожа или разрез глаз, - ты уже знаешь его язык, даже если его знает лишь один небольшой народ, сокрытый в устье Амазонки. Соединившись с источником, вы можете получить любые знания. Как освоить телепортацию, материализацию, экстрасенсорику, управление стихиями, главной задачей для вас станет тогда способность правильно сформулировать вопрос.

Однако для того чтобы техникой «Я знаю» воспользоваться,  необходимо настроиться на исконную частоту приёма информации. А сможете ли вы это сделать, зависнув над обрывом, цепляясь одной рукой за выступ, имея три огнестрела, отбиваясь ногами от неприятеля и держа второй рукой не то друга, не то врага? На принятие решения осталось меньше секунды! Рука уже соскальзывает с выступа, ещё миг и больше решать не придётся уже ничего...

- Да..., - согласились несколько ребят, - но в данной ситуации и сердце услышать будет не просто.

- Я и не сказал, что будет просто, я всего лишь указал, где в данном случае есть смысл искать ответ.

В помещение заглянула Виктория.

- А, вот вы где. Ребята, всем привет. Гедеон, ну время то уже сколько? Все давно собрались.

- Ох, ты, - глянув на часы, отозвался Гедеон и лихо спрыгнул с импровизированной кафедры. – Заболтались мы сегодня с Вами. Готовьте вопросы, обсудим их на следующей встрече, - крикнул он ученикам и оставил аудиторию.

Все члены правления ордена «Чёрной руки» сидели за круглым столом уставленным яствами. Вернувшись из своего путешествия, Тао не стал никому говорить про печать, ибо то, что знают двое – то знают все. А секретность в данном вопросе определяла возможный срок жизни и качества ордена. Тао негромко резюмировал итоги своего отбытия:

 

От чего так часто гибнут люди?

Почему изматывает боль?

Сомневаюсь, что от праздной скуки

Смерь нас прибирает за собой

 

Верю я, что не простой удачей

Писаны событья мира – дней

Есть определённые задачи

Что выводит нас на румб путей

 

Так чего ж порой так ноет сердце?

От чего так мечется душа?

Если вновь по выложенным рельсам

Катим мы свой поезд не спеша?

 

От того, по сведеньям Востока,

Переданным в знаньях бодхисатв

Что задолго до прихода срока

Сами нарекаем свой устав.

Присутствующие внимательно слушали, каждый что-то для себя открывая из услышанного.

- Давайте поедим, - предложил Ричард спустя минуту молчания.

- Поддерживаю, - отозвалась Тамила, прильнув щекой к плечу Ричарда сидевшего рядом.

Андрей, умиляясь данной картине, перевёл взгляд на Тао, который отметил в голос:

- Да я смотрю, в нашем клане царит мир да любовь... Это здорово. Давайте ужинать.

Молчаливую трапезу прервал Вильям, когда коллеги уже успели приговорить добрую часть угощений.

- Вы знаете, - начал он неуверенную речь на английском, Андрей тут же перевёл, но считывая с мыслей, а не слов, - я никогда не думал, что бывает такая дружественная рабочая атмосфера. Я отдал прежнему месту работы без малого восемь лет. И ещё до этого почти десять лет делал всё возможное для того чтобы попасть на тёпленькое местечко. А когда попал... понял что попал. У нас в стране всё иначе, по крайней мере, в корпорации уж точно всё было совсем не так как здесь. Там был жёсткий режим, иерархическая лестница на всех этапах давала о себе знать. С нами, так как вы здесь общаетесь, никто не разговаривал. Все задания поступали исключительно в приказном порядке, и попробуй только предложить своё видение какого-либо вопроса.

Вильям немного помолчал, потом как-то отрешённо произнёс, перевод продолжил Гедеон:

- Видит Бог, я принёс много горя, будучи в штате корпорации. Многое мне было не по нутру, но я вынужден был делать свою работу, поскольку только так имел возможность развиваться в области передовых технологий, а позже и вовсе это был единственный шанс сохранить жизнь. Вы простите, что я это всё сейчас здесь говорю. Просто... просто здесь у вас... это не корпорация и не острог, это даже не орден, как вы его называете, это большая крепкая семья. А кому ещё можно излить душу, как не семье... Спасибо Вам, что дали мне ещё один шанс в этой жизни. Оглядываясь назад с высоты прожитых лет, я могу твёрдо заявить что то, что происходит сейчас – это лучшее что со мной когда-либо происходило... Я рос с опекуном, дальше колледж, общежитие, работа с проживанием... Только сейчас я узнал, что такое семья. Спасибо.

На глазах Вильяма выступили слёзы. Тао опустил взгляд. Ему, Гедеону и Виктории не обязательно было слушать эту речь, они чувствовали неподдельную благодарность нового члена ордена, которому, наконец, развязали руки и указали приемлемый путь.

- Я слышала, - проговорила Тамила, - Вильям взялся за разработку нового программного обеспечения, способного...

- Ччч..., - прервал её Тао, - пока это ещё... скажем так «военная тайна». Но слухи правдивы. Наша мощь нарастает в геометрической прогрессии и не только в духовной сфере, но и в техногенной. Мы учли слова нашего Учителя Варфоломея. Он сказал как-то мне, что до тех пор, пока наука и духовная сфера не соединятся в едином организме – квантового скачка в развитии не произойдёт. И он начал этот путь единения, а мы его в свою очередь продолжили и преумножили.

Эти слова вызвали всеобщее одобрение, которое отразилось на лицах.

- Кстати, это не единственные изменения, которые принесла нам новая эпоха. Впрочем, возможно кто-нибудь из вас будет против? Предлагаю голосовать. – Заинтриговал Тао. – Правление Варфоломея не предусматривало никаких интимных связей внутри острога. От того оно и было всегда братство «Чёрной руки», что отношение строилось на принципах братства.

- Но братство если уж на то пошло, вообще не предполагает наличие женской составляющей в ордене. Как такое может быть? – спросила Виктория.

- Всё верно, - ответил Тао. В составе руководящего звена прежде никогда не было в оккультных сообществах женского начала. Зная могущество женщины изначальное, много веков назад мужчины сфабриковали гонения «слабого» пола. Оклеветали и вознесли на всеобщее обозрение те черты женщины, которые вырвали из контекста и спроецировали за основу.

- Иными словами мужчины попросту испугались, что женщина по природе своей сильнее их и сделали всё, чтобы не допустить женской власти? – уточнила Тамила.

- Не просто сильнее, Тамила, а сильнее в разы. Поэтому да... Самоутвердиться за счёт искусственного принижения другого – это чисто по-мужски. Так и повелось, - ответил Гедеон.

Виктория понимающе склонила голову.

Тао продолжил:

- По этой причине в верха власти, особенно таких организаций, как структуры оккультного знания женщин не допускали. Поначалу девушек даже не принимали в качестве послушниц. В орденах был исключительно мужской контингент. Отсюда пошло братство, но опять же главенствующим было в этом термине не наличие мужчин, а именно братская порука, поддержка и отношение. Со временем, конкуренция между оккультными сообществами и раздел мира породил необходимость в более совершенном оружии, нежели были на тот момент. Так на арену впервые была выпущена женщина-воин. Она отличалась не только энергетической мощью, способной сублимировать её в любую реализацию, но и особенной жестокостью.

- Увы, Тао прав, - подтвердила Виктория. – Женщина по природе своей дитя любви, но зная изнутри, через что проходит в ордене девушка... Жестокости не миновать в исходе подготовки.

- Конечно, - пояснил Тао. Девушек стали принимать на обучение, и не абы каких девушек. Тщательный отбор вёлся во все времена, но за женским началом вёлся особый контроль. Мозги им правили самым изощрённым образом, подавляли волю и уничтожали личность, получая на выходе универсального бойца с неистовой силой и могуществом, преданного своему делу настолько, насколько это только можно вообразить.

Все присутствующие перевели взгляд на Викторию.

- Я не предала орден «Креста», не смотрите на меня так. Лишь после нескольких попыток ликвидировать меня со стороны моих же наставников я сумела изменить парадигму. Один Господь знает, каких усилий мне стоила самостоятельная перезагрузка системы мышления. И заметьте, я даже сейчас не намерена действовать против тех, кто меня такой сделал. Пусть развиваются и дальше, просто уже без меня. Мой дом отныне здесь.

- Ты большая молодец, Виктория, - отметил Тао. – И тебе нет необходимости оправдываться, ибо мы все разделяем и уважаем выбор сделанный тобой. Мы искренне рады, что ты с нами. Итак! Сегодня женское начало в нашем составе имеется на всех уровнях, что далеко не все кланы могут себе позволить. Это приятно. Я предлагаю внести ещё один кардинальный элемент, способный качественно изменить нашу структуру в позитивную сторону. Кто за то, чтобы разрешить браки внутри ордена с последующим рождением детей?

- Я даже представить боюсь, какая гремучая смесь может получиться из таких вот родителей, -  опасливо качая головой, проговорил Андрей.

- В том то весь и замысел, - кивая, ответил Тао. Впрочем, не весь. Я вижу, что в нашем кругу сформировалось две прекрасные пары.

Виктория прильнула к Гедеону, а Тамила к Ричарду.

- И я не вижу причин сдерживать этих прекрасных людей. Ричард, Вильям, если что - не теряйтесь, у нас в остроге много шикарных девиц. Мы становимся настоящей семьёй! Кто за принятие нововведения?

Решение было принято восторженно и единогласно!

Тао встал, с доброй улыбкой окинул всех присутствующих взглядом, поднял бокал и начал считать:

- Вильям, Гедеон, Виктория, Ричард, Тамила, Андрей и я. Нас семеро. Семь Я. За семью, родные!

***

Спустя какое-то время Исай заглянул на Землю и, наблюдая за ней, отметил позитивные изменения. Он проявил любопытство к становлению Ефима, тот очень внимательно и осторожно подходил к новой миссии, формирования своего ордена. Намерение у него было достойным. Ваге обосновался у подножья Алтайских гор. Женился, стал отцом троих детей, развил натуральное хозяйство. Орден «Чёрной руки», тоже не был обойдён вниманием. Жизнь здесь кипела как никогда прежде. Тао активно познавал себя и общую сущность человека. И очень здорово продвинулся в этом русле. Зеркало Варфоломея изменило свою форму и цвет, лишившись грубых форм, а спустя несколько лет, приятное отражение в зеркале впервые сказало Тао:

 – «Привет».

На тонком плане Исай отметил в преобразовавшемся до неузнаваемости ордене невиданную прежде ни в одном оккультном сообществе превалирующую долю любви, что не могло его не радовать, равно как и те звуки барабанов, доносящиеся из созвездия «Лебедь», которые не прекращали ласкать его слух. Правда, в этот раз их порождал уже другой барабанщик...

Послесловие

Андрей поставил точку и перевернул последнюю страницу своей рукописи. С занятным видом улыбнувшись, он сказал:

- Как бы я не старался передать суть минувших событий, мне ещё очень далеко до того, как это просто и легко делал Тихон.

Отложив в сторону пятую часть «барабанщика», парень подошёл к книжной полке. Достал оттуда первую книгу справа, а из книги в свою очередь достал затёртый лист.

Андрей сел на диван, что-то себе припомнил и, развернув лист, прочитал:

Спасибо Вам друзья, за то, что ещё будет

За все с трудом пройдённые пути

За доблесть честь и святость, что восторжествует

По ходу пьесы сложенной судьбы

 

Есть сказы, что скрывать уж, суть которых

Как не крути - не стоит продолжать

Не исключенье смысл  наших игр томных

Отложим «перья», будем время очевидцев  уважать

 

Спасибо всем, кто был со мною рядом

Кто не лукавил взор, открыто видел путь

Таких, по совести сказать, не легион отрядом

Но именно к иным душа и просит льнуть

 

Насилу погуляли мы в скитаньях

Всего и не упомнишь, столько троп

Исхожены просторы мирозданья

Ты чувствуешь, мой друг, усталость ног?

 

Почувствуешь ещё, какие твои годы

У перепутья встанешь в должный час

Сорвёшь с петель катализаторы свободы

Узреешь истинную сторону прикрас.

 

«Алексею и Андрею, моим верным помощникам

в прекрасной достойной миссии на Земле».

Тихон

КОНЕЦ

Добра Вам и Света!!!

Николай Лакутин

 

В пятой части книги были приведены стихи Омара Хайяма и Николая Лакутина.

 

Обложка книги разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.

Официальный сайт автора http://lakutin-n.ru

 

 

Прочитано 2597 раз Последнее изменение Среда, 29 Января 2020 08:55

Поделиться с друзьями

Николай Лакутин

Группа вконтакте

Последнее в блоге